Волжские булгары

Введение

Если историю представить как некоторое систематизированное описание прошедших в жизни народа, страны и государства событий, то остается возможность придти к каким угодно выводам, ибо нет теоретико-мето­до­ло­гических рамок, вытекающих из исторических закономерностей, которые позволяют направить мышление исследователя к истине. Именно данное обстоятельство нередко превращает историческую науку в служанку идеологии и политики. Но нет исследователей, которые бы отрицали существование исторических закономерностей. Тем не менее немало историков яростно сопротивляется проникновению в описание исторических  событий методологических требований, формулируемых на основе теорий, объясняющих исторический процесс. Одна из причин данного обстоятельства, видимо, заключается в том, что в таком случае история становится наукой и ее уже нельзя произвольно использовать в оправдание тех или иных идеологических установок.

1.1. Великая Болгария: начало истории и культуры

Все, что име­ет на­ча­ло,  име­ет и свой ко­нец.  Этот аб­со­лют­ный прин­цип фи­ло­со­фии дей­ст­ву­ет во всех сфе­рах ма­те­ри­аль­ной  действи­тельности,  в т.ч.  и в эт­ни­че­ских про­цес­сах.  Все ре­ки,  ма­лые и боль­шие,  на­чи­на­ют­ся с ру­чей­ка.  Так и эт­но­сы, их эт­но­ноо­сфе­ра, в ко­то­рой отра­жается все,  что с ни­ми свя­за­но, - лю­бые со­бы­тия, фак­ты, дви­же­ния мыс­ли и де­ла  име­ют  свое на­ча­ло.  За­ро­ж­даю­щая­ся эт­но­ноо­сфе­ра высту­пает сис­те­мо­об­ра­зую­щей си­лой эт­но­са, ко­то­рый дол­жен про­явить мак­симум ма­те­ри­аль­ных и ду­хов­ных уси­лий, что­бы пре­вра­тить­ся в мо­гу­чий на­род.  На­род мо­жет по­гиб­нуть,  ис­чез­нуть,  но на­ко­п­лен­ное им ду­хов­ное бо­гат­ст­во,  от­ра­жен­ное в эт­но­ноо­сфе­ре, не про­па­да­ет,  но пе­ре­да­ет­ся дру­гим эт­но­сам, ко­то­рые яв­ля­ют­ся ду­хов­ны­ми сы­новь­я­ми ис­чез­нув­ше­го на­ро­да.  Та­ким об­ра­зом,  в эт­ни­че­ской ис­то­рии су­ще­ст­ву­ет два ви­да род­ства - кров­ное и ду­хов­ное. По­след­нее важ­нее, ибо оно фор­ми­ру­ет об­раз на­ро­да.

1.2. Новая родина: Волжская Булгария

Од­ну из сво­их книг Л.Н.Гу­ми­лев на­звал “Ко­нец...и вновь на­ча­ло”.  Та­кое на­зва­ние как нель­зя луч­ше ха­рак­те­ри­зу­ет соз­дан­ную  им пассио­нарную тео­рию эт­но­ге­не­за. Ко­гда на од­ной тер­ри­то­рии ска­п­ли­ва­ют­ся пред­ста­ви­те­ли раз­лич­ных эт­ни­че­ских суб­стра­тов и пас­сио­нар­ный “тол­чок” сплав­ля­ет их в еди­ное це­лое,  то вновь воз­ник­ший эт­нос начи­нает свою жизнь по за­ко­нам эт­но­ло­гии, из­ме­нить ко­то­рые не во­лен ни­кто - “ни царь и ни ге­рой”.  Внут­рен­ний им­пульс, по­лу­чен­ный им при рожде­нии,  да­ет ему воз­мож­ность прой­ти пред­на­зна­чен­ный ему путь,  в об­щих “фи­зи­че­ских” чер­тах оди­на­ко­вый с дру­ги­ми,  а в ча­ст­ной,  эт­ни­че­ской ис­то­рии от­ли­чаю­щий­ся от дру­гих, как две кар­ти­ны с раз­ны­ми сю­же­та­ми, на­ри­со­ван­ные мас­те­ром на хол­сте мас­ля­ны­ми  крас­ка­ми.  На­чаль­ный  этап  ро­ж­де­ния и раз­ви­тия эт­но­са - фа­за подъ­е­ма,  ко­то­рый име­ет два пе­риода - ин­ку­ба­ци­он­ный,  ко­гда внут­рен­нее бро­же­ние рас­став­ля­ет всех по сво­им мес­там,  и яв­ный, ко­гда уже еди­ное и упо­ря­до­чен­ное це­лое да­ет о се­бе знать внеш­не­му ми­ру.

2.1. Исторические и культурные достижения Волжской Булгарии

Начало XI в. ознаменовалось  переходом  булгарского этноса  в ак­мати­ческую фазу, когда пассионарное напряжение достигло наивысшего уровня. Этнос во всех уровнях в основном возглавляли пассионарии жертвенного типа, которые направляли свою энергию на расширение ареала его расселения,  поднимали многоотраслевое хозяйство страны, развивали мате­риальную и духовную культуру народа. В этой фазе в со­став населения Булгарии  вошли  многочисленные племена: веда (чуваши),  черемисы (мари), ары (удмурты), башкиры, кипчаки, мордва, хазары и другие, тем самым булгарский  этнос  превратился фактически  в суперэтнос.  Булгарское государство стало общим для всех населявших его народов. Активность этноса возросла, что привело  к  росту  совер­шаемых  им деяний во всех сферах жизни,  как внутри страны, так и в контактах с соседями. Господствующей религией в Булгарии был ислам,  но ни христиане, ни язычники в стране не подвергались гонениям офи­циально  со  стороны  государства.  В стране складывалась оригинальная культура на базе местных традиций и привнесенных с исламом арабо-персидских  влияний. 

2.2. Распространенность булгарской культуры: ясы - часть булгарского мира

Ин­те­рес­на судь­ба тех бул­гар,  ко­то­рые по­сле рас­па­да  Ве­ли­кой Бол­гарии ос­та­лись на Се­вер­ном Кав­ка­зе, в При­азо­вье, на Ниж­нем До­ну и на Се­вер­ном При­чер­но­мо­рье. В то вре­мя как ушед­шие на Сред­нюю Вол­гу  и Ниж­ний Ду­най бул­га­ры об­ра­зо­ва­ли свои го­су­дар­ст­ва на раз­лич­ной рели­гиозно-идео­ло­ги­че­ской ос­но­ве: пер­вые вос­при­ня­ли ис­лам, а вто­рые - хри­сти­ан­ст­во, мно­го­чис­лен­ные пле­ме­на ос­тав­ших­ся бул­гар не смог­ли объ­е­ди­нить­ся и соз­дать свое  го­су­дар­ст­вен­ное  об­ра­зо­ва­ние, ибо находи­лись в фа­зе спа­да пас­сио­нар­но­го на­пря­же­ния, в фа­зе об­ску­ра­ции. В даль­ней­шем в си­лу раз­лич­ных при­чин,  как внут­рен­не­го, так и внеш­не­го ха­рак­те­ра, они пе­ре­мес­ти­лись в раз­лич­ные ре­гио­ны Юго-Вос­точ­ной Ев­ропы:  од­ни из них  уш­ли  в  Кав­каз­ские  го­ры (пред­ки бал­кар­цев и кара­чаевцев), дру­гие - на се­вер, за­се­лив поч­ти весь бас­сейн ре­ки Дон с Се­верным Дон­цом, тре­тьи - оби­та­ли ме­ж­ду Ки­ев­ской Ру­сью и Чер­ным мо­рем. В IX-X вв. ви­зан­тий­ский им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Баг­ря­но­род­ный в сво­ем  со­чи­не­нии  и  древ­не­рус­ская ле­то­пись на­зы­ва­ют их “чер­ны­ми бол­га­ра­ми”,  а ара­бо-пер­сид­ские ав­то­ры - “внут­рен­ни­ми бол­га­ра­ми”. Ин­тересна их судь­ба в том от­но­ше­нии, что они, ока­зав­шись в по­ле притя­жения эт­но­ноо­сфер ок­ру­жаю­щих их на­ро­дов, в даль­ней­шем по­те­ря­ли свою еди­ную эт­но­ноо­сфе­ру и во­шли  в  ка­че­ст­ве  эт­ни­че­ско­го  суб­стра­та  в со­став мно­гих на­ро­дов, пре­ж­де все­го ук­ра­ин­цев и рус­ских.  И немно­гим из них уда­лось со­хра­нить  се­бя до на­ших дней под на­зва­ни­ем там­бовских,  пен­зен­ских, мор­дов­ских и не­ко­то­рых дру­гих та­тар. И по­те­ря­ли они свое эт­ни­че­ское  ли­цо  не в ре­зуль­та­те во­ен­но­го раз­гро­ма или завое­вания,  а в си­лу эт­но­ноо­сфер­но­го влия­ния дру­гих на­ро­дов.