Гази Барадж тарихы. Глава 3. Время булгарских балтаваров

Место поселения булгар между устьем Бури-чая и Джалдой, где находились города румцев, Бел-Кермек назвал Алтыноба - в память об осаде Алтын Баша. Оставленный лагерь потом стал городом, который местные ульчийцы называли Галиджем, а булгары - “Учулы” (“[Город] Трех Сыновей [Атилле]”).

А после Бел-Кермека балтаваром булгар был его сын Джураш Масгут, а после него - его сын Татра, а после него - его сын Боян-Чельбир, а после него - его сын Тубджак, а после него - его старший сын Арбуга Юрган, а после него - его младший брат Албури... 

Еще при Бел-Кермеке в Саклан ворвались сабары, которых булгары звали по-саклански сабанами. От них пошел наш язык, который персы ошибочно называют кыпчакским, ибо сами кыпчаки восприняли его у кыргызов и при этом еще изрядно испортили. Тех же сабанов, которые остались в Туране, стали чаще всего называть баджанаками. Их язык, как я уже писал, постепенно стал похож на язык узов или тюркмен, и Всевышний внушил Микаилю сделать именно этот язык нашим письменным языком, наряду с арабским. Кашанцы называли его булгарским тюрки, а тюркмены - “туран теле”...

Родиной сабаров было Семиречье, откуда их изгнали авары - последний осколок хонов, оставшихся было в Хине. Но эти беженцы в Саклане повели себя не лучше своих гонителей и избили многие хонские роды. Часть здешних хонов они загнали за горы Каф, где те образовали свое бекство Хонджак. Других же хонов сабары вытеснили в Джураш, где они принуждены были примкнуть к булгарам...

Мурдасы, ненавидевшие хонов, соединились с сабарами и хотели покончить с хонами и принявшими их булгарами, но Бел-Кермек породнился с беком страшных для мурдасов масгутов и спас этим свой народ от истребления...

Сын Бел-Кермека - от дочери масгутского бека - Джураш по прозвищу Масгут служил то одному, то другому сабарскому беку и получил за это земли между Сулой и Джалдой... Будучи по природе добрым, он выкупил у сабаров сто хонских биев и большое количество их людей и присоединил их к булгарам под именем сюрбийцев (сербийцев)...

Сын Масгута Татра прославился удачными набегами на Рум, которые совершал при помощи подвластных ему ульчийцев...

В период правления сына Татры Боян-Чельбира в Саклан пришли изгнанные хазарскими тюрками авары. Сабары, панически боявшиеся их, притихли, а наши булгары, наоборот, подняли голову... Боян-Чельбир побратался с хаканом авар Тубджаком и дал его имя своему сыну, а тот взял себе имя Бояна. Вслед за аварами появились их гонители - хазарские тюрки, но булгары вместе с аварами в ожесточенном сражении отбросили их от Сулы и Бури-чая. Тюрки отступили, но увели с собой часть джалдайских булгар и разрешили им образовать в Джураше собственное бекство Бурджан для охраны своих владений с юга. Ведь булгары со времени Кан-Дэрэйской битвы считались самыми умелыми и отважными воинами в мире. Этих булгар поэтому стали называть бурджанами, а возглавил их старший сын Боян-Чельбира Атрак.  Западных же булгар Боян-Чельбира, оставшихся в зависимости от аварских хаканов, стали называть кара-булгарами, то есть западными, а не черными, как разумели тюрки. Ведь булгары называли запад “кара”, восток - “ак”, север - “кук”, а юг - “сара” или “сары”...

Сын Боян-Чельбира Тубджак воевал на стороне авар с Румом и подчиненными румцам ульчийцами. В то время как авары беспощадно убивали ульчийцев, булгарский балтавар щадил их и вывел из Рума в свои владения до двухсот тысяч. Этих булгарских ульчийцев стали называть анчийцами (анчылар), то есть “пограничными”, “окраинными”, так как они были поселены на северных рубежах бекства (бейлика) Кара-Булгар - в Учулы и на Бури-чае. Хакан авар вначале относился к этому с раздражением, но когда по приказу Тубджака анчийцы сделали несколько сот лодок и успешно сразились на них с румцами, смягчился и оставил их в покое...

В 605 году Тубджак, прокняжив 15 лет, скончался, оставив своему старшему сыну Бу-Юргану обширное бекство от Учулы до реки Аксу и от Кук-Куянтау до Джалды. А новому балтавару Кара-Булгара очень скоро не повезло. Хакан авар осадил один румский город, и, как всегда, первыми на приступ его пошли анчийцы, а за ними - булгары. Когда хакан решил, что силы защитников сломлены, то велел булгарам уступить место своим аварам. Но румцы разбили авар, и хакан в ярости обвинил в поражении Бу-Юргана и велел поднять на трон балтаваров Кара-Булгара младшего сына Тубджака - Албури. Смещенный Бу-Юрган ушел с частью булгар в румскую часть Джалды и нанялся на службу тамошним румцам. Он отличался такой необыкновенной силой, что был прозван Ар-Бугой.

Его пребывание на румской службе было недолгим, ибо власть аварского хакана вскоре после его поражения пошатнулась, и он смог вернуться на свою любимую реку Буга-Идель. Сам балтавар кочевал между реками Бурат и Буга-Идель, а ставкой имел аул Кашан. Старший сын Албури - Курбат кочевал тогда между сакланским аулом Аскал на Бури-чае и аулом Харька на Аксу и ставкой имел аул Балтавар...

В 618 году обезумевший аварский хакан позвал к себе Албури будто бы для переговоров и вероломно казнил его в своей ставке за нападение анчийцев на авар. Между тем авары сами напали на галиджийских ульчийцев и угнали их скот. При этом несколько авар было убито сопротивлявшимися разбою анчийцами, что позволило сардару авар выдать себя за жертву ульчийского нападения... Перед поездкой Албури к хакану Бу-Юрган увидел во сне кусок красной материи, в которую заворачивали покойников асы, и наконечник копья. Проснувшись, он в тревоге сказал брату: “Тангра сделал меня бояром и явил мне во сне знаки несчастья: красную материю для покойников и наконечник копья, на который насаживают головы убитых. Это указывает на то, что тебя в ставке хакаиа ждет смерть. Не езди туда!” Албури не послушал его и погиб. А народ признал Бу-Юргана бояром или аскалом, то есть прорицателем...

Когда весть об убийстве дошла до булгар, Бу-Юрган отправился в Рум и заявил там о том, что Кара-Булгар разрывает всякую связь с аварами и готов к заключению союза с Румом против них. Обрадованный румский кан тут же признал бека независимым балтаваром Кара-Булгара и заключил с ним союз... Когда Ар-Буга прибыл к своему народу, то бии хотели тут же поднять его на булгарский трон. Но Бу-Юрган ценил звание бояра больше, чем канский титул и так сказал людям: “Народ, конечно же, волен сам выбирать себе правителей, но не из бояров, назначаемых Тангрой...” По его совету булгары избрали своим балтаваром сына Албури, Курбата по прозвищу Башту, который тут же стал готовиться к войне с аварами. По приказу Курбата его младший брат Шамбат в 620 году возвел на месте аула Аскал на горах Куянтау город Башту и выступил из него во главе большого отряда из булгар, анчийцев и сакланов-русов на врага. Ему удалось быстро разгромить авар и захватить их страну. В этом ему помогли местные ульчийцы, а также башкорты, которые звали себя “хонтурчы” (хонтурчийцы) и были недовольны правлением аварского хакана. Но вслед за этим Шамбат провозгласил себя независимым правителем, а государство свое назвал Дулоба, то есть “Кочевищем Дуло”. Курбат, узнав об этом, велел брату вернуться на его службу, но тот отказался и получил от Башту прозвище “Кый” (“Отрезанный”, “Отделившийся”).

Шамбат сидел в Дулобе тридцать три года и стяжал себе громкую славу победами над фарангами и альманцами. Служить под его знамена приходили и артанцы, и байлакцы, и галиджийцы, и аварские ульчийцы, и сакланы, и хонтурчийцы. Но все же, в конце концов, он был разбит фарангами и вернулся на службу Курбату. Балтавар велел Шамбату занять прежний пост - губернатора Башту...

Жители города настолько любили его, что назвали цитадель Башту его именем - “Шамбат”, а весь город - его прозвищем “Кый”. И сейчас анчийцы называют Башту “Кыем”...

Пока Шамбат воевал в Дулобе, Курбат неутомимо расширял пределы Ак Булгар Йорты. Воспользовавшись смутой в Туранской Орде, он выбил хазарских тюрков из Джураша и стал хозяином всего, что находится между Сулой и Иделью. Из стремления еще больше унизить разбитых аварских и туранских правителей Курбат, наряду с титулом кана, принимает их титул хакана...

Балтавар кочевал между городом Банджа на Азакском море и ставкой Хорысдан, которую называли и Батавыл, то есть княжеской ставкой... На обратном пути хакан непременно посещал ставки Тиганак и Балтавар и находившееся от нее [него, них] в дне пути место захоронения Бу-Юргана. А мать этого знаменитого бояра была из юрганского рода хонского племени хот или хотраг. А в древности это племя называлось сохот или, по-сербийски, хол, но затем слово это приобрело форму хот или хотраг. А из всех хонских племен только племя утиг или утяк могло соперничать по силе и численности с хотрагцами. А после разгрома хонов чинцами, тюрками и сербийцами, при кане Тигане по прозвищу Хин-Батыр, хоты и утиги разбежались в разные стороны. Хоты поселились на реке Соб или Собол (Субыл), ее правом притоке Байгул и ее левых притоках Сасы-Идель и Тора-су. А Собол впадает в Чулманское море. Кар дингезе и Кара дингез являются всего лишь заливами этого громадного моря. Имя великой реки Собол дали потомкам хотов, которые осели в ее области и во главе с бием Тубой, вместе с кара-оймеками, вошли в Державу в правление Колына и его сына Анбала. А так как отсюда привозили лучших в мире куниц, то и они от нас получили название “собол”.

Впрочем, по поводу происхождения названия соболей Абдаллах бинэ Башту рассказал и такую историю.

При балтаваре Алып-бие - деде Айбата - булгарский купец Тойма по прозвищу Тура отправился в землю башкортов, называемых также сэбэрцами. Побыв там, он поехал дальше на север и оказался в стране урцев. А сейчас урцы живут на самом краю Земли, на берегу Чулманского моря, а некогда они обитали в провинции Тубджак и на юге провинции Ура. А часть сэбэрцев заняла их земли и оттеснила их на север, но присвоила их имя “ура”, вводящее в заблуждение многих. Урцы были весьма пугливы, ибо все соседи обижали их, а им самим проливать людскую кровь запрещали их обычаи. Вследствие этого урцы во время торговли оставляли свои товары под священным деревом и скрывались в зарослях, а приезжие купцы клали против их товара свой. Если урцы после ухода купцов забирали привозные вещи, то сделка считалась заключенной и купцы могли забирать урский товар... К приезду Тура-Тоймы урцы смогли приготовить лишь отборных соболей. Купец же, помимо нужных на севере товаров, привез им великолепные румские и персидские одежды и посуду. Урцы забрали все это и были так счастливы приобретенным, и так боялись обидеть своим скудным товаром купца, что их аксакал надбавил соболей и отважно остался на виду на некотором расстоянии от дерева. Но Тойма остался весьма доволен соболями и, отъезжая, взмахнул шкурами и дружески крикнул дрожащему от волнения старику: “Сау бул!” Урцы подумали, что “сау бул” или, как они произносили это слово “собол” или “тобол”, по-булгарски значит “соболь” и с той поры всем, приезжим купцам предлагали в качестве самой ценной своей вещи соболей и называли их “собол”. И наши будто бы стали называть соболей словом “собол”, а через наших - ульчийцы, альманцы, франги и алтын-башцы. История эта очень занимательна, но тебир Абдаллах славился слабостью к сочинительству и пересказами чужих фантазий, и поэтому полностью довериться его сведениям мы не можем.

Но при всем при этом, Абдаллах сообщал и верные сведения. Так, купец Туймас сообщал, что Тойма - его действительный предок, добиравшийся в своих путешествиях до места будущих аулов Мэнхаз и Сурхот. Когда Тойма умер, то бий сэбэрцев Эсег (Эсэк), из почтения к кану хонов, велел похоронить его на правом берегу Агидели напротив своей северной ставки. А речку, на которой купца постигла смерть, с той поры стали называть Тойма-су. Также и один из урских родов взял в память о нем его имя Тойма...

А утиги поселились западнее хотов, между Иделью и Агиделью. Здесь они смешались с мурдасами и восприняли от них земледельческие навыки. Свою область и реку, протекавшую по ней, они назвали Хинель - в память о своем прежнем местожительстве. А позднее Хинель превратили в Кинель...

Вскоре после этого расселения бывший полководец Хин-Батыра Кама-Тархан стал царем утигов и покорил все соседние арские племена и хотов. Свое государство он назвал “Атиль”. Его потомки правили здесь триста лет, а когда к Буляру прибыл со своими хонами Булюмар или Булюмбар, то они передали ему... свое государство... Булюмбар назвал Атиль Бакилем или Буляром и правил здесь тридцать лет. Он правил бы Буляром и дольше, но наступила страшная зима, а вслед за ней - бескормица. Погиб почти весь скот и многие люди. Желая предотвратить гибель всего народа, Булюмбар повел людей дальше на запад. В свои телеги хоны запрягали женщин мурдасов, ибо распространился слух, что именно они своим волхвованием вызвали вначале суровую зиму, а потом - засуху. Вместе с хонами ушли многие хоты и утиги, и в Кара-Булгаре дали многим рекам и местностям названия своей родины: Бозаулый, Самар, Тиганак, Орель, Агидель, Хингул и другие.,. А оставшиеся в Хине хоны или холы были в конце концов подчинены сербийцами и взяли их имя. Племя мэнхол и его род Тингиз или Чингиз идут от этих хонов. ..

Старший сын Курбата Бат-Боян кочевал между Джалдой и средним течением реки Буга-Идель, причем одна часть его народа поднималась по левой стороне реки, а другая - по правой...

Младший сын Курбата, Атилькэсэ по прозвищу Аспарух кочевал между Бурджаном и Бехташем, а утиги и мурдасы также подчинялись ему. Основная ставка его была в городе Бурджан на юге Джураша. Он был очень дружен с дядей - Шамбатом, сидевшим улугбеком Башту в окружении верных ему булгарских и сакланских биев и анчийских бояров. Эта привязанность очень не нравилась Курбату, всегда подозревавшему брата в готовности к измене, почему Атилькэсэ достался самый дальний от Кыя удел...

Пока был жив такой хакан, в стране было спокойно. Но едва в 660 году его постигла смерть, как Шамбат при поддержке Атилькэсэ ополчился на нового хакана Бат-Бояна с целью завладения троном. Они позволили ему править более или менее спокойно только три года, после чего начали против него открытую войну. Так как Курбат перед смертью запретил булгарам сражаться друг против друга, то Шамбат напал на кана с ак-балынскими ульчийцами и сакланами-урусами, а Атилькэсэ - с мурдасами, масгутами, тюрками и наемным отрядом тюркмен...

Война шла несколько лет. Атилькэсэ удалось разбить сабанов Бат-Бояна, после чего он разгромил Ас-Банджу и вместе с Шамбатом осадил хакана в Джалде. При этом людьми бека, особенно мурдасами, было убито и немало булгар кана. Это вызвало большое недружелюбие между черными булгарами и этим сакланским племенем. Хакан пожаловался Атилькэсэ на действия его людей, но тот издевательски ответил: “Мурдасы не могли отличить твоих булгар от сабанов - ведь они говорят на сабанском языке...”

Пять лет Шамбат при поддержке Атилькэсэ осаждал Джалду и считался на остальной части Саклан-Булгарской державы хаканом.

В разгар этой осады вновь усилившиеся тюркские хаканы напали из-за Агидели на Саклан. Говорят, через реку из Тюркистана переправилось тогда 150 тысяч куманов, тюркмен-кук-огузов и кыргызов, объединенных именем основателя Тюркской державы Хазара. Шамбат с Атилькэсэ бросились навстречу врагу, но были разбиты и бежали с частью своих в Башту.

Разгром этот произошел вследствие того, что во время битвы джурашские тюрки, мурдасы и утиги перешли на сторону хазар, а сербийцы бежали на север и укрылись в сурских лесах. Хазарам досталось большое количество пленных бурджанских булгар, которых они заставили воевать на своей стороне.

Джалдайские булгары были так обозлены на прочих, что хотели тут же добить разбитых соплеменников в Башту. Но благородный Бат-Боян не дал воли своим чувствам и повел кимерцев на хазар. Противники съехались на реку, которую наши называли Алмыш, а кыргызы - Кельмес, и хакан Бат-Боян предложил вождю хазар Калге вернуть незаконно взятую им территорию Саклана. В ответ Калга велел своим переправиться через речку, и вспыхнула ожесточенная битва. Тангра помог своим рабам и заставил вождя бурджан Хумыка присоединиться к своим соплеменникам, вследствие чего булгарам, при поддержке отчаянных храбрецов - анчийцев, удалось одержать полную победу. С обеих сторон пало 90 тысяч воинов, из которых 50 тысяч были хазарами, а Калга был зарублен Хумыком, и с той поры хазары называли речку Алмыш “Калга”.