Заключение

На Сред­ней  Вол­ге  и  в При­ура­лье,  где из­дав­на жи­вут булгары,  баш­ки­ры, уд­мур­ты, чу­ва­ши и ма­рий­цы соз­да­лась уни­каль­ная си­туа­ция. Ес­ли с баш­ки­ра­ми, уд­мур­та­ми и ма­рий­ца­ми от­но­си­тель­но все яс­но, то во­прос про­ис­хо­ж­де­ния волж­ских та­тар и чу­ва­шей вы­зы­ва­ет  ожес­то­чен­ные  спо­ры, ко­то­рые  воз­ник­ли  еще  во  вре­ме­на В.Н.Та­ти­ще­ва,  а за­тем с но­вой си­лой во­зоб­но­ви­лись в на­ча­ле ХХ в. в свя­зи с опуб­ли­ко­ва­ни­ем в 1902 г. ста­тьи Н.И.Аш­ма­ри­на “Бол­га­ры и чу­ва­ши”.  В сво­ей кни­ге “Волж­ские бул­га­ры и их по­том­ки”, вы­шед­шей в Ка­за­ни в 1993 г.,  М.З.За­ки­ев и Я.Ф.Кузь­мин-Юма­на­ди убе­ди­тель­но по­ка­за­ли, что един­ст­вен­ное до­ка­за­тель­ст­во аш­ма­ри­ни­стов о том, что по­том­ка­ми волж­ских бул­гар яв­ля­ют­ся чу­ва­ши, ос­но­ван­ное на язы­ко­вых дан­ных,  не  под­твер­жда­ет  ука­зан­ное  по­ло­же­ние.  Лин­гвис­ти­че­ские изы­ска­ния го­во­рят о том, что со­вре­мен­ный язык ка­зан­ских та­тар яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том ес­те­ст­вен­но­го раз­ви­тия древ­не­бул­гар­ско­го  язы­ка.  Ав­то­ры от­ме­ти­ли  не­дос­та­точ­ность од­ной лишь лин­гвис­ти­ки для ре­ше­ния про­ис­хо­ж­де­ния то­го или ино­го эт­но­са. Для это­го не­об­хо­ди­мо при­влечь весь ком­плекс на­ук,  изу­чаю­щих эт­но­ге­нез - ан­тро­по­ло­гию, эт­но­гра­фию, ар­хео­ло­гию и дру­гие ис­то­ри­че­ские дис­ци­п­ли­ны[i].

Про­ис­хо­ж­де­ние волж­ских та­тар за­ту­ма­ни­ва­ет­ся тем  об­стоя­тель­ст­вом,  что  ос­нов­ное на­се­ле­ние Зо­ло­той Ор­ды со­став­ля­ли по­лов­цы и чер­ка­сы, ко­то­рые сме­шав­шись с не­боль­шим ко­ли­че­ст­вом мон­го­лов, ко­неч­но,  свое  эт­ни­че­ское “ли­цо” не по­те­ря­ли,  но, тем не ме­нее, это да­ло за­пад­ным ав­то­рам ос­но­ва­ние на­зы­вать их  та­та­ра­ми,  как  бы­ло при­ня­то  ими  име­но­вать их по­ко­ри­те­лей мон­го­лов.  Рус­ские так­же в даль­ней­шем ста­ли при­ме­нять на­име­но­ва­ние та­та­ры, рас­про­стра­нив его за­тем на все тюрк­ские на­ро­ды. Так как бул­га­ры,  по­лов­цы и чер­ка­сы бы­ли род­ст­вен­ны­ми на­ро­да­ми, то име­ли бо­лее тес­ные свя­зи в со­ста­ве Кип­чак­ско­го цар­ст­ва,  как на­зы­ва­ли Зо­ло­тую Ор­ду вос­точ­ные ав­то­ры. По­сле па­де­ния Боль­шой ор­ды на Вол­ге боль­шин­ст­во по­лов­цев и чер­ка­сов,  сре­ди  ко­то­рых к это­му вре­ме­ни уже креп­ко обос­но­ва­лось пра­во­сла­вие и вме­сте с ним про­ник­ли рус­ский язык и  рус­ские  обы­чаи, все  бо­лее под­па­да­ли под влия­ние эт­но­ноо­сфе­ры рус­ских.  Не­боль­шая часть по­лов­цев и чер­ка­сов, ис­по­ве­дую­щих ис­лам, по­тя­ну­лись к сво­им еди­но­вер­цам бул­га­рам на Сред­нюю Вол­гу.  Они и со­ста­ви­ли в Ка­зан­ском цар­ст­ве не­боль­шое со­сло­вие слу­жи­лых та­тар (по­лов­цы) и та­тар­ских ка­за­ков (чер­ка­сы),  ко­то­рые не сме­ши­ва­лись с бул­га­ра­ми вплоть до взя­тия Ива­ном Гроз­ным Ка­за­ни в 1552 г. По­сле при­сое­ди­не­ния Ка­зан­ско­го цар­ст­ва  к Рос­сии они пе­ре­шли на служ­бу к мо­с­ков­ским го­су­да­рям,  ко­то­рым слу­жи­ли все­гда ве­рой и прав­дой.  Мно­гие из них за­тем, при­няв пра­во­сла­вие, об­ру­се­ли.

Из­вест­но, что не толь­ко Сред­нее По­вол­жье,  но и Ниж­нее пе­ред мон­голь­ским за­вое­ва­ни­ем Вос­точ­ной Ев­ро­пы в 1236-40 гг. бы­ло на­се­ле­но бул­га­ра­ми (сак­си­на­ми,  аса­ми), ко­то­рые жи­ли в тех же по­волж­ских го­ро­дах и при мон­го­лах,  со­став­ляя ос­нов­ное на­се­ле­ние их.  У мно­гих су­ще­ст­ву­ет пред­став­ле­ние,  что ха­ны Ба­ту и Бер­ке  ос­но­ва­ли два  го­ро­да под на­зва­ния­ми Са­рай и Са­рай-аль-Джа­дид на со­вер­шен­но пус­том мес­те в сте­пи на бе­ре­гу ру­ка­ва Вол­ги Ах­ту­бы,  что не со­от­вет­ст­ву­ет дей­ст­ви­тель­но­сти.  Оба го­ро­да бы­ли но­вым раз­ви­ти­ем ста­рых бул­гар­ских го­ро­дов.  На­зва­ние од­но­го из них со­хра­ни­лось: Сак­син-Бул­гар,  ко­то­рый  стал  пер­вой сто­ли­цей за­ро­ж­даю­щей­ся Зо­ло­той Ор­ды. По не­из­вест­ным нам при­чи­нам Ба­ту сде­лал сво­ей сто­ли­цей дру­гой го­род, ко­то­рый был бли­же к устью Вол­ги. Ве­ро­ят­но, по той при­чи­не,  что че­рез этот го­род про­хо­дил древ­ний Шел­ко­вый путь из Ки­тая  в  За­пад­ную  Ев­ро­пу.  Его на­след­ни­ки пе­ре­ве­ли сто­ли­цу в Сак­син-Бул­гар,  на­зван­ный чингизидами Са­рай-Бер­ке. По­сле па­де­ния Зо­ло­той Ор­ды и раз­гро­ма ниж­не­волж­ских го­ро­дов,  в том чис­ле и обо­их Са­ра­ев,  Ти­му­ром (Та­мер­ла­ном) в кон­це XIV в. мно­гие бул­га­ры пе­ре­се­ли­лись  к  сво­им  со­пле­мен­ни­кам - еди­но­вер­цам на Сред­нюю Вол­гу, пре­ж­де все­го, в го­ро­да Бул­гар и Ка­зань.  С ни­ми при­шли и го­род­ские по­лов­цы и чер­ка­сы,  ко­то­рые уже по­рва­ли к это­му вре­ме­ни с ко­че­вой или по­лу­ко­че­вой жиз­нью.  Вот это-то пе­ре­се­ле­ние рус­ский ле­то­пи­сец и от­ме­ча­ет как при­бы­тие в Ка­зань “мно­гих вар­вар”.  Их при­бы­тие и да­же при­бы­тие с Улу-Му­хам­ме­дом (или его сы­ном Мах­му­дом) трех  ты­сяч та­тар, т.е. тех же по­лов­цев и чер­ка­сов, ни­как не мог­ло по­вли­ять на эт­но­ге­нез волж­ских бул­гар.

Ан­тро­по­ло­ги по сво­им ис­сле­до­ва­ни­ям не от­ме­ча­ют про­ник­но­ве­ния на Сред­нюю Вол­гу в XV-XVI вв. зна­чи­тель­ных масс ко­чев­ни­ков-мон­го­лои­дов или пред­ста­ви­те­лей дру­гих, тюрк­ских пле­мен. Так, на­при­мер, В.П.Алек­се­ев в сво­ей ста­тье “Очерк про­ис­хо­ж­де­ния тюрк­ских на­ро­дов Вос­точ­ной Ев­ро­пы в све­те дан­ных кра­нио­ло­гии”,  де­лая вы­во­ды,  пи­шет: “2. Ан­тро­по­ло­ги­че­ский тип ка­зан­ских та­тар сло­жил­ся на ос­но­ве то­го ком­плек­са ан­тро­по­ло­ги­че­ских при­зна­ков,  ко­то­рый был ха­рак­те­рен для бол­гар­ско­го на­се­ле­ния Су­ва­ра и  Бол­гар.  Позд­нее,  бу­ду­чи ев­ро­пео­ид­ным, вклю­чи­ло  в свой со­став ме­ст­ные эт­ни­че­ские груп­пы, от­но­ся­щие­ся к низ­ко­ли­цым ва­ри­ан­там мон­го­ло­ид­ной ра­сы или  сме­шан­ной ев­ро­пео­ид­но-мон­го­ло­ид­ной вет­ви. При­месь цен­траль­но-ази­ат­ско­го мон­го­ло­ид­но­го ти­па име­ет позд­нее про­ис­хо­ж­де­ние и вос­хо­дит к ко­че­вым пле­ме­нам пер­вых ве­ков II ты­ся­че­ле­тия н.э.

3. Ос­но­ва ан­тро­по­ло­ги­че­ско­го ти­па чу­ва­шей - тот же  низ­ко­ли­цый ва­ри­ант су­бу­раль­ско­го ти­па, ко­то­рый во­шел в со­став та­тар. Од­на­ко при­месь цен­траль­но-ази­ат­ско­го ти­па мон­го­ло­ид­ной боль­шой ра­сы в со­ста­ве чу­ва­шей не­срав­нен­но боль­ше,  чем в со­ста­ве ка­зан­ских та­тар.  Удель­ный вес то­го мор­фо­ло­ги­че­ско­го  ком­плек­са  при­зна­ков, ко­то­рый от­ли­чал бол­гар, в фор­ми­ро­ва­нии ан­тро­по­ло­ги­че­ско­го со­ста­ва чу­ва­шей очень не­ве­лик”[ii].

Во­пре­ки на­уч­ным  дан­ным,  сво­им же ис­сле­до­ва­ни­ям боль­шин­ст­во уче­ных-ис­то­ри­ков,  ар­хео­ло­гов, ан­тро­по­ло­гов   с не­по­нят­ным упор­ст­вом  про­дол­жа­ют  ут­вер­ждать о фор­ми­ро­ва­нии но­вой тюрк­ской на­род­но­сти ка­зан­ских та­тар.  “Как из­вест­но,  -  пи­шут  М.М.Ге­ра­си­мо­ва, Н.М.Рудь и Л.Т.Яб­лон­ский,  - по­ход рус­ско­го кня­зя Фе­до­ра Пе­ст­ро­го в 1431 г. при­вел г. Бол­га­ры к ги­бе­ли. Эко­но­ми­че­ский и по­ли­ти­че­ский центр волж­ских бол­гар пе­ре­ме­ща­ет­ся к се­ве­ру. Об­ра­зу­ет­ся но­вое по­ли­ти­че­ское объ­е­ди­не­ние - Ка­зан­ское хан­ст­во со  сто­ли­цей  Ка­за­нью, где в XV-XVI вв. фор­ми­ру­ет­ся тюрк­ская на­род­ность ка­зан­ских та­тар. Волж­ская Бол­га­рия ока­за­ла боль­шое влия­ние на кон­со­ли­да­цию ме­ст­ных пле­мен, на про­цес­се эт­но­ге­не­за ка­зан­ских та­тар и чу­ва­шей, а так­же дру­гих со­сед­них на­род­но­стей. По­это­му не слу­чай­но ка­зан­ские та­та­ры дол­гое  вре­мя  по­сле па­де­ния Бол­гар­ско­го цар­ст­ва про­дол­жа­ли на­зы­вать се­бя  бол­га­ра­ми”[iii].  По­то­му “ка­зан­ские та­та­ры” так упор­но про­дол­жа­ли се­бя на­зы­вать бул­га­ра­ми,  что они дей­ст­ви­тель­но бы­ли ими.  Ес­ли к во­про­су по­дой­ти на­уч­но, вы­вод мо­жет быть толь­ко один:  ни о ка­ком фор­ми­ро­ва­нии но­вой на­род­но­сти ка­зан­ских та­тар в XV-XV1 вв. и ре­чи быть не мо­жет, речь мо­жет ид­ти толь­ко о пе­ре­хо­де волж­ских бул­гар к сле­дую­щей фа­зе сво­его эт­но­ге­не­за -  от  фа­зы над­ло­ма к инер­ци­он­ной фа­зе.

Рус­ские, на­звав бул­гар та­та­ра­ми,  за­тем са­ми же во­шли в за­блу­ж­де­ние.  Уже че­рез не­сколь­ко по­ко­ле­ний по­том­ки тех, ко­то­рые еще зна­ли,  что  ка­зан­ские та­та­ры и есть бул­га­ры,  уже бы­ли убе­ж­де­ны, что ка­зан­ские та­та­ры и те, ко­то­рые на­се­ля­ли Зо­ло­тую Ор­ду и дер­жа­ли Русь под игом,  од­ни и те же та­та­ры. Да­же ис­то­ри­ки, лю­ди знаю­щие ис­точ­ни­ки,  не­воль­но под­да­ют­ся это­му за­блу­ж­де­нию и без вся­ких со­мне­ний  пи­шут:  “В Сред­нем По­вол­жье жи­ли эт­ни­че­ские груп­пы бул­гар, та­тар и волж­ских фин­но-уг­ров”[iv].  Но  ни­ка­ких  та­тар-при­шель­цев в Сред­нем По­вол­жье ни­ко­гда не бы­ло. На Ниж­ней Вол­ге и на Се­вер­ном Кав­ка­зе жи­ли мон­го­лы,  по­лов­цы, чер­ка­сы, по­том­ки ха­зар, пе­че­не­гов;  позд­нее не­ко­то­рые из них ста­ли  на­зы­вать  се­бя уз­бе­ка­ми  - по име­ни ха­на Уз­бе­ка,  но­гая­ми - по име­ни тем­ни­ка Но­гая,  ка­за­ка­ми (ка­за­ха­ми),  ибо счи­та­ли се­бя  сво­бод­ны­ми  людь­ми. Всех их рус­ские и на­зы­ва­ли та­та­ра­ми.  Из­вест­но, что са­ми они се­бя та­та­ра­ми не на­зы­ва­ли. На­зва­ние “та­та­ры” и у рус­ских по­на­ча­лу бы­ло на­зва­ни­ем  эт­но­по­ли­ти­че­ским,  как  на­име­но­ва­ние на­се­ле­ния Зо­ло­той Ор­ды. Позд­нее, не ин­те­ре­су­ясь их са­мо­на­зва­ни­ем, рус­ские име­но­ва­ли тюрк­ские на­ро­ды  по ме­ст­но­сти их про­жи­ва­ния - ка­зан­ски­ми,  пе­ре­коп­ски­ми,  ас­т­ра­хан­ски­ми, си­бир­ски­ми и т.д. та­та­ра­ми. Та­ко­ва си­ла идео­ло­ги­че­ских штам­пов,  жи­ву­честь за­блу­ж­де­ний. Этот при­мер по­ка­зы­ва­ет,  на­сколь­ко важ­ны на­зва­ния,  тер­ми­ны,  по­ня­тия не толь­ко в нау­ке,  но и в обы­ден­ной жиз­ни - ина­че мо­жет по­лу­чить­ся по по­сло­ви­це: “На­звал­ся груз­дем - по­ле­зай в ку­зов”.

Ес­ли бы в пе­ри­од Ка­зан­ско­го хан­ст­ва воз­ник  но­вый  та­тар­ский эт­нос,  как ду­ма­ют не­ко­то­рые ис­то­ри­ки, то он, на­хо­дясь в го­ды по­ко­ре­ния го­су­дар­ст­ва рус­ски­ми в фа­зе подъ­е­ма,  был бы  прак­ти­че­ски не  по­бе­дим.  В  фа­зе подъ­е­ма мо­ло­дой энер­гич­ный эт­нос ве­дет се­бя со­вер­шен­но ина­че,  чем ве­ли се­бя ка­зан­цы в 1551-1552 гг. и в по­сле­дую­щие  де­ся­ти­ле­тия XVI в.  К это­му вре­ме­ни ка­зан­цы уже пе­ре­шли апо­гей сво­его раз­ви­тия и на­хо­ди­лись в инер­ци­он­ной фа­зе.  Не­уря­ди­цы,  воз­ни­кав­шие  в го­су­дар­ст­ве в свя­зи с борь­бой за власть ме­ж­ду ме­ст­ной бул­гар­ской и при­шлой та­та­ро-рус­ской груп­пи­ров­ка­ми  рас­ко­ло­ли эт­но­ноо­сфе­ру бул­гар и ос­ла­би­ли ее влия­ние на них,  тем са­мым вы­звав  в  их ря­дах не­уве­рен­ность и не­ре­ши­тель­ность в сво­их дей­ст­ви­ях. То, что ка­зан­цы бы­ли по­бе­ж­де­ны и, хо­тя от­дель­ные пас­сио­на­рии еще поч­ти 30 лет ве­ли борь­бу про­тив за­вое­ва­те­лей,  что уже не мог­ло из­ме­нить соз­дав­шее­ся по­ло­же­ние,  го­во­рит о  ма­ло­чис­лен­но­сти пас­сио­на­ри­ев.  Бул­гар­ский  эт­нос  уже не мог са­мо­ор­га­ни­зо­вать­ся в борь­бе за сво­бо­ду,  ибо эт­но­ноо­сфе­ра бул­гар не об­ла­да­ла дос­та­точ­ной для спло­че­ния на­ро­да энер­ги­ей.  Боль­шин­ст­во на­ро­да са­мо­уст­ра­ни­лось от борь­бы,  а мно­гие фео­да­лы  пе­ре­шли на сто­ро­ну по­бе­ди­те­лей.  То об­стоя­тель­ст­во,  что в даль­ней­шем бул­га­ры  замк­ну­лись  в сво­их обы­ден­ных де­лах, ве­дя не­лег­кую борь­бу за вы­жи­ва­ние и уже не по­мыш­ля­ли о со­про­тив­ле­нии, так­же го­во­рит о ста­рос­ти эт­но­са. Прав­да, не­боль­шое чис­ло пас­сио­на­ри­ев в по­сле­дую­щие ве­ка уча­ст­во­ва­ло в вы­сту­п­ле­ни­ях про­тив цар­ско­го са­мо­дер­жа­вия в со­ста­ве от­ря­дов С.Ра­зи­на и Е.Пу­га­че­ва,  но у бул­гар уже не бы­ло сво­их во­ж­дей, спо­соб­ных воз­гла­вить борь­бу за сво­бо­ду. Имен­но в это вре­мя рус­ские бы­ли мо­ло­дым, энер­гич­ным, рас­ту­щим эт­но­сом, на­хо­дя­щим­ся в на­ча­ле ак­ма­ти­че­ской фа­зы. Им бы­ло все по пле­чу и они в крат­чай­шие сро­ки дош­ли  до Ти­хо­го океа­на и соз­да­ли Ве­ли­кую Им­пе­рию под на­зва­ни­ем Рос­сия.  Тут дей­ст­во­ва­ли за­ко­ны при­ро­ды,  а на при­ро­ду не оби­жа­ют­ся. Про­сто бул­га­ры про­шли выс­шую точ­ку сво­его эт­но­ге­не­за. (Но данное обстоятельство не говорит о том, что булгарский этнос не может возродиться в будущем на новой исторической основе). Еще од­но срав­не­ние. К Дмит­рию Ива­но­ви­чу,  ко­гда он по­вел свои вой­ска про­тив Ма­мая в ав­гу­сте 1380 г., рус­ские лю­ди сте­ка­лись ото­всю­ду. Рус­ские пе­ред уг­ро­зой за­вое­ва­ния спло­ти­лись и по­бе­ди­ли, по­то­му что пас­сио­нар­ное на­пря­же­ние у рус­ско­го эт­но­са бы­ло вы­со­кое, ибо он на­хо­дил­ся в фа­зе подъ­е­ма. Со­вер­шен­но по-дру­го­му об­стоя­ло де­ло, ко­гда 150-ты­сяч­ное вой­ско  Ива­на Гроз­но­го  в  1552 г.  при­шло для за­вое­ва­ния Ка­за­ни.  Где на­род­ное опол­че­ние бул­гар? Где стрем­ле­ние бул­гар­ско­го на­ро­да от­сто­ять свою сто­ли­цу?  Ведь Ка­зань от на­ча­ла и до кон­ца оса­ды за­щи­ща­ли по су­ти де­ла все те же 30 ты­сяч вои­нов. Ма­рий­цы в за­щи­те Ка­зан­ско­го цар­ст­ва про­яви­ли боль­ше ак­тив­но­сти,  чем са­ми бул­га­ры,  жи­ву­щие в ок­ре­ст­но­стях Ка­за­ни.  За­кам­ские бул­га­ры так и не при­шли  на  по­мощь Ка­за­ни,  а  пра­во­бе­реж­ные бул­га­ры не сде­ла­ли ни­ка­ких по­пы­ток ско­вать рус­ские си­лы, на­хо­дя­щие­ся в Сви­яж­ске.

Для то­го, что­бы по­нять, по­че­му та­кое-то ис­то­ри­че­ское со­бы­тие про­изош­ло имен­но так,  а не ина­че,  в ко­неч­ном сче­те,  не­об­хо­ди­мо зна­ние  за­ко­нов  про­те­ка­ния эт­ни­че­ских про­цес­сов - ос­но­вы ис­то­ри­че­ских за­ко­но­мер­но­стей. Во всей фи­ло­со­фии ис­то­рии не­воз­мож­но най­ти от­вет на во­прос о воз­ник­но­ве­нии и фа­зах раз­ви­тия эт­но­са.  Хо­тя О.Шпенг­лер и А.Тойн­би го­во­ри­ли о  фа­зах  раз­ви­тия  ци­ви­ли­за­ций  и куль­тур,  а дру­гие фи­ло­со­фы и ис­то­ри­ки при­бли­жа­лись к ре­ше­нию не­ко­то­рых сто­рон про­бле­мы воз­ник­но­ве­ния и раз­ви­тия на­ро­дов,  ста­рая фи­ло­со­фия  ис­то­рии  так и не смог­ла ре­шить эту про­бле­му,  ибо ес­те­ст­вен­ные и гу­ма­ни­тар­ные нау­ки до ХХ в. не об­ла­да­ли дос­та­точ­ны­ми дан­ны­ми для соз­да­ния эт­но­ло­гии как тео­рии об эт­но­ге­не­зе и его фа­зах.  Дос­ти­же­ния фи­зи­ки, био­ло­гии,  пси­хо­ло­гии, с од­ной сто­ро­ны, гео­гра­фии и ис­то­ри­че­ских дис­ци­п­лин, с дру­гой, по­зво­ли­ли Л.Н.Гу­ми­ле­ву по­дой­ти к обос­но­ва­нию пас­сио­нар­ной тео­рии эт­но­ге­не­за,  даль­ней­шее раз­ви­тие ко­то­рой тре­бу­ет от нас пе­ре­хо­да к раз­ра­бот­ке уче­ния  об эт­но­ноо­сфе­ре.  Пас­сио­нар­ная тео­рия эт­но­ге­не­за и уче­ние об эт­но­ноо­сфе­ре при  дос­та­точ­ной  их  раз­ра­бо­тан­но­сти  впол­не  мо­гут явить­ся ме­то­до­ло­ги­че­ской ос­но­вой ис­то­ри­че­ской нау­ки.  И то­гда ис­то­ри­кам не при­дет­ся блу­ж­дать по ге­неа­ло­ги­че­ско­му дре­ву  эт­но­са  в по­ис­ках то­го зве­на,  ко­гда,  на­при­мер, бул­га­ры пре­вра­ти­лись в та­тар,  ибо бу­дет яс­но,  что эт­нос по­ка не из­рас­хо­ду­ет  весь  за­пас сво­ей  энер­гии,  не  прой­дет  все фа­зы сво­его эт­но­ге­не­за не мо­жет пре­вра­тить­ся в дру­гой эт­нос.

В дан­ном во­про­се аль­тер­на­ти­ва та­ко­ва:  или в ре­зуль­та­те вмешатель­ства из­вне эт­нос пре­кра­ща­ет свое су­ще­ст­во­ва­ние, или он про­дол­жа­ет свое раз­ви­тие, пе­ре­хо­дя из од­ной фа­зы сво­его эт­но­ге­не­за в дру­гую, как это пред­на­чер­та­но ему его при­ро­дой. Ни в 1236 г. мон­го­лы,  ни в 1552 г. рус­ские, ко­неч­но же, не унич­то­жи­ли бул­гар­ский на­род, хо­тя и по­гиб­ло не­ма­лое ко­ли­че­ст­во лю­дей, ес­те­ст­вен­ное раз­ви­тие его про­дол­жа­лось и по сво­ей эт­но­ноо­сфе­ре,  ко­то­рая со­хра­ня­ет­ся,  не­смот­ря ни на что. Это был один и тот же на­род - бул­гар­ский,  а тех же,  кто вли­вал­ся в его со­став он,  бла­го­да­ря влия­нию сво­ей эт­но­ноо­сфе­ры,  пе­ре­де­лы­вал по сво­ему об­ра­зу и по­до­бию, т.е. пре­об­ра­зо­вы­вал их и по мыш­ле­нию, и по об­ра­зу жиз­ни в бул­гар. Ведь из­вест­но,  что не кро­вью оп­ре­де­ля­ет­ся на­цио­наль­ность че­ло­ве­ка. Ни вла­сти­те­ли, ни уче­ные, не­смот­ря на все свои ста­ра­ния, соз­дать но­вый на­род не в со­стоя­нии - ни при­зы­ва­ми к един­ст­ву на­ции,  ни до­ка­за­тель­ст­ва­ми о фор­ми­ро­ва­нии но­во­го на­ро­да,  раз­ве толь­ко в меч­тах  сво­их.  Ес­те­ст­вен­но  про­те­каю­щие эт­ни­че­ские про­цес­сы по­ве­дут раз­ви­тие на­ро­да по пред­на­чер­тан­но­му ему пу­ти. Вла­сти­те­ли и уче­ные мо­гут лишь,  по­знав их за­ко­ны,  спо­соб­ст­во­вать им,  или же тор­мо­зить,  ес­ли они не пой­мут суть эт­но­ге­не­за.  Но эт­ни­че­ский про­цесс ра­но или позд­но про­бьет се­бе до­ро­гу. Не­мец­кий пи­са­тель Фе­ликс Дан в сво­ем ро­ма­не “Схват­ка за Рим” в ус­та од­но­го из ге­ро­ев, пы­тав­ше­го­ся воз­ро­дить Рим­скую им­пе­рию,  вло­жил сле­дую­щие сло­ва:  “Да,  я соз­наю те­перь,  что хо­тел не­воз­мож­но­го, все­го мо­жет дос­тичь мо­гу­чий дух от­дель­но­го че­ло­ве­ка, толь­ко не мо­жет он соз­дать не­су­ще­ст­вую­щий на­род”[v].

В до­ре­во­лю­ци­он­ной  ис­то­ри­че­ской  нау­ке  о волж­ских та­та­рах в ос­нов­ном су­ще­ст­во­ва­ло сле­дую­щее пред­став­ле­ние, на­шед­шее от­ра­же­ние в Эн­цик­ло­пе­ди­че­ском сло­ва­ре Брок­гау­за и Эфрона: “Волж­ские та­та­ры (бур­гар­лык),...,  весь­ма сме­шан­но­го про­ис­хо­ж­де­ния,  от­час­ти Тюрк­ско­го, от­час­ти оту­ре­чен­но­го фин­ско­го, из пле­мен, вхо­див­ших в со­став Бол­гар­ско­го,  а поз­же Ка­зан­ско­го цар­ст­ва,  срав­ни­тель­но  ра­но пе­ре­шед­ших  к  зем­ле­де­лию  и  осед­ло­сти и ут­ра­тив­ших свой ро­до­вой быт.  Не­боль­шая часть та­тар кре­ще­на (ке­ре­чи);  боль­шин­ст­во -  му­суль­ма­не,  бо­лее пра­во­вер­ные,  чем ко­че­вые на­род­но­сти,  а по­то­му, вме­сте с тур­ке­стан­ца­ми,  и снаб­жаю­щие их, глав­ным об­ра­зом, мул­ла­ми”[vi].

Со­вре­мен­ное опи­са­ние та­тар как итог взгля­да на них в свя­зи с по­след­ни­ми дос­ти­же­ния­ми ис­то­ри­че­ской нау­ки со­дер­жит Со­вет­ская ис­то­ри­че­ская  эн­цик­ло­пе­дия:  “Ка­зан­ские  та­та­ры...Ан­тро­по­ло­ги­че­ский со­став сме­шан­ный,  с пре­об­ла­да­ни­ем ев­ро­пео­ид­ных ти­пов (до 60%)... Ас­т­ра­хан­ские  та­та­ры  (кун­д­ров­ские  и ка­ра­га­ши) - по­том­ки но­гай­ско-та­тар­ско­го на­се­ле­ния Зо­ло­той Ор­ды, жи­вут в рай­оне Ас­т­ра­ха­ни, в дель­те Вол­ги. В куль­ту­ре и бы­ту мно­го степ­ных ско­то­вод­че­ских тра­ди­ций (...).  Ха­рак­те­ри­зу­ют­ся за­мет­но вы­ра­жен­ной мон­го­ло­ид­но­стью. Ос­нов­ные за­ня­тия - ско­то­вод­ст­во и бах­че­вод­ст­во. Язык - но­гай­ский, но с кон­ца XIX в.  ин­тел­ли­ген­ция при­ня­ла ли­те­ра­тур­ный язык та­тар Сред­не­го  По­вол­жья...Крым­ские та­та­ры от­ли­ча­ют­ся от сред­не­волж­ских та­тар по про­ис­хо­ж­де­нию и ис­то­рии фор­ми­ро­ва­ния,  по бы­ту  и  язы­ку (име­ют свой ли­те­ра­тур­ный язык).  Раз­ли­ча­ют­ся степ­ные крым­ские та­та­ры (по­том­ки но­гай­цев) и юж­но­бе­реж­ные крым­ские  та­та­ры  (по­том­ки ана­то­лий­ских  тю­рок...  К крым­ским та­та­рам близ­ки ли­тов­ские и ру­мын­ские та­та­ры. В XIX-XX вв. боль­шин­ст­во групп та­тар сбли­зи­лось с та­та­ра­ми  Сред­не­го По­волжья,  имею­щи­ми бо­лее раз­ви­тую эко­но­ми­ку и куль­ту­ру,  по­лу­чив­ши­ми по­сле Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции ав­то­но­мию”[vii]. Од­на­ко, как и в пе­ри­од Ка­зан­ско­го хан­ст­ва, ко­неч­но же, не про­ис­хо­дит фор­ми­ро­ва­ния но­во­го та­тар­ско­го на­ро­да.  В про­стран­ст­ве Вос­точ­ной Ев­ро­пы и Си­би­ри су­ще­ст­ву­ет эт­но­ноо­сфе­ра волж­ских бул­гар и как наи­бо­лее раз­ви­тая и мощ­ная, ибо она име­ет древ­нее про­ис­хо­ж­де­ние,  ока­зы­ва­ет  кон­со­ли­ди­рую­щее влия­ние на эт­ни­че­ские суб­стра­ты из дру­гих тюрк­ских на­ро­дов,  ка­ко­вы­ми яв­ля­ют­ся си­бир­ские,  ас­т­ра­хан­ские,  поль­ско-ли­тов­ские  и  не­ко­то­рые  дру­гие та­та­ры.  Од­на­ко крым­ские та­та­ры - эт­нос, от­лич­ный от волж­ских тю­рок, со сво­ей эт­но­ноо­сфе­рой,  и эт­ни­че­ские про­цес­сы, про­те­каю­щие у них, по­ка­зы­ва­ют, что она не угас­ла, а на­обо­рот, име­ет тен­ден­цию к ук­ре­п­ле­нию.

Наи­бо­лее близ­кую к бул­га­ро-та­тар­ской эт­но­ноо­сфе­ру име­ют баш­ки­ры. Булгары и баш­ки­ры - два тюрк­ских на­ро­да, ко­то­рые уже бо­лее ты­ся­чи лет жи­вут по со­сед­ст­ву ме­ж­ду Вол­гой и Ура­лом. Куль­ту­ра,  быт и ду­хов­ность двух на­ро­дов пе­ре­пле­лись на­столь­ко тес­но, что их труд­но от­де­лить. Мно­гие булгары, ро­див­шие­ся и жи­ву­щие в Баш­ки­рии,  счи­та­ют се­бя баш­ки­ра­ми. Баш­ки­ры, жи­вя сре­ди бул­га­ро-та­тар,  не  от­ли­ча­ют  се­бя от них.  Род­ст­вен­ные от­но­ше­ния их ухо­дят в глу­би­ну ве­ков,  еще в пер­вый, на­чаль­ный пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния Волж­ской Бул­га­рии.  “По­сле за­вое­ва­ния Ка­за­ни Гроз­ным, - пи­шет Ай­дар Ха­лим, - бул­га­ры, поз­же на­зван­ные та­та­ра­ми, со­гнан­ные с род­ных зе­мель,  а  так­же спа­са­ясь от ре­прес­сий и на­силь­ст­вен­но­го кре­ще­ния,  хлы­ну­ли на вос­ток, вплоть до Си­би­ри. Баш­кир­ским пле­ме­нам,  во­шед­шим по­сле па­де­ния Ка­за­ни в со­став рус­ско­го го­су­дар­ст­ва как бы ав­то­ма­ти­че­ски,  цар­ское пра­ви­тель­ст­во пре­дос­та­ви­ло не­ма­лые льго­ты при вла­де­нии зем­лей и вод­ны­ми, лес­ны­ми ре­сур­са­ми, стре­мясь при­влечь их на свою сто­ро­ну.  Бо­га­тые  зем­лей баш­ки­ры  при­ни­ма­ли еди­но­вер­ных брать­ев - та­тар ес­ли и не с рас­про­стер­ты­ми объ­я­тия­ми, то и не всту­пая с ни­ми во вра­ж­ду. Впо­след­ст­вии так же по-дру­же­ски бы­ли при­ня­ты баш­ки­ра­ми пре­сле­дуе­мые офи­ци­аль­ной цер­ко­вью ста­ро­ве­ры из се­вер­ных про­вин­ций Рос­сии,  рус­ские, ук­ра­ин­ские ко­ло­ни­сты и чу­ваш­ские,  ма­рий­ские,  мор­дов­ские  пе­ре­се­лен­цы.  Что­бы  по­лу­чить уча­ст­ки зем­ли на так на­зы­вае­мых баш­кир­ских да­чах  и  в  из­бе­жа­ние по­втор­ных  по­пы­ток  кре­ще­ния  (баш­кир са­мо­дер­жа­вие не кре­сти­ло), мно­гие из та­тар и да­же пред­ста­ви­те­ли дру­гих на­ций за­пи­сы­ва­лись  в по­душ­ных рее­ст­рах “ре­ви­зор­ских ска­зок” баш­ки­ра­ми или же са­ми вхо­ди­ли в баш­кир­скую об­щи­ну - по доб­ро­воль­но­му до­го­во­ру. Так впер­вые поя­ви­лось тер­ри­то­ри­аль­ное по­ня­тие “за­пад­ных баш­кир”.  В офи­ци­аль­ных до­ку­мен­тах они зна­чи­лись как “ново­баш­киры”. В на­ро­де их зва­ли и “теп­тя­ря­ми”[viii].

Не­ко­то­рые тюрк­ские на­ро­ды, ко­то­рых в на­стоя­щее вре­мя на­зы­ва­ют та­та­ра­ми,  в сред­ние ве­ка но­си­ли дру­гие эт­но­ни­мы,  за­бы­тые ими за про­тек­шие ве­ка,  на­при­мер,  си­бир­ские,  ас­т­ра­хан­ские  и поль­ско-ли­тов­ские та­та­ры. Они не яв­ля­ют­ся ос­кол­ка­ми еди­но­го зо­ло­то­ор­дын­ско­го та­тар­ско­го на­ро­да,  ко­то­ро­го в дей­ст­ви­тель­но­сти не бы­ло, ибо Зо­ло­тая Ор­да со­стоя­ла из мно­гих на­род­но­стей и пле­мен,  пре­ж­де все­го тюрк­ских. Но не под­ле­жит со­мне­нию, что эти на­род­но­сти - по­том­ки за­ни­мав­ших не­ко­гда ог­ром­ные про­сто­ры Ев­ра­зии та­ких эт­но­сов, как бул­га­ры,  ха­за­ры,  пе­че­не­ги,  по­лов­цы.  Дан­ное об­стоя­тель­ст­во род­нит их всех.  Но по­том­ка­ми их яв­ля­ют­ся и ка­за­хи,  и уз­бе­ки,  и баш­ки­ры,  и крым­ские та­та­ры,  и ку­мы­ки и не­ко­то­рые  дру­гие  на­ро­ды Вос­точ­ной Ев­ро­пы, Си­би­ри и Сред­ней Азии. Ус­та­нов­ле­ние их ис­тин­ных пред­ков  и сте­пе­ни род­ст­ва име­ет важ­ное зна­че­ние для вос­ста­нов­ле­ния их са­мо­соз­на­ния и в ко­неч­ном сче­те оп­ре­де­ле­ния их эт­но­ноо­сфе­ры. “На­зва­ние на­ро­да, эт­но­ним, - пи­шет А.Г.Ка­ри­мул­лин, - яв­ля­ясь как бы его зна­ме­нем, не­сет в се­бе идео­ло­ги­че­ские функ­ции. По­это­му ус­та­нов­ле­ние  ис­тин­но­го  на­зва­ния  на­ро­да  име­ет са­мое ак­ту­аль­ное зна­че­ние”[ix].

Имя, по­лу­чен­ное эт­но­сом при ро­ж­де­нии,  это код к мас­си­ву ин­фор­ма­ции,  за­клю­чен­но­му  в  его эт­но­ноо­сфе­ре.  На­род,  по­те­ряв­ший имя-код, те­ря­ет пол­но­цен­ный дос­туп к ней. Хо­тя эт­но­ноо­сфе­ра эт­но­са,  по­те­ряв­ше­го код,  и про­дол­жа­ет оп­ре­де­лять его судь­бу,  но не так ин­тен­сив­но,  как ес­ли бы он,  поль­зу­ясь ко­дом,  брал из сво­ей эт­но­ноо­сфе­ры не­об­хо­ди­мые ему зна­ния, во­лю и си­лы. При­ме­ром в этом от­но­ше­нии мо­жет слу­жить рус­ский на­род, со­хра­нив­ший свой код, не­смот­ря на всю слож­ность сво­ей судь­бы и  вклю­че­ние  в  свой  со­став мно­го­чис­лен­ных  эт­ни­че­ских  суб­стра­тов.  Без  пре­уве­ли­че­ния мож­но ска­зать,  что имя рус­ско­го,  ос­но­ван­ное на пра­во­сла­вии,  яв­ля­ет­ся од­ной из при­чин фор­ми­ро­ва­ния ве­ли­ко­го рус­ско­го на­ро­да. Не сек­рет, за­вое­ва­те­ли во все вре­ме­на ста­ра­лись ли­шить за­вое­ван­ный на­род его са­мо­на­зва­ния, что ве­ло его к по­те­ре ис­то­ри­че­ской па­мя­ти, к раз­ры­ву сво­ей ис­то­рии,  к вос­при­ятию им на­вя­зан­ных ему чу­ж­дых пред­ков. Так,  мон­го­лы, за­вое­вав мно­гие на­ро­ды Азии,  за­став­ля­ли их на­зы­вать­ся не­на­ви­ст­ным им са­мим име­нем та­тар. Прав­да, ис­то­рия сыг­ра­ла с ни­ми злую шут­ку: мон­го­лов в вос­точ­ных и ев­ро­пей­ских стра­нах на­зы­ва­ли та­та­ра­ми.  Од­на­ко это толь­ко фак­ты, а на­уч­ный ин­те­рес тре­бу­ет про­ник­но­ве­ния в их суть.

Ис­то­ри­че­ские фак­ты,  ес­ли  да­же  они  на­ни­за­ны на ло­ги­че­скую цепь и из них сде­ла­ны обоб­щаю­щие вы­во­ды, ко­то­рые да­ют воз­мож­ность оце­нить  их об­ще­ст­вен­ную зна­чи­мость в раз­ви­тии че­ло­ве­че­ст­ва в це­лом или от­дель­но­го на­ро­да в ча­ст­но­сти,  не по­зво­ля­ют про­ник­нуть в са­мую сущ­ность эт­ни­че­ских про­цес­сов. Яс­ные от­ве­ты на про­бле­мы эт­но­ге­не­за не­воз­мож­но най­ти и в  уче­ни­ях пред­ста­ви­те­лей  фи­ло­со­фии ис­то­рии. Толь­ко в ХХ в. в свя­зи с дос­та­точ­но вы­со­ким уров­нем раз­ви­тия ес­те­ст­вен­ных и гу­ма­ни­тар­ных на­ук  поя­ви­лась  та­кая  воз­мож­ность,  ко­то­рую ис­поль­зо­вал Л.Н.Гу­ми­лев, соз­дав пас­сио­нар­ную тео­рию эт­но­ге­не­за,  или ина­че эт­но­ло­гию.  Эт­но­ло­гия как ес­те­ст­вен­но­на­уч­ная дис­ци­п­ли­на изу­ча­ет за­ко­но­мер­но­сти воз­ник­но­ве­ния, функ­цио­ни­ро­ва­ния и взаи­мо­дей­ст­вия эт­ни­че­ских сис­тем. Эт­нос - ес­те­ст­вен­но сло­жив­шая­ся фор­ма кол­лек­тив­но­го су­ще­ст­во­ва­ния лю­дей,  ко­то­рая ор­га­ни­че­ски вхо­дит в био­сфе­ру. Эт­но­ге­нез как при­род­ный про­цесс име­ет свой ин­фор­ма­ци­он­но-эн­ер­ге­ти­ческий ме­ха­низм, вы­зы­ваю­щий в эт­но­се яв­ле­ние пас­сио­нар­но­сти, уро­вень ко­то­рой варь­и­ру­ет­ся от ну­ля до выс­шей точ­ки,  а за­тем идет на спад. От уров­ня пас­сио­нар­но­го на­пря­же­ния,  ко­то­рый воз­рас­тая в фа­зе подъ­е­ма, дос­тиг­нув мак­си­му­ма в ак­ма­ти­че­ской фа­зе,  на­чи­на­ет сни­жать­ся в фа­зе над­ло­ма и инер­ци­он­ной фа­зе,  опус­ка­ясь до ну­ля в фа­зе  об­ску­ра­ции,  ус­та­нав­ли­ва­ет­ся чуть вы­ше ну­ля в фа­зе го­мео­ста­за, за­ви­сят ак­тив­ность и твор­че­ские спо­соб­но­сти эт­но­са и сте­рео­ти­пы по­ве­де­ния его осо­бей.  “Та­ким об­ра­зом, - пи­шет В.А.Ми­чу­рин, - сфор­му­ли­ро­ван­ная Л.Н.Гу­ми­ле­вым кон­цеп­ция эт­но­са  су­ще­ст­вен­но  от­ли­ча­ет­ся  от  су­ще­ст­во­вав­ших  ра­нее пред­став­ле­ний.  Ав­тор  дан­ной  кон­цеп­ции  рас­смат­ри­ва­ет эт­нос как при­род­ную общ­ность,  не­сво­ди­мую ни к ка­ким дру­гим ти­пам объ­е­ди­не­ния лю­дей.  Этим он ре­ши­тель­но по­ры­ва­ет с со­цио­ло­ги­за­тор­ской шко­лой,  рас­смат­ри­вав­шей эт­нос как со­ци­аль­ное яв­ле­ние, под­чи­няю­щее­ся за­ко­нам об­ще­ст­вен­но­го раз­ви­тия”[x].  Но,  с дру­гой сто­ро­ны,  ни в ко­ем слу­чае нель­зя ото­жде­ст­в­лять эт­нос с  био­ло­ги­че­ской по­пу­ля­ци­ей,  ибо он яв­ля­ет­ся при­род­ным ос­но­ва­ни­ем со­ци­аль­ной над­строй­ки.

К важ­ней­шим   дос­ти­же­ни­ям  эт­но­ло­гии  от­но­сит­ся  обос­но­ва­ние Л.Н.Гу­ми­ле­вым фаз эт­но­ге­не­за. Воз­раст эт­но­са, со­пос­тав­ле­ние эт­но­сов  по воз­рас­ту,  что оп­ре­де­ля­ет­ся на­хо­ж­де­ни­ем их в той или иной фа­зе эт­но­ге­не­за,  да­ют воз­мож­ность ис­то­ри­ку чет­ко оп­ре­де­лить ме­сто­на­хо­ж­де­ние эт­но­са на соб­ст­вен­ной оси вре­ме­ни.  На­ча­ло воз­ник­но­ве­ния эт­но­са и фа­зы его эт­но­ге­не­за уз­на­ют­ся по со­бы­ти­ям его эт­ни­че­ской ис­то­рии.  Ко­гда рас­кры­ты со­бы­тия эт­ни­че­ской ис­то­рии, оп­ре­де­ле­ны фа­зы его эт­но­ге­не­за,  пе­ред ис­сле­до­ва­те­лем раз­во­ра­чи­ва­ет­ся кар­ти­на  жиз­не­дея­тель­но­сти на­ро­да во внут­рен­них и внеш­них при­чин­но-след­ст­вен­ных свя­зях.  То­гда ста­но­вят­ся по­нят­ны­ми его по­бе­ды  и по­ра­же­ния,  воз­вы­ше­ние и упа­док,  ка­так­лиз­мы об­ще­ст­вен­ной жиз­ни и ее спо­кой­ное те­че­ние,  не­об­хо­ди­мость и слу­чай­ность со­бы­тий, по­ве­де­ние и дей­ст­вия лю­дей,  тво­ря­щих ис­то­рию.  То­гда ис­то­рик, на­при­мер,  не смо­жет при­пи­сать аг­рес­сив­ность то­му на­ро­ду,  ко­то­рый  по сво­ему  воз­рас­ту (фа­зе эт­но­ге­не­за) не мог быть аг­рес­со­ром.  То­гда по­ли­тик не смо­жет при­зы­вать к вос­ста­нов­ле­нию раз­ва­лив­шей­ся  им­пе­рии,  ибо  мно­го­на­цио­наль­ные  го­су­дар­ст­ва  пе­ре­ста­ют су­ще­ст­во­вать то­гда, ко­гда им­пе­рие­об­ра­зую­щий на­род по сво­ему воз­рас­ту (ибо си­лы уже не те) не мо­жет удер­жать дру­гие на­ро­ды в  сфе­ре  сво­ей  во­ли. Зна­чит, на­до ис­кать пу­ти дру­же­ст­вен­но­го сою­за, а не си­ло­во­го дав­ле­ния по от­но­ше­нию к на­ро­дам,  вхо­див­шим ра­нее в  им­пе­рию.  То­гда ин­тел­ли­ген­ция бу­дет при­зы­вать свой на­род к дея­ни­ям, ис­хо­дя из его воз­мож­но­стей,  ко­то­рые со­от­вет­ст­ву­ют его воз­рас­ту (фа­зе эт­но­ге­не­за). Так что зна­ние фаз эт­но­ге­не­за име­ет не толь­ко тео­ре­ти­че­ское, но и прак­ти­че­ское зна­че­ние. В дан­ной ра­бо­те ста­ви­лись за­да­чи тео­ре­ти­че­ско­го  ха­рак­те­ра,  по­это­му ав­тор не счи­та­ет се­бя впра­ве да­вать ка­кие-ли­бо прак­ти­че­ские ре­ко­мен­да­ции, вы­те­каю­щие из при­ме­не­ния эт­но­ло­гии  к рас­смот­ре­нию эт­ни­че­ской ис­то­рии волж­ских бул­гар для под­твер­жде­ния су­ще­ст­во­ва­ния их эт­но­ноо­сфе­ры.

Ка­ж­дый эт­нос (пле­мя, на­род­ность, на­ция) име­ет свою эт­но­ноо­сфе­ру, ко­то­рая яв­ля­ет­ся еди­ным ин­фор­ма­ци­он­но-энер­ге­ти­че­ским по­лем, удер­жи­ваю­щим в сфе­ре сво­его влия­ния лю­бо­го ин­ди­ви­да сво­ей  сис­те­мы, био­по­ле ко­то­ро­го по сво­ей час­то­те со­от­вет­ст­ву­ет его об­щей не­су­щей час­то­те.  Ко­гда го­во­рят,  что дан­ный че­ло­век  ощу­ща­ет  се­бя бул­га­ри­ном, рус­ским, чу­ва­шем, баш­ки­ром, ук­ра­ин­цем и т.д., то воз­ни­ка­ет  во­прос:  по­че­му  он се­бя так ощу­ща­ет,  в чем тут при­чи­на? Ко­гда го­во­рят,  что он счи­та­ет се­бя рус­ским,  по­то­му что  ощу­ща­ет се­бя им или что та­ко­во его ми­ро­ощу­ще­ние, то та­кие рас­су­ж­де­ния ни­че­го не объ­яс­ня­ют не толь­ко на на­уч­ном уров­не,  но и в  обы­ден­ной жиз­ни.  Тут сле­ду­ет по­ста­вить дру­гой во­прос: ка­ко­вы ос­но­ва­ния та­ких ощу­ще­ний?  Ста­рая эт­но­ло­гия не мог­ла дать от­вет на этот  во­прос. Уче­ние же об эт­но­ноо­сфе­ре ука­зы­ва­ет на кон­крет­ные ма­те­ри­аль­ные ос­но­ва­ния ощу­ще­ния ка­ж­дым че­ло­ве­ком  сво­ей  при­над­леж­но­сти  к той  или  иной на­цио­наль­но­сти.  Эти ос­но­ва­ния в био­по­ле че­ло­ве­ка, ко­то­рое свя­за­но с эт­но­ноо­сфе­рой кон­крет­но­го эт­но­са. Вне эт­но­ноо­сфе­ры нет че­ло­ве­ка. Ко­гда-то не­ко­то­рые пред­ста­ви­те­ли ин­тел­ли­ген­ции гор­до на­зы­ва­ли се­бя: “Я - гра­ж­да­нин ми­ра”, но от это­го они не пе­ре­ста­ва­ли быть рус­ски­ми, по­ля­ка­ми, ук­ра­ин­ца­ми и т.д.

Эт­но­ноо­сфе­ра воз­ни­ка­ет вме­сте с эт­но­сом,  яв­ля­ясь хра­ни­ли­щем его па­мя­ти, его ин­фор­ма­ци­он­ным цен­тром, где ска­п­ли­ва­ют­ся все све­де­ния,  ка­саю­щие­ся эт­ни­че­ской ис­то­рии на­ро­да, его ве­ро­ис­по­ве­да­ния и ми­ро­воз­зре­ния,  тру­до­вых на­вы­ков и по­ли­ти­че­ских воз­зре­ний. Кос­ми­че­ская энер­гия,  кон­цен­три­рую­щая­ся в эт­но­ноо­сфе­ре, ор­га­ни­зу­ет­ся мыс­ля­ми и чув­ст­ва­ми лю­дей дан­ной на­цио­наль­но­сти, об­ра­зуя ин­фор­ма­ци­он­но-энер­ге­ти­че­скую сис­те­му эт­но­са.  Ме­ж­ду эт­но­ноо­сфе­рой и био­по­лем че­ло­ве­ка идет по­сто­ян­ный ин­тен­сив­ный об­мен  ин­фор­ма­ци­ей  на уров­не под­соз­на­ния че­ло­ве­ка, но этот про­цесс не все­гда им осоз­на­ет­ся.  Ин­фор­ма­ция от че­ло­ве­ка в эт­но­ноо­сфе­ру по­сту­па­ет  по  все­му диа­па­зо­ну час­тот его био­по­ля,  т.е.  все из­ме­не­ния, да­же мель­чай­шие,  вы­зван­ные мыс­ля­ми и чув­ст­ва­ми че­ло­ве­ка,  мо­мен­таль­но ста­но­вят­ся дос­тоя­ни­ем эт­но­ноо­сфе­ры.  Об­рат­ный про­цесс про­те­ка­ет ина­че. Ин­фор­ма­ция от эт­но­ноо­сфе­ры к че­ло­ве­ку по­сту­па­ет вы­бо­роч­но. Го­лов­ной  мозг  че­ло­ве­ка  как при­ем­ное уст­рой­ст­во не вос­при­ни­ма­ет весь диа­па­зон час­тот,  воз­дей­ст­вую­щих на его био­по­ле,  мно­гое ос­та­ет­ся не­осоз­нан­ным.  Его не­осоз­нан­ные по­ступ­ки,  в ко­неч­ном сче­те так­же оп­ре­де­ля­ют­ся эт­но­ноо­сфе­рой,  хо­тя ино­гда че­ло­век удив­ля­ет­ся сво­им ин­туи­тив­ным дей­ст­ви­ям,  не на­хо­дя им объ­яс­не­ния.  Для то­го, что­бы че­ло­век осоз­нал ин­фор­ма­цию,  по­сту­паю­щую из  эт­но­ноо­сфе­ры,  ме­ж­ду час­то­той  по­след­ней и час­то­той го­лов­но­го моз­га как при­ем­но­го уст­рой­ст­ва долж­но воз­ник­нуть ре­зо­нанс­ное яв­ле­ние. Так же об­сто­ит де­ло с на­пол­не­ни­ем эт­но­ноо­сфе­ры кос­ми­че­ской энер­ги­ей,  для это­го их час­то­ты долж­ны сов­па­дать,  что и про­ис­хо­дит при ре­зо­нан­се. Од­на­ко ука­зан­ное яв­ле­ние, ви­ди­мо, про­ис­хо­дит не­час­то. Та­ким об­ра­зом, био­по­ле че­ло­ве­ка,  эт­но­ноо­сфе­ра эт­но­са,  кос­ми­че­ские из­лу­че­ния со­став­ля­ют  еди­ную  ин­фор­ма­ци­он­но-энер­ге­ти­че­скую сис­те­му,  ме­ха­низ­мы ко­то­рой со­вре­мен­ной нау­кой еще не­дос­та­точ­но  изу­че­ны.  Од­на­ко те зна­ния,  ко­то­рые  уже  на­ко­п­ле­ны че­ло­ве­че­ст­вом в об­лас­ти фи­зи­ки и кос­мо­ло­гии, пси­хо­ло­гии и фи­зио­ло­гии в.н.д., био­ло­гии и гео­гра­фии, ис­то­рии и фи­ло­со­фии и дру­гих на­ук да­ют твер­дое ос­но­ва­ние го­во­рить о ре­аль­но­сти эт­но­ноо­сфе­ры.

При­ме­не­ние уче­ния об эт­но­ноо­сфе­ре с пас­сио­нар­ной тео­ри­ей эт­но­ге­не­за к рас­смот­ре­нию эт­ни­че­ской ис­то­рии на­ро­дов ог­ра­ж­да­ет  ис­то­ри­че­скую нау­ку от раз­лич­но­го ро­да из­мыш­ле­ний.  От­сут­ст­вие у ис­то­ри­че­ской нау­ки фи­ло­соф­ско-ме­то­до­ло­ги­че­ской ба­зы,  раз­ра­бо­тан­ной на  ос­но­ве  со­вре­мен­ных на­уч­ных дос­ти­же­ний,  яв­ля­ет­ся той “чер­ной ды­рой”,  ку­да не­ожи­дан­но ис­че­за­ют ста­рые эт­но­сы и от­ку­да  так  же не­ожи­дан­но  по­яв­ля­ют­ся  но­вые.  Пас­сио­нар­ная  тео­рия эт­но­ге­не­за и уче­ние об эт­но­ноо­сфе­ре на во­прос: “Ку­да ис­чез­ли волж­ские бул­га­ры, ха­за­ры,  пе­че­не­ги  и  по­лов­цы?”  - по­зво­ля­ют од­но­знач­но от­ве­тить: “Ни­ку­да. Волж­ские бул­га­ры и сей­час жи­вут в ли­це по­волж­ских та­тар, а  по­том­ки  дон­ских и ниж­не­волж­ских бул­гар,  пе­че­не­гов и по­лов­цев про­жи­ва­ли под име­нем та­тар еще во вре­ме­на Зо­ло­той Ор­ды,  а  за­тем вли­лись в со­став на­ро­дов Вос­точ­ной Ев­ро­пы”.  Чин­ги­зи­ды и не­мно­го­чис­лен­ные мон­го­лы, ос­тав­шие­ся на Ниж­ней Вол­ге бы­ли не в со­стоя­нии рас­про­стра­нить  свою эт­но­ноо­сфе­ру на жи­ву­щие там тюрк­ские на­ро­ды, вско­ре они са­ми по­па­ли под влия­ние их эт­но­ноо­сфе­ры. Три род­ст­вен­ных  тюрк­ских  на­ро­да  со­став­ля­ли  ос­нов­ное на­се­ле­ние Кип­чак­ско­го цар­ст­ва (Зо­ло­той Ор­ды):  волж­ские бул­га­ры, по­лов­цы и чер­ка­сы (по­том­ки  се­ве­ро­кав­каз­ских,  дон­ских и при­чер­но­мор­ских бул­гар).  Уже по­сле рас­па­да  Зо­ло­той  Ор­ды чер­ка­сы и часть по­лов­цев,  под­пав­ших под влия­ние  эт­но­ноо­сфе­ры  чер­ка­сов,  со­ста­ви­ли  яд­ро  ку­бан­ских, дон­ских  и  за­по­рож­ских ка­за­ков.  При­ня­тие пра­во­сла­вия и мас­со­вое про­ник­но­ве­ние в сре­ду чер­ка­сов бег­лых рус­ских кре­сть­ян и  от­час­ти пред­ста­ви­те­лей  дру­гих  со­ци­аль­ных групп сме­сти­ли не­су­щую час­то­ту эт­но­ноо­сфе­ры их в сто­ро­ну сбли­же­ния ку­бан­ских и дон­ских ка­за­ков с рус­ски­ми, а за­по­рож­ских с ук­ра­ин­ца­ми.

До мон­голь­ско­го за­вое­ва­ния бул­га­ры, по­лов­цы и чер­ка­сы вме­сте с сред­не­ази­ат­ски­ми тюр­ка­ми, ко­то­рых объ­е­ди­ня­ла  в  еди­ное  це­лое бли­зость их эт­но­ноо­сфер,  со­став­ля­ли мощ­ный су­пер­эт­нос. При бла­го­при­ят­ных ус­ло­ви­ях со вре­ме­нем они впол­не мог­ли стать еди­ным на­ро­дом с об­щей эт­но­ноо­сфе­рой.  Пер­вый удар по един­ст­ву вос­точ­но­ев­ро­пей­ских и сред­не­ази­ат­ских тю­рок на­нес  раз­гром  тюрк­ских  го­су­дарств мон­го­ла­ми,  ко­гда свя­зи их бы­ли ра­зо­рва­ны.  Хо­тя за­тем они ока­за­лись в пре­де­лах еди­ной Зо­ло­той Ор­ды, но под вла­стью за­вое­ва­те­лей уже не мог­ли жить по сво­ей во­ле. Влия­ние пра­во­сла­вия на тю­рок юга Вос­точ­ной Ев­ро­пы окон­ча­тель­но рас­ко­ло­ло их  эт­но­ноо­сфе­ру. Ог­ром­ная мас­са тю­рок юга Рос­сии, ока­зав­шись под воз­дей­ст­ви­ем пра­во­сла­вия и рус­ской куль­ту­ры сме­ни­ла свою эт­но­ноо­сфе­ру и по сво­ему мен­та­ли­те­ту  все  даль­ше от­хо­ди­ла от сво­их род­ст­вен­ни­ков,  пре­ж­де все­го от волж­ских бул­гар,  ко­то­рые ос­та­лись вер­ны­ми  при­ня­той  их пред­ка­ми ис­ла­му.  В даль­ней­шем рус­ская  офи­ци­аль­ная  ис­то­ри­че­ская нау­ка по­ста­ра­лась, мяг­ко го­во­ря, за­вуа­ли­ро­вать тюрк­ское про­ис­хо­ж­де­ние ка­за­ков,  пред­ста­вив их рус­ски­ми людь­ми,  бе­жав­ши­ми по  тем или иным при­чи­нам “Ди­кое по­ле”.

Волж­ские бул­га­ры  по­сле  рас­па­да  Зо­ло­той  Ор­ды вос­ста­но­ви­ли свою го­су­дар­ст­вен­ность в пол­ном объ­е­ме. Тра­ди­ции бул­гар­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти  ухо­дят  свои­ми кор­ня­ми в Ве­ли­кую Бол­га­рию Куб­ра­та, су­ще­ст­во­вав­шую на Се­вер­ном Кав­ка­зе в VП в. Свое даль­ней­шее раз­ви­тие она по­лу­чи­ла в Волж­ской Бул­га­рии, ко­то­рая воз­ник­ла на Сред­ней Вол­ге в VШ в.  Раз­лич­ные бул­гар­ские пле­ме­на при­шед­шие с Се­вер­но­го Кав­ка­за  и  До­на ас­си­ми­ли­ро­ва­ли ме­ст­ные фин­но-угор­ские и тюрк­ские пле­ме­на, что да­ло  ос­но­ва­ние  воз­ник­но­ве­нию  на­род­но­сти  волж­ских бул­гар со сво­ей эт­но­ноо­сфе­рой,  ко­то­рая бы­ла близ­ка эт­но­ноо­сфе­рам ос­тав­ших­ся на Се­вер­ном Кав­ка­зе и До­ну,  а так­же ушед­шим на  Ду­най бол­гар.  Све­де­ний  о  том,  как про­те­ка­ла жизнь бул­гар на Сред­ней Вол­ге в VIII-IХ вв.  ма­ло и мы мо­жем толь­ко до­га­ды­вать­ся об этом, что впол­не ес­те­ст­вен­но, ибо они на­хо­ди­лись в ин­ку­ба­ци­он­ном пе­рио­де фа­зы подъ­е­ма,  ко­гда в эт­но­се со­вер­ша­ют­ся внут­рен­ние про­цес­сы, не все­гда от­ме­чае­мые со­се­дя­ми и ле­то­пис­ца­ми. Дос­то­вер­ные све­де­ния о волж­ских бул­гар в яв­ном пе­рио­де фа­зы подъ­е­ма их эт­но­ге­не­за  ос­та­ви­ли вос­точ­ные ав­то­ры на­ча­ла Х в., пре­ж­де все­го Ибн-Фад­лан, от­ме­тив­ший в сво­их за­пис­ках офи­ци­аль­ное при­ня­тие бул­га­ра­ми ис­ла­ма в 922 г.  Фа­за  подъ­е­ма за­вер­ши­лась ус­та­нов­ле­ни­ем цен­тра­ли­зо­ван­ной вла­сти над всей тер­ри­то­ри­ей Бул­га­рии еди­но­го  бул­гар­ско­го  эми­ра. Прав­ле­ние  эми­ра име­ло все ат­ри­бу­ты го­су­дар­ст­вен­но­сти фео­даль­но­го ти­па.  В рас­ши­ре­нии сво­его ареа­ла бул­гар­ский эт­нос  так­же  дос­тиг не­ма­лых ус­пе­хов. Влия­ние бул­гар про­сти­ра­лось на сот­ни ки­ло­мет­ров от сто­ли­цы во всех на­прав­ле­ни­ях стран све­та.

Ак­ма­ти­че­ская фа­за,  в ко­то­рую бул­га­ры всту­пи­ли в ХI в., при­ве­ла к еще боль­ше­му ук­ре­п­ле­нию их эт­но­ноо­сфе­ры  на  ба­зе  му­суль­ман­ской куль­ту­ры.  Под влия­ни­ем бул­гар жи­ли мно­гие ок­ру­жаю­щие на­ро­ды. Столк­но­ве­ние двух наи­бо­лее силь­ных эт­но­сов Вос­точ­ной Ев­ро­пы - бул­гар и рус­ских,  ко­то­рые к это­му вре­ме­ни уже до­воль­но на­деж­но ук­ре­пи­ли свой пра­во­слав­ный мен­та­ли­тет, - со­про­во­ж­да­лось как во­ен­ны­ми  по­хо­да­ми друг на дру­га,  так и мно­ги­ми го­да­ми мир­ной жиз­ни, ко­гда тор­го­вые, ди­пло­ма­ти­че­ские и хо­зяй­ст­вен­ные свя­зи ме­ж­ду эти­ми на­ро­да­ми  при­об­ре­та­ли ус­той­чи­во ин­тен­сив­ный ха­рак­тер.  Ре­зуль­та­ты ре­мес­лен­ной дея­тель­но­сти бул­гар в этот пе­ри­од ста­ли из­вест­ны­ми во мно­гих не толь­ко ближ­них,  но и даль­них стра­нах. Бул­гар­ские куп­цы бы­ли час­ты­ми гос­тя­ми в та­ких стра­нах,  как  Русь,  Ки­тай,  Ин­дия, стра­нах Сред­ней Азии,  Ближ­не­го Вос­то­ка,  За­пад­ной Ев­ро­пы.  Сло­во “ал-Бул­га­ри” (“из Бул­га­рии”) зву­ча­ло так  час­то,  что  в  Сред­ней Азии оно не бы­ло за­бы­то еще и в ХIХ в.

В кон­це ак­ма­ти­че­ской фа­зы бул­га­рам при­шлось ис­пы­тать  яро­ст­ные во­ен­ные уда­ры мон­го­лов. Пер­вый удар при­шел­ся в 1223 г. по­сле по­бе­ды мон­го­лов над  объ­е­ди­нен­ным  рус­ско-по­ло­вец­ким вой­ском  на Кал­ке.  Бул­га­ры  не  толь­ко вы­дер­жа­ли этот удар,  но и раз­гро­ми­ли мон­голь­ский от­ряд под пред­во­ди­тель­ст­вом  не­по­бе­ди­мо­го  пол­ко­вод­ца Чингисхана Су­бу­дая.  По­сле пер­вой бит­вы мон­го­лы еще в те­че­ние 13 лет со­вер­ша­ли на­па­де­ния на Волж­скую Бул­га­рию,  ко­то­рые не при­ве­ли их к удов­ле­тво­ри­тель­ным для них ре­зуль­та­там. Пер­вы­ми бы­ли по­ко­ре­ны ниж­не­волж­ские бул­га­ры. Лишь в 1236 г. мон­голь­ским вой­скам, ко­то­рые  име­ли  в сво­ем со­ста­ве ог­ром­ную мас­су вои­нов, ру­ко­во­ди­мых мно­ги­ми ца­ре­ви­ча­ми и зна­ме­ни­ты­ми пол­ко­вод­ца­ми,  уда­лось  по­ко­рить цен­траль­ные час­ти Волж­ской Бул­га­рии. Это бы­ло ог­ром­ным по­тря­се­ни­ем для бул­гар­ско­го на­ро­да. Но его эт­но­ноо­сфе­ра вы­дер­жа­ла на­пря­же­ние  и  не  рас­ко­ло­лась,  а  в даль­ней­шем спо­соб­ст­во­ва­ла бы­ст­ро­му вос­ста­нов­ле­нию эко­но­ми­ки и куль­ту­ры, а от­час­ти и го­су­дар­ст­вен­но­сти волж­ских бул­гар, ибо этот пе­ри­од был еще толь­ко кон­цом ак­ма­ти­че­ской фа­зы их эт­но­ге­не­за.

Не ме­нее тя­же­лые ис­пы­та­ния при­шлось ис­пы­тать бул­гар­ско­му эт­но­су в кон­це XIII - XIV вв., ко­гда он всту­пил в фа­зу над­ло­ма. По­те­ря  на­ро­дом  пер­спек­тив,  за­си­лье суб­пас­сио­на­ри­ев,  для ко­то­рых свои лич­ные ин­те­ре­сы ока­за­лись вы­ше об­ще­на­цио­наль­ных, бес­ко­неч­ные на­па­де­ния на бул­гар­ские зем­ли зо­ло­то­ор­дын­ских ха­нов, рус­ских кня­зей и уш­куй­ни­ков по­тря­са­ли стра­ну. Бул­га­рия рас­па­лась на ряд кня­жеств,  сре­ди ко­то­рых на пер­вое ме­сто ста­ло вы­дви­гать­ся Ка­зан­ское кня­же­ст­во, сла­бо свя­зан­ное с дру­ги­ми кня­же­ст­ва­ми. Все эти со­бы­тия не­бла­го­при­ят­но от­ра­зи­лись на эт­но­ноо­сфе­ре бул­гар,  рез­кие и силь­ные ко­ле­ба­ния при­ве­ли ее  к  ос­лаб­ле­нию.  Не­ус­той­чи­вость  не­су­щей час­то­ты  эт­но­ноо­сфе­ры бул­гар не да­ва­ли ей воз­мож­но­сти на­стро­ить­ся на оп­ре­де­лен­ную кос­ми­че­скую час­то­ту,  сле­до­ва­тель­но, она не по­лу­ча­ла кос­ми­че­скую энер­гию, для по­сту­п­ле­ния ко­то­рой не­об­хо­ди­мо осу­ще­ст­в­ле­ние ре­зо­нанс­но­го яв­ле­ния. Мыс­ли и чув­ст­ва бул­гар при­об­ре­ли про­ти­во­ре­чи­вый ха­рак­тер, ко­то­рые от­ра­зив­шись в эт­но­ноо­сфе­ре так­же не спо­соб­ст­во­ва­ли ее  ус­той­чи­во­сти. Од­на­ко  бул­гар­ский  эт­нос  с че­стью вы­дер­жал и это ис­пы­та­ние.  Со­хра­ни­лась стра­на, хо­тя и рас­ко­ло­тая, со­хра­нил­ся бул­гар­ский на­род, ко­то­рый имел, хо­тя и ос­лаб­лен­ную,  но еще дос­та­точ­но силь­ную для ук­ре­п­ле­ния един­ст­ва бул­гар эт­но­ноо­сфе­ру.

По­сле мно­гих  по­тря­се­ний  и  ис­пы­та­ний,  по­терь и раз­ру­ше­ний бул­гар­ский эт­нос всту­пил в пер­вой по­ло­ви­не XV  в.  в  инер­ци­он­ную фа­зу сво­его эт­но­ге­не­за. В 1445 г. Ка­зан­ское кня­же­ст­во бы­ло за­хва­че­но сы­ном быв­ше­го зо­ло­то­ор­дын­ско­го ха­на Улу-Му­хам­ме­да  Мах­му­дом, а бул­гар­ский эмир Ка­за­ни Га­ли­бек был убит. До сих пор не­яс­но, по­че­му ка­зан­цы не от­стоя­ли сво­его эми­ра.  Нет све­де­ний,  что Ка­зань бы­ла взя­та Мах­му­дом штур­мом,  да и во­ин­ских сил у не­го бы­ло ма­ло; его отец при­шел в Ниж­ний Нов­го­род все­го лишь с тре­мя ты­ся­ча­ми вои­нов,  а у сы­на,  ви­ди­мо, бы­ла лишь часть из них. Воз­мож­но, здесь сыг­ра­ли свою роль ди­на­сти­че­ские со­об­ра­же­ния бул­гар­ской  зна­ти. С мо­мен­та  во­ца­ре­ния  Мах­му­да Ка­зан­ское кня­же­ст­во ста­ло на­зы­вать­ся цар­ст­вом (хан­ст­вом) - ведь во гла­ве го­су­дар­ст­ва сто­ял да­ле­кий по­то­мок Чин­гис­ха­на,  ко­то­ро­го уже, прав­да, нель­зя бы­ло на­звать мон­го­лом.  Од­на­ко,  Ка­зан­ское цар­ст­во не бы­ло един­ст­вен­ным го­су­дар­ст­вом бул­гар. Фор­маль­но оно за­ви­се­ло от Бул­га­рии, ко­то­рая за­ни­ма­ла ле­вые бе­ре­га Вол­ги и Ка­мы на се­ве­ре и за­па­де,  а на юге и вос­то­ке ее  гра­ни­цы  поч­ти сов­па­да­ли со ста­ры­ми,  су­ще­ст­во­вав­ши­ми до мон­голь­ско­го вла­ды­че­ст­ва.  Та­ким об­ра­зом,  зем­ли Ка­­занского  хан­ст­ва рас­по­ла­га­лись на пра­во­бе­ре­жье Ка­мы и Вол­ги.  Инер­ционная фа­за эт­но­ге­не­за от­ло­жи­ла свою пе­чать на жизнь и дея­тель­ность бул­гар. Ис­точ­ни­ки поч­ти не со­хра­ни­ли нам све­де­ний о со­бы­ти­ях в са­мой Бул­га­рии, она ос­та­лась в ос­нов­ном в за­пи­сях рус­ских ле­то­пис­цев как со­пер­ни­ца Мо­с­ков­ской Ру­си за пре­об­ла­да­ние на Волж­ском пу­ти и зем­лях Се­ве­ра, бо­га­тых пуш­ни­ной.

Со­пер­ни­че­ст­во ме­ж­ду Ка­зан­ской Бул­га­ри­ей и  Мо­с­ков­ской  Ру­сью про­дол­жа­лось  бо­лее 100 лет. По­бе­да ока­за­лась на сто­ро­не Мо­ск­вы, ко­то­рая за­вер­ши­ла про­ти­во­стоя­ние двух  го­су­дарств  за­вое­ва­ни­ем  в 1552 г.  Ка­за­ни, а за­тем и всей Бул­га­рии. При­чин па­де­ния Бул­га­рии не­сколь­ко.  Од­на из них - эт­ни­че­ско­го ха­рак­те­ра. Рус­ские бы­ли мо­ло­дым рас­ту­щим эт­но­сом, а бул­га­ры пе­ре­жи­ва­ли свою ста­рость. Впол­не ес­те­ст­вен­но, что ста­рый эт­нос не смог про­ти­во­сто­ять сво­ему мо­ло­до­му со­се­ду. Еще од­на при­чи­на па­де­ния Ка­за­ни за­клю­ча­ет­ся в том, что на пре­сто­ле и во­круг не­го на­хо­ди­лись лю­ди не все­гда пре­сле­дую­щие бул­гар­ские ин­те­ре­сы.  Од­ни из них, на­зо­вем их та­тар­ско-рус­ской пар­ти­ей,  бы­ли тес­но свя­за­ны с мо­с­ков­ской зна­тью, сре­ди ко­то­рых бы­ло не­ма­ло их род­ст­вен­ни­ков,  по­лу­чав­ших от мо­с­ков­ско­го ца­ря вы­со­кие долж­но­сти и хо­ро­шие до­хо­ды.  Дру­гие,  на­зо­вем их  ме­ст­ной бул­гар­ской пар­ти­ей, опи­ра­лись на бул­гар­ский на­род в ли­це его дво­рян­ст­ва.  Их ин­те­ре­сы все­це­ло на­хо­ди­лись в пре­де­лах Бул­га­рии и на Вос­то­ке.  Борь­ба этих двух пар­тий - та­тар­ско-рус­ской и бул­гар­ской - оп­ре­де­ля­ла  всю  внут­рен­нюю и внеш­нюю по­ли­ти­ку Ка­зан­ской Бул­га­рии. Так как в ре­чах сво­их и та­тар­ско-рус­ская пар­тия так­же апел­ли­ро­ва­ла к бул­гар­ско­му на­ро­ду, то дан­ное об­стоя­тель­ст­во при­ве­ло к рас­ко­лу эт­но­ноо­сфе­ры бул­гар. В кон­це кон­цов внеш­ний на­жим рус­ско­го пра­ви­тель­ст­ва и пре­да­тель­ская по­ли­ти­ка та­тар­ско-рус­ской пар­тии из­нут­ри ос­ла­би­ли стра­ну,  а бул­гар­ская пар­тия ока­за­лась не­спо­соб­ной ор­га­ни­зо­вать свой на­род к от­по­ру вой­скам Ива­на  Гроз­но­го  по при­чи­не дез­ор­га­ни­за­ции управ­ле­ния го­су­дар­ст­вом со сто­ро­ны пер­вых. Опять-та­ки по при­чи­не эт­ни­че­ско­го ха­рак­те­ра - эт­нос уже не  об­ла­дал  дос­та­точ­ным уров­нем пас­сио­нар­но­го на­пря­же­ния и эт­но­ноо­сфе­ра, ос­лаб­лен­ная и рас­ко­ло­тая, не ока­за­ла не­об­хо­ди­мо­го в экс­тре­маль­ных ус­ло­ви­ях воз­дей­ст­вия - ос­нов­ная мас­са бул­гар­ско­го на­ро­да во вре­мя оса­ды Ка­за­ни не под­ня­лась на за­щи­ту сво­ей сто­ли­цы.  Поз­же,  ко­гда цар­ские вой­ска ста­ли ок­ку­пи­ро­вать зем­ли Бул­га­рии,  на­род вы­ну­ж­ден был взять­ся за ору­жие,  но бы­ло уже позд­но. Три­дца­ти­лет­няя борь­ба бул­гар­ско­го  на­ро­да  не  вер­ну­ла  стра­не сво­бо­ду.  Так окон­чи­лась инер­ци­он­ная фа­за эт­но­ге­не­за бул­гар.

В жиз­ни бул­гар­ско­го эт­но­са на­сту­пи­ла фа­за об­ску­ра­ции,  в ко­то­рую он во­шел на ру­бе­же XVI - XVII вв.  уже в со­ста­ве рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­ва. По­те­ря го­су­дар­ст­вен­но­сти, ги­бель в по­жа­ри­щах битв па­мят­ни­ков  и  цен­но­стей ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной куль­ту­ры бул­гар, вы­ну­ж­ден­ный уход их  с мест,  ко­то­рые они об­жи­ва­ли сот­ни лет,  в При­ура­лье,  в Си­бирь и в Сред­нюю Азию,  на­силь­ст­вен­ное  кре­ще­ние, ги­бель пас­сио­на­ри­ев в на­цио­наль­но-ос­во­бо­ди­тель­ной борь­бе ус­ко­ри­ли пе­ре­ход бул­гар­ско­го эт­но­са из инер­ци­он­ной фа­зы в об­ску­ра­цию. Мно­гие от­рас­ли  ре­мес­лен­ной  дея­тель­но­сти  бул­гар,  осо­бен­но ра­бо­ты, свя­зан­ные с же­ле­зом и ме­тал­ла­ми, бы­ли пре­кра­ще­ны и за­бы­ты. Из го­род­ских жи­те­лей бул­га­ры пре­вра­ти­лись в сель­ское на­се­ле­ние,  жи­ву­щее в глу­хих и да­ле­ких де­рев­нях,  ото­рван­ных от пол­но­кров­ной  об­ще­ст­вен­ной и го­су­дар­ст­вен­ной жиз­ни. Ду­хов­ная жизнь бы­ла су­же­на до чте­ния и изу­че­ния Ко­ра­на, ис­то­ри­че­ская па­мять с по­те­рей ле­то­пи­сей и книг, со­дер­жа­щих ис­то­рию бул­гар, ос­та­лась лишь в уст­ной пе­ре­да­че,  ис­точ­ник ко­то­рой об­ме­лел в те­че­ние ве­ков до  та­кой  сте­пе­ни, что за­те­рял­ся в пес­ках заб­ве­ния. Но не­смот­ря на все по­те­ри и уни­же­ния бул­га­ры,  со­хра­ни­ли свою эт­но­ноо­сфе­ру. Бул­гар­ский эт­нос до­шел до фа­зы “спа­си­тель­но­го”,  по сло­вам Л.Н.Гу­ми­ле­ва, го­мео­ста­за. Во вто­рой по­ло­ви­не XIX в.  и осо­бен­но в на­ча­ле ХХ в.  от­ме­ча­ет­ся не­бы­ва­лая  до  се­го вре­ме­ни ак­тив­ность бул­га­ро-та­тар­ской ин­тел­ли­ген­ции.  По­яв­ля­ет­ся дви­же­ние ваи­сов­цев за воз­ро­ж­де­ние бул­гар­ско­го эт­но­са. Бул­га­ро-та­тар­ские пас­сио­на­рии ве­дут ак­тив­ную ра­бо­ту как в крас­ном дви­же­нии,  так и в ря­дах бе­лых. С ус­та­нов­ле­ни­ем Со­вет­ской вла­сти  булгары  вос­ста­нав­ли­ва­ют  с раз­ре­ше­ния Мо­ск­вы свою го­су­дар­ст­вен­ность в фор­ме ав­то­но­мии.  Пе­ред бул­га­ро-та­тар­ской на­ци­ей  от­кры­ва­ют­ся  ши­ро­кие  пер­спек­ти­вы.  Но  меч­там не да­но бы­ло сбыть­ся. За го­ды Со­вет­ской вла­сти булгары по­те­ря­ли цен­но­стей  из  со­кро­вищ­ни­цы сво­ей ду­хов­ной куль­ту­ры боль­ше,  чем за все ве­ка вхо­ж­де­ния в Рос­сий­скую им­пе­рию.  Хо­тя нет ху­да без до­б­ра,  в ло­не рус­ской куль­ту­ры они за­ня­ли дос­той­ное ме­сто сре­ди дру­гих на­ро­дов,  дав Рос­сии уче­ных,  ком­по­зи­то­ров,  ху­дож­ни­ков, пи­са­те­лей, по­ли­ти­ков,  ру­ко­во­ди­те­лей всех ран­гов, офи­це­ров и вое­на­чаль­ни­ков.

Булгары сто­ят на по­ро­ге воз­ро­ж­де­ния  сво­ей  го­су­дар­ст­вен­но­сти в со­ста­ве Рос­сии, куль­ту­ры и язы­ка. Но про­дви­же­ние бул­га­ро-та­тар­ско­го на­ро­да в бу­ду­щее,  где он зай­мет дос­той­ное  ме­сто сре­ди  дру­гих  на­ций  как  рав­ный сре­ди рав­ных, без зна­ния сво­ей дей­ст­ви­тель­ной эт­ни­че­ской ис­то­рии и ис­то­рии куль­ту­ры, а не при­ду­ман­ной и на­вя­зан­ной ему, не­воз­мож­но. Фи­ло­соф­ско-ме­то­до­ло­ги­че­ской  ос­но­вой  изу­че­ния и опи­са­ния  ре­аль­ных про­цес­сов эт­но­ге­не­за и куль­ту­ро­ге­не­за бул­га­ро-та­тар, как и дру­гих на­ро­дов, впол­не мо­гут слу­жить прин­ци­пи­аль­ные вы­во­ды из по­след­них дос­ти­же­ний эт­но­ло­гии и уче­ние об эт­но­ноо­сфе­ре.



[i] Cм.: За­ки­ев М.З.,  Кузь­мин-Юма­на­ди Я.Ф.  Волж­ские бул­га­ры и их потом­­ки. М., 1993.

[ii] Вопросы  этногенеза  тюркоязычных  народов  Среднего  Поволжья. Казань, 1971. C.254-255.

[iii] Герасимов М.М.,  Рудь Н.М.,  Яблонский Л.Т.  Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы. М., 1987. C.84.

[iv] Кизилов  Ю.А.  Земли  и  народы  России в XII - XV веках. М.,1984. C.20.

[v] Дан Феликс. Схватка за Рим. Аттила. Пер. с нем. М.,1993. C.236.

[vi] Россия:  Энциклопедический  словарь  (Брокгауза  и  Ефрона). Л., 1991. C.149.

[vii] Советская  историческая энциклопедия.  Т.14.  М., 1973. C.144.

[viii] Халим Айдар.  Книга печали,  или записки аборигена. Вильнюс, 1991. C.169.

[ix] Каримуллин А.Г.  Татары:  этнос и этноним.  Казань, 1989. C.8.

[x] Cм.: Гумилев Л.Н. Этноноосфера: История людей и история природы. М., 1993. C.541.