4.1. Казанская Булгария: история и культура

Ус­пеш­но пе­ре­жив фа­зу над­ло­ма,  в на­ча­ле XV в. бул­гар­ский эт­нос всту­пил в инер­ци­он­ную фа­зу сво­его эт­но­ге­не­за, ко­то­рую Л.Н.Гу­ми­лев на­звал “зо­ло­той осе­нью ци­ви­ли­за­ции”.  Инер­ци­он­ная фа­за “харак­теризу­ется укрепле­нием  го­с­­у­дар­ст­вен­ной  вла­сти  и  со­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов,  ин­тен­сив­ным  на­коп­ле­нием  ма­те­ри­аль­ных  и куль­тур­ных цен­но­стей, ак­тивным преобразова­нием вме­щаю­ще­го ланд­шаф­та”, - пи­сал уче­ный[i]. Ко­личество дисциплиниро­ванных в вы­пол­не­нии го­су­дар­ст­вен­ных установ­лений и при­леж­ных к ра­бо­те лю­дей  уве­ли­чи­ва­ет­ся, т.е. ли­цо эт­но­са на­чинают оп­ре­де­лять не пас­сио­на­рии, а лю­ди гар­мо­нич­ные,  ин­те­ре­сы ко­торых пол­но­стью оп­ре­де­ля­ют­ся мир­ным тру­дом,  на­прав­лен­ным  на улуч­ше­ние ма­те­ри­аль­ной и куль­тур­ной сто­рон жиз­ни сво­ей се­мьи. Они - про­тив­ни­ки вой­ны и сто­рон­ни­ки то­го об­раза  жиз­ни,  кото­рый ве­дут и ко­то­рый пред­став­ля­ет­ся им един­ст­вен­но ра­зум­ным и воз­мож­ным, и из­менения ко­то­ро­го они не же­ла­ют.

Так как в инер­ци­он­ной фа­зе эт­но­ге­не­за в со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской жиз­ни эт­но­са не про­ис­хо­дит ка­ких-ли­бо по­тря­се­ний, ес­ли толь­ко они не воз­ни­ка­ют из­вне,  на­при­мер,  в слу­чае вой­ны,  эт­но­ноо­сфе­ра его  дейст­вует ус­той­чи­во и со­гла­со­ван­но,  ибо под­пи­ты­ва­ет­ся од­но­на­прав­лен­ны­ми в ос­нов­ном,  уравнове­шенными и спо­кой­ны­ми мыс­ля­ми и чув­ст­ва­ми гар­мо­нич­ных лю­дей.  Ес­ли и есть в эт­но­се ка­кое-то ко­ли­че­ст­во пассио­нарных лю­дей, то их мыс­ли и чув­ст­ва не мо­гут по­ко­ле­бать  ус­той­чи­во­сти  эт­но­ноо­сфе­ры эт­но­са из-за их малочислен­ности.

Од­на­ко в кри­ти­че­ские мо­мен­ты жиз­ни эт­но­са, ко­гда ус­той­чи­вость его сис­те­мы мо­жет быть по­ко­леб­ле­на вме­ша­тель­ст­вом со сто­ро­ны пред­ставителей дру­гих эт­но­сов как из­вне, так и из­нут­ри, эт­но­ноо­сфе­ра мо­жет явить­ся тем ис­точником энер­гии, ко­то­рый под­пи­ты­ва­ет гар­мо­нич­ных лю­дей, на­прав­ляю­щих свою дея­тель­ность на со­хра­не­ние жизнеспособно­сти эт­ни­че­ской сис­те­мы. Ес­ли эт­нос по­бе­ж­да­ет воз­ник­шие труд­но­сти, то все воз­вра­ща­ет­ся “на кру­ги своя”,  ес­ли  же  эт­ни­че­ская сис­те­ма  бы­ва­ет  де­фор­ми­ро­ва­на, то про­ис­хо­дит смеще­ние,  в дан­ном слу­чае,  инерцион­ной фа­зы, что ус­ко­ря­ет его пе­ре­ход в фа­зу об­скурации,  ко­то­рая в консер­вированном ви­де мо­жет про­те­кать сто­ле­тия. Как толь­ко бу­дут соз­да­ны  ус­ло­вия,  спо­соб­ст­вую­щие  воз­ник­но­ве­нию фа­зы  реге­нерации,  этниче­ская  сис­те­ма вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся за счет со­хра­нив­шей­ся этно­ноосферы и дея­тель­но­сти пас­сио­на­ри­ев, ко­ли­че­ст­во ко­то­рых ни­ко­гда не бы­ва­ет рав­но ну­лю.

На эт­ни­че­ские  про­цес­сы,  про­те­каю­щие  в Волж­ской Бул­га­рии в XIV-  1-ой по­ло­ви­не XV вв. боль­шое влия­ние ока­зы­ва­ло воз­дей­ст­вие двух  со­сед­них  ей  го­су­дарств - Кип­чак­ско­го цар­ст­ва и Мо­с­ков­ской Ру­си.  Мож­но с уверенно­стью ска­зать, что их по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские  ин­те­ре­сы  в  1-ой  поло­вине XV в.  столк­ну­лись имен­но в Волж­ской Бул­гарии.  Бо­га­тая стра­на, с раз­витой эко­но­ми­кой, с дос­та­точ­но  вы­со­кой для сво­его вре­ме­ни ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной куль­ту­рой,  центр тор­гов­ли Вос­точ­ной Ев­ро­пы, где схо­ди­лись куп­цы мно­гих стран,  да­вая государ­ству не­ма­лую при­быль,  Волж­ская Бул­га­рия пред­ставлялась  со­се­дям  до­вольно  ла­ко­мым  ку­соч­ком. Кип­чак­ское цар­ст­во,  исхо­дившее из сво­его про­шло­го мо­гу­ще­ст­ва,  и Мо­с­ков­ская Русь,  до­ка­зав­шая свою возмож­ность про­ти­во­сто­ять Зо­ло­той  Ор­де  в Ку­ли­ков­ской бит­ве,  впол­не бы­ли уве­ре­ны в сво­их уст­рем­ле­ни­ях под­чи­нить Бул­га­рию сво­ей вла­сти. Хо­тя населе­ние Зо­ло­той Ор­ды в сво­ей ос­нов­ной  час­ти и бы­ло род­ст­вен­но бул­гарам,  тем не ме­нее бул­га­ры се­бя ни­ко­гда не ото­жде­ст­в­ля­ли  с  кипчак­ско-но­гай­ским  населе­нием Дешт-и-Кип­чак во гла­ве с по­том­ка­ми мон­гольских фео­да­лов. “Во вре­мя мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия объ­е­ди­не­ние кип­ча­ков рас­па­лось, но са­ми кип­ча­ки не ис­чез­ли. Со вре­ме­нем они во­шли как один из ком­по­нен­тов в  со­став  казах­ского,  уз­бек­ско­го  и  баш­кирского  на­ро­дов”[ii]. На­се­ле­ние Зо­ло­той Ор­ды нико­гда не со­став­ля­ло со­бой еди­ный та­тар­ский эт­нос. Та­ко­го эт­но­са не существо­вало. В не­драх Кип­чак­ско­го цар­ст­ва,  кро­ме уже су­ще­ст­вую­щих эт­но­сов - бул­гар, рус­ских и не­ко­то­рых дру­гих, скла­ды­ва­лись но­вые эт­но­сы ка­за­хов, уз­бе­ков, но­гай­цев.  Что ка­са­ет­ся взаи­мо­от­но­ше­ния бул­гар с рус­ски­ми, здесь мы наблю­даем про­ти­во­бор­ст­во двух эт­но­ноо­сфер,  ос­но­ван­ных на раз­лич­ных  религиоз­ных  прин­ци­пах  - ис­ла­ма и пра­во­сла­вия, не­смот­ря на бли­зость мно­гих сто­рон их ма­те­ри­аль­ной жиз­ни и род­ст­ва по  кро­ви, ко­то­рое под­держивалось в тече­нии мно­гих сто­ле­тий.

Ус­та­нов­ле­ние но­вой го­су­дар­ст­вен­но­сти в Ка­зан­ской Бул­га­рии.  В 30-е го­ды XV в.  в Зо­ло­той Ор­де, как и в пред­ше­ст­вую­щие десятиле­тия, шла не­прекращающаяся борь­ба за хан­ский трон в Са­рае. По­том­ст­во Ба­тый-ха­на со вре­ме­нем ста­ло мно­го­чис­лен­ным, рас­па­лось на ди­на­стии,  ко­то­рые попере­менно за­ни­ма­ли трон.  Ка­ж­дый пре­тен­дент из той или иной ди­на­стии счи­тал се­бя бо­лее дос­той­ным хан­ской вла­сти. По­это­му хан, всту­пив­ший на пре­стол, ста­рал­ся унич­то­жить пред­ста­ви­те­лей со­перничающей ди­на­стии. В этой дина­стической борь­бе не­ма­лую роль иг­рали при­двор­ные вель­мо­жи, осо­бен­но вое­начальники.

Ко­гда Улу-Му­хам­мед всту­пал на зо­ло­то­ор­дын­ский пре­стол, то он как  и лю­бой дру­гой по­бе­ди­тель на его мес­те,  по­вел борь­бу за укрепле­ние сво­ей вла­сти.  Для дос­ти­же­ния этой це­ли не­об­хо­ди­мо бы­ло уничто­жить  вое­на­чаль­ни­ка  Еди­гея - глав­но­го сто­рон­ни­ка на­след­ни­ков Ти­му­ра Кут­лу.  Од­на­ко при­ня­тые ме­ры к ус­пе­ху не при­ве­ли.  Сы­но­вья Еди­гея,  бе­жав­шие в Рос­сию,  не­ожи­дан­но вер­ну­лись в Ор­ду во гла­ве 3-ты­сяч­но­го вой­ска и с пле­мян­ни­ком Ти­му­ра  Кут­лу  Гыя­сэт­ди­ном, на­па­ли на Улу-Му­хам­ме­да, ко­то­рый, по­тер­пев по­ра­же­ние, вы­нужден был уда­лить­ся в Крым. В Са­рае на пре­сто­ле ока­зал­ся Гыя­сэт­дин. Че­рез год по­сле его смер­ти в ха­ны был воз­ве­ден Ки­чи-Му­хам­мед. 

По при­чи­не  той  же ди­на­сти­че­ской борь­бы Улу-Му­хам­ме­ду при­шлось по­ки­нуть и Крым, где он был ха­ном. С 3-ты­сяч­ным вой­ском из­гнанный  ото­всюду хан всту­пил в пре­де­лы Рос­сии,  на­де­ясь на благодар­ность мо­с­ков­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия II,  ко­то­ро­му  бу­ду­чи еще  зо­лотоордынским  правите­лем он пе­ре­дал ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол.  Улу-Му­хам­мед за­нял  го­род Бе­лев  на  Оке,  на­хо­див­ший­ся  в юго-за­пад­ной  час­ти  Мо­с­ков­ско­го го­су­дар­ст­ва.  Од­нако Ва­си­лий II, воз­мож­но,  же­лая по­ка­зать свою пре­дан­ность  са­рай­ско­му  ха­ну,  не ока­зал под­держ­ку не­удачнику и по­тре­бо­вал его уда­ле­ния из пре­де­лов Мо­с­ков­ско­го княже­ства.

В де­каб­ре 1437 г.  про­тив Улу-Му­хам­ме­да ве­ли­кий князь по­слал вой­ска.  Про­изош­ла бит­ва, в ко­то­рой хан одер­жал над рус­ски­ми пол­ную по­бе­ду. Вес­ной 1439 г. он по­шел с вой­ска­ми на Ниж­ний Нов­го­род и за­нял его, за­тем, не встре­чая серь­ез­но­го со­про­тив­ле­ния рус­ских, до­шел до Мо­ск­вы. По­сле этих со­бы­тий в те­че­ние поч­ти пя­ти лет мир­ные отноше­ния ме­ж­ду Улу-Му­хам­ме­дом и Васи­лием II  не  на­ру­ша­лись. Не  имея  дру­го­го при­ста­ни­ща,  хан сде­лал сво­ей став­кой не­боль­шое по­се­ле­ние (ме­сто ста­ро­го бул­гар­ско­го го­ро­да) ря­дом с Ниж­ним  Нов­го­ро­дом. С  це­лью  ук­ре­п­ле­ния сво­его по­ло­же­ния Улу-Му­хам­мед зи­мой 1445 г.  хо­дил на Му­ром, вес­ной то­го же го­да по­слал вой­ско про­тив Москов­ского вели­кого кня­зя.  Мух­му­тек и Якуб,  по­став­лен­ные от­цом во гла­ве вой­ска,  в ию­ле 1445 г.  да­ли ве­ли­ко­му  кня­зю  сра­же­ние. Рус­ские и эту бит­ву про­иг­рали.  Ва­си­лий II по­пал в плен и сы­но­вья Улу-Му­хам­ме­да от­вез­ли его к сво­ему от­цу в Ниж­ний Нов­го­род. Осе­нью то­го же го­да ве­ли­кий князь был освобо­жден из пле­на за боль­шой вы­куп.  Улу-Му­хам­мед по­ни­мал,  что его по­ло­же­ние на ок­раи­не  чу­жо­го го­су­дар­ст­ва, в ок­ру­же­нии враж­дебного на­ро­да не­проч­но и дол­го он в та­ком по­ло­же­нии пре­бы­вать не  мо­жет.  Без  ты­ла,  без  по­пол­не­ния войск, без сво­его  го­су­дар­ст­ва он ра­но или позд­но бу­дет по­бе­ж­ден. Не­об­хо­ди­мо бы­ло за­нять трон,  кото­рый мог бы уп­ро­чить его  власть над оп­ре­де­лен­ной тер­ри­то­ри­ей и на­ро­дом,  жи­ву­щим на ней. По­жа­луй, наи­бо­лее под­хо­дя­щей для осу­ще­ст­в­ле­ния дан­но­го за­мыс­ла  Улу-Му­хам­ме­да  бы­ла Волж­ская Бул­га­рия. За­хва­тить ее не со­став­ля­ло боль­шо­го тру­да,  ибо ос­лаб­лен­ная за­вое­ва­тель­ны­ми по­хо­да­ми зо­ло­то­ор­дын­цев и рус­ских,  а так­же про­ка­тив­шей­ся по стра­не 1428-1430 гг. эпи­де­ми­ей чу­мы и силь­ней­шей за­су­хой, она не мог­ла ока­зать со­про­тив­ле­ние.

Хан без  тро­на,  ко­то­ро­му в по­след­ние го­ды од­на­ко же сопутство­вала во­енная уда­ча,  Улу-Му­хам­мед не  ус­пел  осу­ще­ст­вить  свой план  -  был убит сво­им сы­ном Мах­му­те­ком.  По­след­ний и до­вел де­ло от­ца до кон­ца.  Мах­му­тек в 1445 г. за­хва­тил Ка­зань - сто­ли­цу кня­же­ст­ва, а мест­ного пра­ви­те­ля Алим-бе­ка (Азыя, Ли­бея) убил. Од­на­ко эти со­бы­тия нель­зя пред­став­лять так,  как-буд­то бы вся  Волж­ская Бул­га­рия  пе­ре­шла  в  под­чи­не­ние (те­перь уже ха­на) Мах­муда,  сы­на Улу-Му­хам­ме­да.  Воз­можно,  так на­зы­вае­мое Ка­зан­ское цар­ст­во  (Ка­зан­ское  хан­ст­во)  рус­ских ле­то­пи­сей так и ос­та­лось од­ной из про­вин­ций Ка­зан­ской Бул­га­рии, а ка­занские ха­ны пра­ви­те­ля­ми Ка­зан­ской об­лас­ти  - фор­постом борь­бы за не­зависимость в ус­ло­ви­ях экс­пан­сии рус­ско­го са­мо­дер­жа­вия на вос­ток. По это­му во­про­су ин­те­рес­ные мыс­ли вы­ска­за­ны в ста­тье Ф.Ну­рут­ди­но­ва “Пусть по­ве­рят все на­ро­ды...”[iii].  До­пол­ни­тель­ные ис­сле­до­ва­ния казан­ского пе­рио­да ис­то­рии бул­гар мо­гут при­вес­ти к важ­ным и ин­те­рес­ным от­кры­ти­ям.

Не ос­та­лись   без   зе­мель  сы­но­вья  Улу-Му­хам­ме­да  Ка­сим  и Якуб. Ва­силий II вы­де­ля­ет им удел на Оке в Ме­щер­ской зем­ле. Ка­сим ос­та­ет­ся вла­деть уде­лом, име­нуе­мом в даль­ней­шем Ка­си­мов­ским цар­ст­вом, кото­рому  рус­ские кня­зья пла­ти­ли дань еще по­сле па­де­ния Ка­за­ни в 1552 г. по до­го­во­ру, заклю­ченному при ос­во­бо­ж­де­нии Ва­си­лия II из пле­на. Якуб же  не­сет  служ­бу  в ка­честве вое­на­чаль­ни­ка при дво­ре ве­ли­ко­го кня­зя.  На­хо­див­шие­ся при рус­ском вой­ске  тюр­ки име­но­ва­лись слу­жи­лы­ми та­тарами или ка­за­ка­ми. Чем бы­ст­рее рас­па­да­лась Зо­ло­тая Ор­да, чем боль­ше в ней про­ис­хо­ди­ло смут, тем охот­нее зо­лотоордынские  фео­да­лы  вме­сте со свои­ми от­ря­да­ми пе­ре­хо­ди­ли на служ­бу к рус­ским князь­ям.  В пе­риод рас­па­да Зо­ло­той Ор­ды про­ис­хо­дит  обо­соб­ле­ние  бул­га­ро-буртас­ских (ми­шар­ских) зе­мель от бул­га­ро-ка­зан­ских.  Во вто­рой по­ловине XIV в. де­ла­ют­ся по­пыт­ки соз­дать в По­су­рье от­дель­ное го­су­дар­ст­во с цен­тром в го­ро­де На­ров­чат (Мух­ша).  Од­на­ко пред­кам со­вре­мен­ных та­тар-ми­ша­рей это не уда­ет­ся.  С од­ной сто­ро­ны Зо­ло­тая Ор­да, а с дру­гой - усили­ваю­щееся Мо­с­ков­ское го­су­дар­ст­во не ос­тав­ля­ют их в по­кое.  В 1372 г. на мишар­ских зем­лях  на  ре­ке Су­ре рус­ски­ми бы­ла ос­но­ва­на кре­пость Кур­мыш,  а еще че­рез 20 лет Ва­си­лий по­лу­чил от Тох­та­мы­ша яр­лык на вла­дение эти­ми зем­лями. Так ра­зо­шлись пу­ти раз­ви­тия бул­гар­ско-ка­зан­ских и бул­га­ро-ми­шар­ских групп од­но­го на­ро­да.

Ка­зань и Мо­ск­ва: про­ти­во­стоя­ние. Од­на­ко вер­нем­ся к взаимоот­ноше­ниям Ка­за­ни и Мо­ск­вы. “Мир­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду рус­ски­ми и ка­занцами, -  пи­шет  М.Г.Ху­дя­ков, - в те­че­ние все­го цар­ст­во­ва­ния ха­на Мах­му­да ни ра­зу не на­ру­ша­лись, и два­дца­ти­ле­тие 1446-1466 гг. сле­ду­ет счи­тать тем вре­ме­нем, в те­чение ко­то­ро­го пре­иму­ще­ст­вен­но ок­ре­п­ли тор­го­вые свя­зи Ка­зан­ско­го хан­ст­ва с Рос­си­ей, и ко­гда Ка­зань ста­ла  окон­ча­тель­но цен­тром ме­ж­ду­на­род­ной тор­гов­ли на Вол­ге.  Вы­год­ный до­говор с рус­ским пра­ви­тель­ст­вам, за­клю­чен­ный в 1445 го­ду, да­вал при­ток из Рос­сии де­неж­ных средств, ко­то­рые ос­та­ва­лись в Ка­за­ни и да­ва­ли воз­можность рас­ши­рять  тор­го­вые  предпри­ятия”[iv].  Еже­год­ный  “вы­ход” да­ни из Мо­ск­вы да­вал ка­зан­ско­му пра­ви­тель­ст­ву сред­ст­ва для под­держа­ния круп­ных эко­но­ми­че­ских ме­ро­прия­тий, не­об­хо­ди­мых для уси­ле­ния го­су­дар­ст­ва.

Пол­ко­вод­че­ский и  ор­га­ни­за­тор­ский  та­лант Мах­муд-ха­на пал на благо­датную поч­ву,  ко­то­рую пред­став­ля­ло со­бой бул­гар­ское на­се­ле­ние, имев­шее мно­го­ве­ко­вые куль­тур­ные тра­ди­ции. Ка­зан­ская Бул­га­рия не толь­ко восстано­вила свою по­ли­ти­че­скую не­за­ви­си­мость, но раз­ви­ла даль­ше эко­но­ми­че­ский по­тенциал, за­ло­жен­ный пред­ше­ст­вую­щи­ми по­колениями бул­гар.  Вне это­го не­возможно по­нять бы­строе по­ли­ти­че­ское и эко­но­ми­че­ское воз­вы­ше­ние Ка­за­ни. Мах­муд-хан сыг­рал для Бул­га­рии ту же роль,  ко­то­рую сыг­ра­ла для Рос­сии не­мецкая  прин­цес­са Со­фья, став­шая рус­ской им­пе­рат­ри­цей Ека­те­ри­ной II.

Да­лее М.Г.Ху­дя­ков  пи­шет:  “Ка­зан­цы ста­ли уси­лен­но раз­ви­вать свою дея­тель­ность на по­при­ще ме­ж­ду­на­род­ной тор­гов­ли,  и го­род Ка­зань  стал пер­воклассным цен­тром то­ва­ро­об­ме­на в Вос­точ­ной Ев­ро­пе. Сю­да сте­ка­лись то­вары и съез­жа­лись куп­цы из Сред­ней Азии, Си­би­ри, из Пер­сии, За­кав­ка­зья,  со все­го По­вол­жья и из Рос­сии. Еже­год­ная яр­мар­ка,  про­ис­хо­див­шая в Ка­за­ни,  по­лу­чи­ла то же зна­че­ние ог­ром­но­го  междуна­родного рын­ка,  ка­кое рань­ше име­ла Бул­гар­ская яр­мар­ка,...”[v].  Яр­мар­ка про­хо­ди­ла на пес­ча­ном волж­ском ост­ро­ве про­тив Ка­за­ни;  рус­ские назы­вали его “Гос­ти­ный ост­ров”. Уже в совет­ское вре­мя ост­ров на­зы­вал­ся “Мар­киз” и был ме­стом от­ды­ха ка­зан­цев;  по­сле  строи­тель­ст­ва  Куйбы­шевской  ГЭС и подъ­е­ма уров­ня Вол­ги ос­тал­ся под во­дой.

Мах­муд-хан, воз­ро­див­ший  бул­гар­ское го­су­дар­ст­во, скон­чал­ся в се­редине  1460-х гг.  Он ос­та­вил двух сы­но­вей - Ха­ли­ля и Иб­ра­ги­ма.  На трон всту­пил стар­ший - Ха­лиль,  од­на­ко цар­ст­во­ва­ние его бы­ло непро­должительным.  В 1467 г. мо­ло­дой хан скон­чал­ся. Вер­хов­ную власть при­нял на се­бя его брат Иб­ра­гим.  Со­глас­но обы­чаю то­го вре­ме­ни вдо­ва Ха­ли­ля ца­ри­ца Нур-Сул­тан, дочь ногай­ского кня­зя Ти­му­ра,  ста­ла же­ной Иб­ра­ги­ма.  Де­ло ос­лож­ня­лось тем,  что поя­вился еще один пре­тен­дент на хан­ский пре­стол -  дя­дя  Иб­ра­ги­ма  ца­ре­вич Ка­сим,  жив­ший в Рос­сии.  От­ны­не и до па­де­ния Ка­за­ни в 1552 г. за ка­зан­ский пре­стол ве­дут борь­бу две груп­пи­ров­ки:  ме­ст­ная  -  бул­гар­ская  и та­тар­ско-рус­ская,  организо­ванная вы­ход­ца­ми из Зо­ло­той Ор­ды,  пе­ре­шед­ши­ми на служ­бу к рус­ским го­су­да­рям. Иван III, за­ме­нив­ший  в 1462 г.  на мо­с­ков­ском пре­сто­ле сво­его от­ца Ва­си­лия II, сра­зу же по­ка­зал се­бя по­ли­ти­ком аг­рес­сив­ным по  от­ношению  к  Ка­зан­ско­му хан­ст­ву. Сво­ей под­держ­кой кан­ди­да­ту­ры ца­ревича Ка­си­ма на хан­ский трон в Ка­за­ни он сде­лал пер­вый шаг на пу­ти под­чи­не­ния  ее Рос­сии.

Кто-то мо­жет ска­зать:  ав­тор спо­соб­ст­ву­ет рас­ко­лу  та­тар­ской на­ции. Ни­чуть! Сто­рон­ни­ки та­тар­ско-рус­ской пар­тии ве­рой и прав­дой слу­жили москов­ским ве­ли­ким князь­ям. Ко­гда они шли за­вое­вы­вать Ка­зань  в со­ста­ве рус­ских войск или в го­ро­де сов­ра­ща­ли на­род под­чи­нить­ся Мо­скве, они пре­крас­но по­нимали, на что на­прав­ле­ны их дей­ст­вия.  Бул­га­рия для них не бы­ла Ро­ди­ной.  Бул­га­ры, хо­тя и бы­ли по кро­ви и ве­ре близ­кими,  но не на­столь­ко,  что­бы встать на сто­ро­ну Ка­за­ни, точ­нее их лич­ные ин­те­ре­сы, свя­зан­ные со служ­бой рус­ско­му го­су­дар­ст­ву, от ко­то­ро­го они име­ли оп­ре­де­лен­ные ма­те­ри­аль­ные бла­га,  для  них  бы­ли вы­ше род­ства.  По­сле ги­бе­ли су­ве­рен­ной Ка­за­ни мно­гие из них при­ня­ли кре­ще­ние и их по­то­ки об­ру­се­ли. Так что, кто на се­го­дняш­ний день счи­та­ет  се­бя  бул­га­ро-та­та­ри­ном  его  пред­ки дей­ст­ви­тель­но бы­ли булга­рами, а по­томки тех, кто в те да­ле­кие го­ды спо­соб­ст­во­вал рус­ско­му ца­рю в его стрем­ле­нии под­чи­нить  Ка­зань Мо­ск­ве уже дав­но сре­ди рус­ских,  а мно­гие из них и не пом­нят, что их пред­ки бы­ли та­та­ра­ми.  Ведь ро­до­слов­ную ве­ли толь­ко дво­рян­ские ро­ды. Од­на треть рус­ско­го дво­рян­ст­ва - по­том­ки та­тар­ских мурз.

“Вме­ша­тель­ст­во рус­ско­го  пра­ви­тель­ст­ва  в  де­ла   Ка­зан­ско­го хан­ства, - пи­шет  М.Ху­дя­ков, - вы­зван­ное как буд­то не­зна­чи­тель­ны­ми, дина­стическими со­об­ра­же­ния­ми,  на­столь­ко сов­па­да­ло с ви­да­ми рус­ской  ве­ликодержавной  по­литики,  что ока­за­лось при­чи­ной серь­ез­ной вой­ны ме­ж­ду обо­и­ми государст­вами”[vi].

Хан Иб­ра­гим, вос­пи­тан­ный на бул­гар­ской куль­ту­ре и тра­ди­ци­ях, опира­ясь на бул­гар­скую знать, про­слы­шав о дви­же­нии рус­ских на Ка­зань для завое­вания тро­на ца­ре­ви­чу Ка­си­му - вы­дви­жен­цу Ива­на III, присту­пил к организа­ции го­су­дар­ст­ва для от­по­ра ино­стран­но­му втор­же­нию.  Рус­ские при пер­вой же стыч­ке, уви­дев си­лу и ре­ши­мость ка­зан­цев отсто­ять го­род,  по­вер­ну­ли на­зад.  На этом  по­ход  рус­ских войск окон­чил­ся, а за­тем пре­кра­ти­лась и борь­ба за пре­стол по при­чи­не смер­ти пре­тен­ден­та - ца­ре­ви­ча Ка­си­ма. Од­на­ко на­ча­ло бы­ло по­ло­же­но:  вза­им­ные  во­ен­ные  по­хо­ды бул­гар и рус­ских про­дол­жа­лись. Бул­га­ры со­вер­ши­ли по­ход под Га­лич,  а рус­ские вес­ной  1469  г. - про­тив  Ка­зани.  Осе­нью то­го же го­да бра­тья ве­ли­ко­го кня­зя Юрий и Ан­д­рей на­ча­ли оса­ду Ка­за­ни. Од­на­ко де­ло до взя­тия го­ро­да не дош­ло -  на­ча­лись  пе­ре­го­во­ры,  кото­рые  закончи­лись мир­ным до­го­во­ром в поль­зу Мо­ск­вы.

В 1479 г. хан Иб­ра­гим скон­чал­ся. По­том­ст­во его бы­ло до­воль­но много­численным.  От пер­вой же­ны Фа­ти­мы он имел трех сы­но­вей - Али (Иль­гам), Ху­дай-Ку­ла и Ме­лик-Та­ги­ра,  и от вто­рой же­ны Нур-Сал­тан (вдо­вы  по­кой­но­го бра­та) двух сы­но­вей - Му­ха­мед-Эми­на и Аб­дул-Ла­тыфа.  Из до­че­рей из­вест­но имя толь­ко Ков­гор­шад. Вдо­ва те­перь уже Иб­ра­ги­ма вы­шла  за­муж  за  крым­ского ха­на Менг­ли-Ги­рея и увез­ла с со­бой в Бах­чи­са­рай млад­ше­го сы­на Аб­дул-Ла­ты­фа.

В Ка­за­ни раз­го­ре­лась борь­ба груп­пи­ро­вок в свя­зи с  необходимо­стью вы­бора пре­сто­ло­нас­лед­ни­ка. Бул­гар­ская груп­пи­ров­ка провозгла­сила ха­ном сы­на Фа­ти­мы Али,  а  та­тар­ско-рус­ская оп­по­зи­ция вы­дви­ну­ла в ха­ны кан­ди­да­ту­ру сы­на Нур-Сул­тан Му­хам­мед-Эми­на. Сторонники Али  по­бе­ди­ли и он был ут­вержден на тро­не.  Де­ся­ти­лет­ний Му­хам­мед-Эмин вы­ну­ж­ден был по­ки­нуть ро­дину и вы­ехать в  Мо­ск­ву.  На его вос­питание  при  дво­ре Ива­на III та­тар­ско-рус­ская груп­пи­ров­ка воз­ла­га­ла оп­ре­де­лен­ные на­де­ж­ды.  Мо­с­ков­ское прави­тельство сло­жив­шее­ся поло­жение дел в Ка­зан­ском хан­ст­ве не мог­ло уст­раи­вать и оно на­ча­ло гото­виться к но­вым во­ен­ным дей­ст­ви­ям.

Иван III с це­лью дос­ти­же­ния сво­ей це­ли,  вме­ши­ва­ясь во внутрен­ние де­ла Ка­за­ни че­рез сво­их сто­рон­ни­ков, по­сто­ян­но ор­га­ни­зо­вы­вал ин­триги и, на­ко­нец, до­бил­ся дес­та­би­ли­за­ции по­ли­ти­че­ско­го по­ло­же­ния в ок­ру­же­нии ха­на.  В 1484 г. верх одер­жа­ла та­тар­ско-рус­ская груп­пи­ров­ка,  для  под­держ­ки  ко­то­рой  во­время по­до­шло мо­с­ков­ское вой­ско.  Хан Али  (Иль­гам)  был  низ­ло­жен  и  ха­ном  про­воз­гла­шен 16-лет­ний Му­хам­мед-Эмин, при­ве­зен­ный из Мо­ск­вы. Од­нако ста­би­ли­за­ции по­ло­же­ния не про­изош­ло.  Бул­гар­ская груп­пи­ров­ка бы­ст­ро  взя­ла си­туа­цию  в свои ру­ки.  Мо­с­ков­ское пра­ви­тель­ст­во вы­ну­ж­де­но бы­ло с этим счи­тать­ся.  В 1485 г.  хан Али был вос­ста­нов­лен на тро­не,  а Му­хам­мед-Эми­ну вто­рично при­шлось по­ки­нуть Ка­зань.

Вес­ной 1487 г. ве­ли­кий  князь  Иван III пред­при­нял оче­ред­ной боль­шой по­ход про­тив Ка­за­ни. Оса­ж­ден­ный го­род сдал­ся. Ка­зан­цы не же­лая кровопро­лития, низ­ло­жи­ли ха­на Али и от­кры­ли го­род­ские во­ро­та.  Рус­ские во­шли в го­род. В оз­на­ме­но­ва­ние сво­ей по­бе­ды Иван III при­нял  ти­тул кня­зя Бол­гар­ско­го.  Офи­ци­аль­ные ис­то­ри­ки не лю­бят в сво­их тру­дах от­ме­чать этот факт.  Ви­ди­мо, из тех со­об­ра­же­ний, что то­гда при­дет­ся от­ве­чать на во­прос:  по­че­му Иван III,  по­ко­рив та­тар,  при­нял ти­тул кня­зя Бол­гар­ско­го?  На этот во­прос  су­ще­ст­ву­ет толь­ко  один от­вет:  по­то­му что для Ива­на III и то­гдаш­них рус­ских не бы­ло ни­какого со­мне­ния в том,  что они взя­ли бул­гар­ский  го­род Ка­зань, по­ко­ри­ли бул­гарское государ­ство.  

На Ка­зан­ский пре­стол взо­шел став­лен­ник ве­ли­ко­го кня­зя Мухам­мед-Амин, его бра­тья Ме­лик-Та­гир и Ху­дай-Кул, мать, же­ны и се­ст­ры бы­ли аресто­ваны и от­прав­ле­ны в Мо­ск­ву.  Ха­на Али с же­на­ми со­сла­ли в  Во­ло­гду,  где  уже  пре­бы­вал в ссыл­ке крым­ский ца­ре­вич Хай­дар. Мать ха­на Али ца­ри­ца Фа­ти­ма,  ца­ре­ви­чи и ца­рев­на бы­ли  со­сла­ны  в Белозер­скую об­ласть,  го­род Кар­го­лом.  Хан Али в пле­ну скон­чал­ся. Ца­ри­ца Фа­тима  и  ца­ре­вич Ме­лик-Та­гир так­же умер­ли в ссыл­ке.  Сы­но­вья Ме­лик-Та­ги­ра бы­ли кре­ще­ны с име­на­ми Ва­си­лия и Фе­до­ра. О Фе­до­ре Ме­лик-Та­ги­ро­ви­че из­вест­но,  что он в 1531 г. был наместни­ком в Нов­го­ро­де. Ца­ре­вич Ху­дай-Кул был ос­во­бо­ж­ден и дос­тав­лен в Мо­ск­ву.  В 1505 г. он кре­стил­ся, по­лу­чил имя ца­ре­ви­ча Пет­ра Иб­ра­ги­мо­ви­ча (в том же го­ду,  ко­гда умер Иван III ). Че­рез год же­нил­ся на се­ст­ре  ве­ли­ко­го  кня­зя  Ва­си­лия III Ев­до­кии Ива­нов­не.  Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют,  что, воз­мож­но, ве­ли­кий князь про­чил его в на­след­ни­ки  пре­сто­ла.  В 1523 г.  ца­ре­вич Петр Иб­рагимович умер и был по­гре­бен в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мо­с­ков­ско­го Крем­ля.

С по­бе­дой  Ива­на  III над Ка­за­нью рус­ские пе­ре­ста­ли вы­пла­чи­вать ей дань, ме­ж­ду дву­мя го­су­дар­ст­ва­ми ус­та­но­ви­лись рав­но­прав­ные отно­шения,  го­судари  ко­то­рых  об­ра­ща­лись друг к дру­гу со сло­ва­ми “брат мой”.  Но это бы­ло и на­ча­лом гос­под­ства в Бул­га­рии  та­тар­ско-рус­ской груп­пи­ров­ки и под­чи­не­ния стра­ны Мо­ск­ве.  Наи­бо­лее вид­ные предста­вители бул­гар­ской груп­пи­ров­ки бы­ли каз­не­ны.  То­гда ос­тав­шие­ся  в  жи­вых  их сто­рон­ни­ки ре­ши­ли при­звать на по­мощь сво­их вос­точ­ных сосе­дей. Вес­ной 1495 г. си­бир­ский ца­ре­вич Ма­мук с вой­ском всту­пил в пре­делы Ка­зан­ской Бул­га­рии. Рус­ское вой­ско не смог­ло ока­зать Му­хам­мед-Эми­ну дей­ст­вен­ной по­мо­щи.  Хан с се­мей­ст­вом и предста­вителями та­тарско-рус­ской груп­пи­ров­ки бе­жал в Рос­сию.  Ка­зань сда­лась без боя. На трон взо­шел ца­ре­вич Ма­мук.

Hадежды бул­гар­ской  груп­пи­ров­ки  не  оп­рав­да­лись:  хан Ма­мук ока­зал­ся не­спо­соб­ным  ру­ко­во­дить  та­ким  круп­ным  по­ли­ти­че­ским  и куль­тур­ным цен­тром,  как Ка­зань. Он на ка­ж­дом ша­гу сво­его прав­ле­ния  со­вер­шал  ошиб­ки  и тем са­мым на­стро­ил ка­зан­цев про­тив се­бя. Вос­пользовавшись тем, что хан Ма­мук ушел в по­ход про­тив удель­но­го Ар­ского кня­же­ст­ва,  про­тив­ни­ки но­во­го ре­жи­ма за­тво­ри­ли кре­по­ст­ные во­рота и объ­я­ви­ли его низ­ло­жен­ным.  Ма­му­ка в го­род не  пус­ти­ли  и он, ос­тавив вой­ско, вы­ну­ж­ден был убыть к се­бе на ро­ди­ну в Си­бирь.

Но­вое пра­ви­тель­ст­во,  взяв­шее в 1495 г. власть в Ка­за­ни, ре­ши­ло восста­новить от­но­ше­ния с Мо­ск­вой на ос­но­ве  при­ня­то­го  ра­нее до­го­во­ра  и  вер­нуть на пре­стол ди­на­стию Иб­ра­ги­ма.  Од­на­ко пра­ви­тель­ст­во не же­лало воз­вра­ще­ния в Ка­зань Му­хам­мед-Эми­на.  На пре­стол был пригла­шен его брат Аб­дул-Ла­тыф, ко­то­рый про­хо­дил служ­бу в Рос­сии, где  вла­дел г.Зве­ни­го­ро­дом,  в то вре­мя как Му­хам­мед-Эмин пра­вил г.Ка­ши­рой,  то есть бра­тья на­хо­ди­лись на  по­стах,  ко­торые обыч­но пред­назначались толь­ко стар­шим сы­новь­ям ве­ли­ких мо­с­ков­ских кня­зей.

Аб­дул-Ла­тыф пра­вил Ка­за­нью 7 лет. Чем взрос­лее он ста­но­вил­ся (ха­ном  был  на­зна­чен в 18 лет), тем бо­лее про­ни­кал­ся ин­те­ре­са­ми бул­гарского на­ро­да и его по­ли­ти­ка ста­но­ви­лась  са­мо­стоя­тель­нее  и враж­дебнее Рос­сии.  Для татар­ско-рус­ской груп­пи­ров­ки та­кой обо­рот дел был не­при­ятен и она  со­вме­ст­но  с  мо­с­ков­ским  пра­ви­тель­ст­вом сде­ла­ла все воз­мож­ное,  что­бы низ­ло­жить моло­дого ха­на с пре­сто­ла, что и бы­ло со­вершено  зи­мой 1502 г.  На пре­стол  вер­нулся преж­ний хан Му­хам­мед-Эмин,  ко­то­рый, как ка­за­лось рус­ским, был на их сто­ро­не. Аб­дул-Ла­тыф был от­прав­лен в ссыл­ку в Рос­сию.

Ко­гда Му­хам­мед-Эмин воз­вра­тил­ся в Ка­зань ему бы­ло чуть боль­ше 30 лет. Хан учел то об­стоя­тель­ст­во, что ка­зан­цы бы­ли не­до­воль­ны усиле­нием рус­ского влия­ния. Для ос­во­бо­ж­де­ния от за­ви­си­мо­сти, в ко­то­рой Ка­зань находи­лась, Му­хам­мед-Эмин за­ду­мал объ­я­вить рус­ским вой­ну.  Вой­на для рус­ских на­ча­лась вне­зап­но.  24 ию­ня 1505 г.,  в день от­кры­тия Ка­зан­ской яр­мар­ки,  рус­ские куп­цы бы­ли пе­ре­би­ты. На ули­цы  выплес­нулась  вся ярость бул­гар мно­го­лет­ним рус­ским вме­ша­тель­ст­вом в де­ла сво­его го­су­дар­ст­ва.  Мно­гие рус­ские бы­ли  уби­ты, ос­тав­шие­ся в жи­вых об­ра­ще­ны в раб­ст­во. Мо­с­ков­ский по­сол был аре­сто­ван.

Му­хам­мед-Эмин со­брал 40-ты­сяч­ное вой­ско,  к не­му присоедини­лась  20-ты­сяч­ная ар­мия со­юз­ни­ков - но­гай­цев.  В сен­тяб­ре то­го же го­да ка­зан­ское вой­ско под ко­ман­до­ва­ни­ем но­гай­ско­го кня­зя по­до­шло к Ниж­нему Нов­го­ро­ду.  Од­нако го­род взять им не уда­лось. Но­гай­ский князь при штур­ме го­ро­да был убит.  Ар­мия, не вы­пол­нив сво­ей за­да­чи, возвра­тилась в пре­де­лы сво­ей стра­ны.

Во­ен­ные дей­ст­вия ме­ж­ду Мо­ск­вой и Ка­за­нью во­зоб­но­ви­лись  вес­ной 1506 г.  Те­перь уже 100-ты­сяч­ная рус­ская ар­мия ве­ла на­сту­п­ле­ние про­тив ка­занцев.  В се­ре­ди­не ле­та  рус­ские  дос­тиг­ли  Ка­за­ни. Бул­га­ры  при под­держ­ке ма­рий­цев и чу­ва­шей на­нес­ли рус­ско­му вой­ску страш­ное по­ра­же­ние.  Остав­шиеся в жи­вых рус­ские вер­ну­лись в  Рос­сию.  В Ка­зани ос­та­лось боль­шое ко­личество рус­ских, взя­тых в плен под го­ро­дом. Вско­ре ме­ж­ду Бул­га­ри­ей и Рос­сией был за­клю­чен мир­ный до­го­вор, по ко­то­ро­му обе сто­ро­ны вер­ну­лись к ис­ходному по­ло­же­нию. Но по­ра­же­ние  рус­ских  в вой­не ук­ре­пи­ло ав­то­ри­тет Му­хаммед-Эми­на сре­ди ка­зан­цев,  кро­ме то­го,  рус­ским был на­не­сен боль­шой ма­териальный и мо­раль­ный ущерб.

Му­хам­мед-Эмин ус­туп­ка­ми  мо­с­ков­ско­му  пра­ви­тель­ст­ву  свел на нет пло­ды сво­ей по­бе­ды,  что уси­ли­ло  в  Ка­за­ни  та­тар­ско-рус­скую груп­пировку.  В 1508 г. рус­ские во­ен­но­плен­ные, взя­тые под Ка­за­нью в бо­ях в 1506 г., бы­ли ос­во­бо­ж­де­ны и от­пу­ще­ны на ро­ди­ну. В фев­ра­ле 1512 г.  ме­ж­ду обеи­ми стра­нами был за­клю­чен “мир веч­ный”.  Му­хам­мед-Эмин тя­же­ло за­бо­лел и в 1518 г. скон­чал­ся. Пе­ред ка­зан­ским пра­ви­тель­ст­вом в оче­ред­ной раз встал во­прос  о  пре­сто­ло­нас­ле­дии. Аб­дул-Ла­тыф,  кото­рый мог бы унас­ле­до­вать трон скон­чался в Рос­сии еще рань­ше, в 1517 г. Бра­тья не ос­та­ви­ли по­сле се­бя сы­но­вей. Бли­жай­ши­ми  род­ст­вен­ни­ка­ми бы­ли их свод­ные бра­тья по ма­те­ри Нур-Сул­тан, ко­то­рая бы­ла за­му­жем за крым­ским ха­ном Менг­ли.

На ос­во­бо­див­ший­ся ка­зан­ский трон уси­лия­ми мо­с­ков­ско­го прави­тельства в 1519 г.  был на­зна­чен ка­си­мов­ский ца­ре­вич Шах-Али, кото­рому в то вре­мя бы­ло все­го 13 лет.  Это на­зна­че­ние да­ва­ло рус­ским воз­можность де­лать в Ка­зани все, что бы­ло в их ин­те­ре­сах. Ко­неч­но,  та­кой  хан  и  рус­ская по­ли­ти­ка не мог­ли быть по­пу­ляр­ны­ми сре­ди ка­зан­цев. В на­ро­де на­зре­ва­ло не­до­воль­ст­во. Бул­гар­ская груп­пи­ров­ка на­шла се­бе под­держку в ли­це Крым­ско­го ха­на.  В Бах­чисарай тай­но бы­ло от­прав­ле­но по­соль­ст­во  для  при­гла­ше­ния  на  ка­зан­ский пре­стол Са­гиб-Ги­рея,  сы­на ха­на Менг­ли.  Ца­ри­ца Нур-Сул­тан,  мать Мухам­мед-Эми­на и Аб­дул-Ла­тыфа, бы­ла ему ма­че­хой.

Вес­ной 1521 г.  в Ка­зань при­был  крым­ский от­ряд чис­лен­но­стью в 300 че­ло­век с пре­тен­ден­том на ка­зан­ский пре­стол ца­ре­ви­чем Са­гиб-Ги­реем.  Пере­ворот про­изо­шел со­вер­шен­но не­ожи­дан­но для рус­ских. Все по­вто­ри­лось по сце­на­рию той эпо­хи: по­гро­мы, убий­ст­ва, аре­сты, обра­щение в раб­ст­во.  Лав­ки рус­ских и до­ма ка­си­мов­ских та­тар бы­ли раз­громлены, мно­гие из них по­гиб­ли. Хан Шах-Али бе­жал из Ка­за­ни в Мо­скву, где ос­тал­ся жить,  так как в Ка­си­мо­ве удель­ным кня­зем был уже его брат Джан Али.

В Ка­за­ни  про­ис­хо­ди­ло энер­гич­ное ук­ре­п­ле­ние бул­гар­ской группи­ровки.  Бул­га­рия пы­та­лась вос­ста­но­вить свою не­за­ви­си­мость.  Для этой це­ли ка­зан­цы ре­ши­ли опе­реть­ся на по­ли­ти­че­скую и во­ен­ную мощь Тур­ции.  Бы­ли за­клю­че­ны  со­от­вет­ст­вую­щие  до­го­во­ры.  Ва­си­лий  III стре­мился  низ­ло­жить  ха­на Са­гиб-Ги­рея и вос­ста­но­вить про­тек­то­рат над Ка­занью. Мо­ск­ва го­то­ви­лась к вой­не.

Вес­ной 1524  г.  хан Са­гиб-Ги­рей вы­звал из Бах­чи­са­рая сво­его 13-лет­не­го пле­мян­ни­ка Са­фа-Ги­рея. По при­бы­тии пле­мян­ни­ка хан, ос­та­вив его за се­бя, убыл сна­ча­ла в Крым, за­тем в Тур­цию. Впо­след­ст­вии в 1532 г. крым­ский хан от­рек­ся от пре­сто­ла и Са­гиб-Ги­рей во­лей  сул­та­на  Тур­ции Су­лей­ма­на был на­значен на Крым­ский пре­стол. Та­ким об­ра­зом,  Са­гиб-Ги­рей в Ка­зань не вер­нулся и  на  ка­зан­ский пре­стол был воз­ве­ден его пле­мян­ник Са­фа-Ги­рей.

Ма­ло­лет­ний хан ос­тал­ся за дя­дю в труд­ное для стра­ны вре­мя. В том же  1524  г. Ва­си­лий III  во­зоб­но­вил во­ен­ные дей­ст­вия  про­тив Ка­за­ни.  Мо­с­ков­ское пра­ви­тель­ст­во со­бра­ло ог­ром­ное вой­ско в  150 ты­сяч чело­век.  Пе­хо­та рус­ских в ию­ле уже при­плы­ла к Ка­за­ни. Обоз и ар­тил­ле­рия за­паз­ды­ва­ли, по­это­му при­бывшие ока­за­лись в за­труд­ни­тель­ном положе­нии.  Ма­рий­цы опус­то­ша­ли все кру­гом,  да­бы ос­та­вить мо­с­ков­ское вой­ско без про­ви­зии,  по­это­му в рус­ской  ар­мии  вско­ре на­чал­ся го­лод.  Гон­цов к сво­ему го­су­да­рю рус­ские не мог­ли по­слать - их пе­ре­хва­ты­ва­ли ма­рийцы.  Ва­си­лий III,  та­ким об­ра­зом, не имел вес­тей от сво­ей ар­мии.

Вы­ше Ка­за­ни  на  Вол­ге  бул­га­ры  раз­гро­ми­ли  рус­скую  фло­ти­лию. Мно­го пу­шек рус­ских бы­ло по­то­п­ле­но в во­де.  Ма­рий­цы из­влек­ли их и отпра­вили в Ка­зань.  Ос­тат­ки рус­ской фло­ти­лии вто­рич­но  бы­ли раз­громлены ма­рийцами. Од­на­ко Ка­зан­цы упус­ти­ли мо­мент, не пе­рей­дя в на­сту­п­ле­ние на тер­пящую бед­ст­вие под гор­дом рус­скую пе­хо­ту.  Ни та,  ни дру­гая сто­ро­на не дос­тигла ощу­ти­мых ус­пе­хов. Сто­ро­ны за­клю­чи­ли мир­ный до­го­вор,  по ко­то­ро­му рус­ские  при­зна­ли  Са­фа-Ги­рея Ка­зан­ским ха­ном. Ре­зуль­та­том этой вой­ны был указ Ва­си­лия III за­пре­щаю­щий рус­ским куп­цам ез­дить на  еже­год­ную  Казан­скую  яр­мар­ку. Цель  же  бы­ла  - по­дор­вать мощь Ка­за­ни.  Рус­ские куп­цы и рус­ская эко­но­ми­ка по­тер­пе­ли боль­шой урон в ре­зуль­та­те не­про­ду­ман­ной поли­тики мо­с­ков­ско­го прави­тельства. Ва­си­лий III ре­шил ис­пра­вить по­ло­же­ние ор­ганизацией рус­ской яр­мар­ки у  Ма­карь­ев­ско­го  мо­на­сты­ря  в Ниж­нем Новго­роде.  По­сле  па­дения  Ка­за­ни  она ста­ла ос­нов­ной для все­го Волж­ско­го бас­сейна и при­каспийских го­су­дарств.

В 1530  г.  рус­ские  сно­ва по­до­шли к Ка­за­ни,  но взять ее не смог­ли.  Рус­ское пра­ви­тель­ст­во для низ­ло­же­ния ха­на Са­фа-Ги­рея ре­ши­ло из­брать дру­гой путь.  В Ка­зань бы­ли по­сла­ны из Мо­ск­вы тай­ные аген­ты, ко­то­рые уго­во­ри­ли сто­рон­ни­ков та­тар­ско-рус­ской груп­пи­ров­ки  объ­е­ди­нить­ся для  со­вме­ст­ной  борь­бы про­тив ха­на Са­фа-Ги­рея. Объ­е­ди­не­ние про­изошло во­круг ца­рев­ны Ков­гор­шад,  се­ст­ры ха­на  Му­хам­мед-Эми­на, ко­торая бы­ла един­ст­вен­ной ос­тавшейся в жи­вых пред­ста­ви­тель­ни­цей ди­настии Улу-Му­хам­ме­да.  В мае 1531 г.  за­го­вор был рас­крыт.  Од­на­ко, за­говорщики опе­ре­ди­ли, со­вер­шив государ­ственный пе­ре­во­рот.  Хан Са­фа-Ги­рей бе­жал вме­сте с же­ной в Но­гай­скую Ор­ду. Крым­ча­не и но­гаи бы­ли вы­сла­ны из го­ро­да.

В Ка­за­ни  бы­ло об­ра­зо­ва­но вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во во гла­ве с ца­рицей Ков­гор­шад, ко­то­рое ре­ши­ло при­звать на пре­стол Ка­си­мов­ско­го ца­ре­ви­ча Джан-Али,  бра­та Шах-Али. Но­вый хан, при­сяг­нув в соблюде­нии  сою­за с Рос­си­ей,  от­­пра­вил­ся  в Ка­зань.  15-ти­лет­ний хан управ­лял стра­ной лишь но­ми­наль­но,  власть же на­хо­ди­лась  в  ру­ках груп­пи­ров­ки во гла­ве с ца­ри­цей Ков­гор­шад. Та­тар­ско-рус­ская груп­пи­ров­ка,  ко­то­рая при­шла к вла­сти, не поль­зо­ва­лась  по­пулярностью сре­ди бул­гар­ско­го на­рода.

В 1533 г.  юный хан Джан-Али  же­нил­ся на  до­че­ри  но­гай­ско­го кня­зя Юсу­фа Сю­юн­би­ке. В том же го­ду скон­чал­ся ве­ли­кий князь Васи­лий III, что при­ве­ло к ожив­ле­нию в Ка­за­ни дея­тель­но­сти бул­гар­ской груп­пи­ров­ки, ко­то­рая опи­ра­лась в сво­их дей­ст­ви­ях на на­род. Правитель­ство ца­рев­ны Ков­гор­шад,  да­бы не по­те­рять под­держ­ки ка­зан­цев, ре­ши­ло ос­во­бо­дить­ся от рус­ско­го влия­ния и вес­ти  са­мо­стоя­тель­ную по­ли­ти­ку. Про­изо­шел пе­ре­во­рот, хан Джан-Али, оли­це­тво­ряв­ший со­бой рус­ское за­силие,  был убит. На ка­зан­ский пре­стол вер­нулся хан Са­фа-Ги­рей, же­ной ко­то­ро­го ста­ла Сю­юн­би­ке.

На со­бы­тия  в  Ка­за­ни  рус­ские не смог­ли ока­зать ка­ко­го-ли­бо влия­ния.  Хан Са­фа-Ги­рей, ис­хо­дя из опы­та сво­его преж­не­го прав­ле­ния,  ок­ру­жил се­бя пре­дан­ны­ми ему людь­ми,  пре­ж­де все­го крым­ца­ми. Да­бы уп­ро­чить по­ло­же­ние сво­его го­су­дар­ст­ва по от­но­ше­нию к Мо­ск­ве, хан вторг­ся в 1536 г. в Костром­ские зем­ли и на­нес рус­ским по­ра­же­ние. Уп­рочение тро­на Са­фа-Ги­рея сопрово­ждалось крым­ским за­си­ли­ем,  ко­то­рое  ока­за­лось ни­чуть не луч­ше рус­ско­го.  Про­ти­во­ре­чи­ем, воз­ник­шим ме­ж­ду пра­ви­тель­ст­вом Са­фа-Ги­рея и на­ро­дом,  ре­ши­ла вос­поль­зо­вать­ся  татар­ско-рус­ская  груп­пи­ров­ка.  Оп­по­зи­ция по­сла­ла в Мо­ск­ву тай­ных гон­цов с прось­бой о  под­держ­ке.  Вес­ной  1541  г. мо­с­ков­ское пра­ви­тель­ст­во ста­ло го­то­вить­ся к вой­не.  Од­на­ко в си­лу внут­рен­них не­уря­диц в са­мой Мо­ск­ве де­ло до нее не дош­ло.

В 1545 г.  про­ти­во­ре­чия ме­ж­ду раз­лич­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми в Ка­зани обо­ст­ри­лись. Пра­ви­тель­ст­во Еле­ны Глин­ской (ма­те­ри ма­ло­лет­не­го  то­гда  Ива­на  IV),  стре­мясь вос­поль­зо­вать­ся мо­мен­том с це­лью подчине­ния булгар­ских зе­мель Мо­ск­ве, по­сла­ло  к Ка­за­ни вой­ско. По­ход постав­ленной це­ли не дос­тиг, вой­ска вер­ну­лись в Мо­ск­ву. В са­мой же Ка­за­ни раз­вер­ну­лись драмати­ческие со­бы­тия. Оп­по­зи­ция обос­но­ван­но бы­ла об­винена в из­ме­не. На­ча­лись каз­ни. Коа­ли­ци­он­ное пра­ви­тель­ст­во,  в кото­рое вхо­ди­ла и ца­рев­на Ков­гор­шад, дей­ст­во­вав­шее при ха­не Са­фа-Ги­рее,  со­шло с по­ли­ти­че­ской сце­ны. Хан при­нял сто­ро­ну бул­гар­ской группи­ровки. Ос­тав­шие­ся в жи­вых и на сво­бо­де сторон­ники  та­тар­ско-рус­ской  груп­пи­ров­ки бе­жа­ли в Мо­ск­ву или дру­гие зем­ли.

Од­на­ко пе­ре­ори­ен­та­ция  по­ли­ти­ки уже не мог­ла спа­сти Са­фа-Ги­рея.  Не­довольство ха­ном и крым­ца­ми бы­ло на­столь­ко силь­но,  что в ян­варе 1546 г. пе­реворот со­вер­шил­ся:  хан  Са­фа-Ги­рей  вто­рич­но был ли­шен тро­на.  Мно­гие крым­цы бы­ли из­гна­ны из го­ро­да или уби­ты. Са­фа-Ги­рей бе­жал в Но­гай­скую Ор­ду, за­тем в Ас­т­ра­хань, воз­вра­тил­ся с воен­ным от­ря­дом и оса­дил Ка­зань.  Вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во удер­жа­ло го­род и власть. Са­фа-Ги­рей вы­ну­ж­ден был сно­ва уе­хать к кня­зю Юсу­фу в Но­гаи.

Рус­ское пра­ви­тель­ст­во  до­би­лось  воз­вра­ще­ния  на   Ка­зан­ский пре­стол сво­его став­лен­ни­ка:  в мар­те 1546 г. на пре­стол был по­са­жен хан Шах-Али. Но но­вый шах на тро­не про­дер­жал­ся все­го один ме­сяц.  Са­фа-Ги­рей не сми­рил­ся со сво­им по­ра­же­ни­ем. Он за­клю­чил до­го­вор с Ногай­ским кня­зем Юсу­фом,  ко­торый сна­ря­дил до­воль­но силь­ный во­ен­ный от­ряд для воз­вра­ще­ния свергну­тому ха­ну,  сво­ему зя­тю, ка­зан­ско­го тро­на.  Не встре­тив силь­но­го сопротивле­ния, Са­фа-Ги­рей всту­пил в Ка­зань. Шах-Али бе­жал из го­ро­да и по­се­лил­ся в Ка­симове.

Нель­зя не об­ра­тить вни­ма­ние на од­но об­стоя­тель­ст­во,  случившееся во вре­мя цар­ст­во­ва­ния Са­фа-Ги­рея,  ко­то­рое го­во­рит о су­ще­ст­во­ва­нии  в  Булга­рии дру­гой цар­ской вла­сти,  ко­то­рая бы­ла вы­ше по по­ло­же­нию, чем пра­ви­те­ли Ка­за­ни, о чем сви­де­тель­ст­ву­ет воз­ве­де­ние ка­зан­ским  ха­ном  мав­зо­лея над мо­гилой бул­гар­ско­го ца­ря,  а за­тем уже по­сле взя­тия Ка­за­ни по при­ка­зу Ива­на Гроз­но­го вос­ста­нов­ле­ние его   раз­ва­лив­ше­го­ся  соору­жения.  “Су­ще­ст­ву­ет  из­вестие, -  пи­шет С.М.Шпи­лев­ский, - о ца­ре г.Бю­ла­ра, жив­шем в XV сто­ле­тии , во вре­мя вла­ды­че­ст­ва  в Ка­за­ни Са­фа-Ги­рея.  На это ука­зы­ва­ет один до­ку­мент 1696 го­да - “Вы­пись на пашен­ную зем­лю стрель­цам Бу­ляр­ско­го го­род­ка”, на­печатанная С.Мель­никовым в “Акт.  Ис­тор.  Ка­зан­ской и  др. со­седств.  губер­ний” т.I, Каз.,1859,стр.179-185. От­ры­вок из это­го до­ку­мен­та был из­вес­тен пре­жде,  на не­го ука­зал  еще  в про­шед­шем сто­ле­тии Рыч­ко­ву сек­ре­тарь канц.  по­селения от­ставн. сол­дат; Рыч­ков при­во­дит из это­го до­ку­мен­та сле­дую­щие ме­сто:  “в про­шлом 1677 го­ду  би­ли  че­лом  ве­ли­ко­му ца­рю мур­зы и ясаш­ные Та­тары все­го Ка­зан­ско­го уез­да. В про­шлых де го­дах до Ка­зан­ско­го взя­тья и из­стари по­стро­ен  был бу­сур­ман­ский Бу­лы­мер­ский го­род за Ка­мою ре­кою;  и в нем был царь Ба­лын-Го­зя,  и он де  Ба­лын-Го­зя  (Ба­лын-Ху­жа.-Р.Б.) умер;  да  в то же вре­мя был царь та­тар­ский Са­фа­ра­лей,  и то­го де Ба­лы­мер­ско­го ца­ря по­хоронил и по­стро­ил над ним  па­ла­ту  ка­мен­ну”. До­ку­мент, на­пе­ча­тан­ный  в  Ак­тах Мель­ни­ко­ва про­должает: ”Са­фа­ра­лей ве­лел жить у той па­лат­ки,  вме­сто сто­ро­жей,  Тата­рам Ба­рям­го­ске с то­ва­ри­щи, шти че­ло­ве­ком, что­бы они у той по­лат­ки бы­ли без пре­ста­ни и жи­ли дво­ра­ми и тое по­лат­ку сте­рег­ли;  и жи­ли  они  на  бе­лой зем­ле,  и  жи­ву­чи  па­шен­ною зем­лею и сен­ны­ми по­ко­сы и вот­чинами и вся­ки­ми уго­дьи вла­де­ли,  и по­сле де Ка­зан­ско­го взя­тья он, Ба­рамго­ска,  с то­ва­ри­щи, по­мер­ли, и по ука­зу де Вел. Го­суд., и по гра­мо­те тое по­ла­ту по­строи­ли они сно­ва,  и ны­не у той по­лат­ки сто­ро­жей нет.”  Та­та­ры про­си­ли доз­во­лить по­се­лить­ся око­ло этой по­лат­ки срод­ни­кам Ба­рамгоски и его товари­щей,  пла­теж яса­ка вме­сто  но­вых сто­ро­жей чело­битчики бра­ли на се­бя”[vii]. Прось­ба бул­гар сна­ча­ла бы­ла удов­ле­тво­ре­на, но за­тем пре­тен­зию предъ­я­ви­ли бу­ляр­ские стрель­цы-рус­ские и зем­ля бы­ла от­да­на им.

В 1549 г. в воз­рас­те 42 лет Са­фа-Ги­рей скон­чал­ся. У не­го бы­ло не­сколько жен.  Од­на из них Сю­юн­би­ке, вдо­ва ха­на Джан-Али, ос­та­лась с трех­лет­ним сы­ном Утя­мыш-Ги­ре­ем.  По­сле не­ко­то­рых двор­цо­вых ин­триг в том же 1549 г. ха­ном был про­воз­гла­шен сын Са­фа-Ги­рея ма­лень­кий Утя­мыш-Ги­рей,  а прави­тельницей бы­ла объ­яв­ле­на его мать ца­ри­ца Сю­юнбике. Еще в 1548 г. достиг­ший со­вер­шен­но­ле­тия и объ­яв­лен­ный  ца­рем  Иван  IV по нау­ще­нию сво­его на­ставника ми­тро­по­ли­та Ма­ка­рия ор­ганизовал по­ход на Ка­зань, ко­то­рый закон­чился не­удач­но. По­сле  смер­ти  Са­фа-Ги­рея Иван IV на­чи­на­ет уси­лен­но гото­виться к но­во­му по­хо­ду. В ян­ва­ре 1550 г. рус­ская ар­мия вы­сту­пи­ла из Ниж­не­го Нов­го­ро­да.  В по­ходе уча­ст­во­ва­ли ка­си­мов­ский пра­ви­тель Шах-Али и астра­ханский царе­вич,  на­хо­див­ший­ся на рус­ской  служ­бе,  Еди­гер (бу­ду­щий  по­следний  хан Ка­за­ни). Ка­зань и на этот раз ус­тоя­ла и рус­ские вер­ну­лись ни с чем.

Рус­ское пра­ви­тель­ст­во  во  гла­ве  с  ми­тро­по­ли­том Ма­ка­ри­ем и идео­ло­гом пра­ви­тель­ст­ва И.Пе­ре­све­то­вым ко­рен­ным об­ра­зом пересмот­рело  свою  поли­тику  в  от­но­ше­нии Ка­зан­ско­го цар­ст­ва.  В 1551 г. рус­ское пра­ви­тель­ст­во при­ступило к реа­ли­за­ции сво­его пла­на. Ок­ку­пи­ро­вав вод­ные пу­ти, рус­ские парали­зовали всю эко­но­ми­че­скую жизнь Бул­га­рии.  Ка­зань и дру­гие го­ро­да стра­ны тер­пе­ли боль­шую ну­ж­ду  в про­дук­тах  и то­ва­рах.  В Ка­за­ни на­ча­лись вол­не­ния про­тив крым­цев, ко­то­рые состав­ляли опо­ру пра­ви­тель­ст­ва Сю­юн­би­ке.  Крым­ские кня­зья и гар­ни­зон бе­жали из го­ро­да. При пе­ре­пра­ве че­рез Ка­му они по­пали в плен к рус­ским.  Со­рок шесть знат­ных крым­цев  из  плен­ных  бы­ли от­правлены в Мо­ск­ву и там каз­не­ны.

Власть в Ка­за­ни пе­ре­шла к та­тар­ско-рус­ской груп­пи­ров­ке.  Для пе­регово­ров те­перь уже не на­до бы­ло ез­дить в Мо­ск­ву - в устье ре­ки Свия­ги бы­ла по­строена кре­пость Сви­яжск, где на­хо­ди­лась рус­ская адми­нистрация,  уполномо­ченная  ре­шать во­про­сы ми­ра и вой­ны с Ка­за­нью.  На пре­стол был при­гла­шен Шах-Али. По­след­ний раз в ис­то­рии бул­га­ро-рус­ских взаи­мо­от­но­ше­ний в Мо­скве был под­пи­сан до­го­вор, по ко­то­ро­му 5-лет­ний хан Утя­мыш-Ги­рей и ца­ри­ца Сю­юн­би­ке бы­ли  вы­да­ны рус­ским  и от­прав­ле­ны в Мо­ск­ву.  Тра­гич­на судь­ба Утя­мыш-Ги­рея.  В ян­ва­ре 1553 г. он был кре­щен под име­нем Алек­сандр и в 1566 г. по­гиб в Ли­вон­ской вой­не. По­гре­бен в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Москов­ского Крем­ля. Не ме­нее тра­гич­на и судь­ба его ма­те­ри Сю­юн­би­ке,  на­силь­но вы­дан­ной за­муж за Шах-Али. Сле­ды ее те­ря­ют­ся в Ка­си­мо­ве.

По до­го­во­ру, под­пи­сан­но­му в Мо­ск­ве, Бул­га­рия бы­ла раз­де­ле­на. Гор­ная сто­ро­на,  пра­во­бе­ре­жье Вол­ги, бы­ла при­сое­ди­не­на к рус­ско­му го­сударству и ее ад­ми­ни­ст­ра­тив­ным цен­тром стал Сви­яжск.  В Ка­зань был на­зна­чен, кро­ме ха­на, рус­ский на­ме­ст­ник. Ка­зан­цы уви­де­ли, что они сто­ят на по­ро­ге оконча­тельной по­те­ри сво­ей  са­мо­стоя­тель­но­сти и ре­шили бо­роть­ся за свою судь­бу до кон­ца. 9 мар­та 1552 г. ка­зан­цы пе­ред но­сом на­ме­ст­ни­ка,  ко­то­рый дол­жен был въе­хать в  Ка­зань, за­кры­ли  го­родские  во­ро­та.  Рус­ские стрель­цы и чи­нов­ни­ки в ко­ли­че­ст­ве 180 чело­век,  ока­зав­шие­ся на этот мо­мент  в  го­ро­де,  бы­ли уби­ты. Бул­гар­ская груп­пи­ров­ка, в ру­ках ко­то­рой ока­за­лась власть в Ка­за­ни,  ре­ши­ла вер­нуть ут­ра­чен­ные зем­ли,  ли­к­ви­ди­ро­вать  фор­пост рус­ских на Свия­ге. Нача­лись во­ен­ные стыч­ки.

Для то­го,  что­бы вес­ти во­ен­ные дей­ст­вия про­тив рус­ских и органи­зовать обо­ро­ну Ка­за­ни, ну­жен был хо­ро­шо знаю­щий свое де­ло воена­чальник. Вы­бор ка­зан­цев пал на ас­т­ра­хан­ско­го ца­ре­ви­ча Еди­ге­ра. Вес­ной  1552 г. он при­был в Ка­зань.  Вре­ме­ни  для при­ня­тия мер по обо­ро­не го­рода ос­та­ва­лось очень ма­ло.  Ле­том то­го же го­да Иван IV со 150-тысяч­ным вой­ском на­пра­вил­ся к сто­ли­це Бул­га­рии. Не­об­хо­ди­мо от­ме­тить, что сре­ди рус­ско­го вой­ска бы­ло не­ма­ло каси­мовских та­тар и вы­ход­цев из Зо­лотой Ор­ды во гла­ве с ха­ном Шах-Али.  К Ива­ну  IV примк­ну­ли и сто­ронники та­тар­ско-рус­ской груп­пи­ров­ки, ко­то­рые дол­гие го­ды ве­ли борь­бу в Ка­за­ни за ее под­чи­не­ние Рос­сии. Ка­зан­ский летопи­сец, преуве­личивая си­лы мо­с­ков­ской ра­ти, пи­шет: “Во всех же бе то­гда пол­цех рус­кия си­лы чис­ло бла­го­род­ных кня­зей и  бо­ляр,  и ве­ли­ких вое­вод,  и креп­ких кон­ник, и стре­лец изу­чен­ных го­раз­до, и силь­ных ра­то­бо­рец и (в)  твер­дыя  пан­сыря  и  дос­пе­хи  обол­чен­ных 300000 ,  и ог­нен­ных стрель­цов 30000, и в ло­ди­ях ра­ти 100000, и с ка­си­мов­ским ца­рем Ши­га­ле­ем и со ца­ре­ви­чи  ино­языч­ные си­лы та­тар­ския, слу­жа­щих рус­ко­му царь­ст­ву кня­зей и мурз и ка­за­ков, 60000, к сим же  и  чер­кес  (за­по­рож­ских  каза­ков - Р.Б.) 10000,  и морд­вы 10000, и не­мец, и фряг, и ля­хов 10000, кро­ме обыч­ных вои и кон­ник и  пеш­цев,  во­зя­щих  рат­ный  за­пас,  и  те  лю­ди бес­чис­ле­ны”[viii].  Ка­зан­цы смог­ли ор­га­ни­зо­вать лишь 30-ты­сяч­ное вой­ско.  13 ав­гу­ста рус­ская ар­мия по­до­шла к Сви­яж­ску.    

“Из Сви­яж­ска  в  Ка­зань  бы­ли от­прав­ле­ны с плен­ным ка­зан­ским куп­цом пись­мо от Шах-Али к ха­ну Яды­га­ру и от ца­ря к Кул-Ше­ри­фу, с уве­ща­ни­ем сдать­ся”, - пи­шет М.Г.Ху­дя­ков[ix].  Здесь хо­те­лось бы об­ра­тить вни­ма­ние чита­теля на тот факт, что Иван IV пи­шет пись­мо не ха­ну, как рав­но­му по положе­нию, а Кул-Ше­ри­фу, ду­хов­но­му ли­цу, ти­тул ко­то­ро­го М.Г.Ху­дя­ков расшифро­вать не смог. Ф.Ну­рут­ди­нов  по это­му по­во­ду от­мечает: “Аш­ра­фи­ды - прави­тели но­си­ли ти­ту­лы ва­ли­эмир-сеи­дов,  се­ид-бе­ков или про­сто сеи­дов”[x].  На­до по­ла­гать,  что  в  Ка­зан­ской Бул­га­рии вер­хов­ным пра­ви­те­лем был имен­но вали­эмир-се­ид, ко­то­рый по при­ме­ру араб­ских ха­ли­фов,  со­сре­до­та­чи­вал в сво­их ру­ках как ду­хов­ную,  так и го­су­дар­ст­вен­ную власть,  а хан же об­ла­дал лишь ис­полнительной вла­стью. Вот по­че­му Иван IV как вер­хов­ный  вла­сти­тель  Рос­сии  об­ра­тил­ся  с пись­мом не к ха­ну, а Кул-Ше­ри­фу.

Ка­зан­цы при­ня­ли ре­ше­ние:  или от­сто­ять свою сво­бо­ду, или погиб­нуть в  бою.  23 ав­гу­ста го­род был ок­ру­жен.  С внеш­ней сто­ро­ны казан­цам пы­та­лись по­мочь чу­ва­ши и ма­рий­цы. “На­род этот, - на­пи­са­но  о  ма­рийцах  в Энцикло­педическом сло­ва­ре Брок­гау­за и Еф­ро­на, - от­ли­чал­ся во­ин­ст­вен­но­стью,  иг­рая зна­чи­тель­ную роль  при  обо­ро­не Ка­зан­ско­го  цар­ст­ва, - поз­же - в “че­ре­мис­ских бун­тах”;  про­тив них бы­ли по­строе­ны го­ро­да Ко­тель­нич,  Яранск,  Царевосан­чурск, Ур­жум, Мал­мыж;  в  про­должении все­го XVII в.  сю­да  от­ря­жа­лись вое­воды с во­ен­ною си­лою,  то­гда как в дру­гих вят­ских го­ро­дах не бы­ло  поч­ти во­все стрель­цов”[xi]. Но си­лы бы­ли не­рав­ны. Участь Ка­за­ни бы­ла пред­ре­ше­на.  2 ок­тяб­ря (15 ок­тября по но­во­му сти­лю) страш­ный взрыв  по­тряс  го­род:  часть юго-за­падной сто­ро­ны кре­по­ст­ных стен взле­те­ла в воз­дух.  Оса­ж­даю­щие ворва­лись в го­род.  За ка­ж­дую пядь зем­ли, за ка­ж­дый дом шла от­ча­ян­ная борь­ба, но за­щит­ни­ков ста­но­ви­лось все мень­ше и мень­ше.  Н.М.Ка­рам­зин в сво­ей “Ис­то­рии...”  пи­сал:”...Го­род  был взят и пы­лал в раз­ных мес­тах;  се­ча пере­стала, но кровь ли­лась:  раз­дра­жен­ные вои­ны ре­за­ли всех, ко­го на­хо­ди­ли в ме­четях, в до­мах, в ямах, бра­ли  в плен жен и де­тей  или чи­нов­ни­ков. Двор цар­ский, ули­цы, сте­ны, глу­бо­кие рвы бы­ли за­ва­ле­ны мерт­вы­ми;  от кре­по­сти до Ка­зан­ки, да­лее на лу­гах и в ле­су еще ле­жа­ли те­ла и но­си­лись по ре­ке.  Паль­ба умолк­ла;  в ды­му го­рода раз­да­ва­лись толь­ко уда­ры ме­чей, сто­ны уби­вае­мых, клик победите­лей. То­гда глав­ный  вое­на­чаль­ник,  князь Ми­хай­ло Во­ро­тын­ский при­слал ска­зать го­су­да­рю: “Ра­дуй­ся бла­го­чес­ти­вый са­мо­дер­жа­вец!  Тво­им му­же­ством и сча­сть­ем по­бе­да со­вер­ши­лась:  Ка­зань на­ша, царь ея в тво­их ру­ках, на­род ис­треб­лен или в пле­ну;  не­смет­ные бо­гат­ст­ва  со­б­ра­ны:  что прика­жешь?”[xii].

Кул-Ше­риф, ва­ли­эмир-се­ид Бул­га­рии,  пал в бою. Ка­зан­ский хан Еди­гер был взят  в плен и от­прав­лен в Мо­ск­ву.  В 1553 г. он кре­стил­ся под име­нем Се­миона Ка­сае­ви­ча, а за­тем же­нил­ся на Ма­рии, до­че­ри Анд­рея Ку­ту­зо­ва.  В 1563 г.  в воз­рас­те  43 лет умер.  О том же,  что дос­та­лось рус­ским по­сле взя­тия Ка­зани,  пи­шет  Ка­зан­ский ле­то­пи­сец: “Вои  же рус­тии,  за­би­раю­ще великород­ных ка­зан­цев ма­лыя де­ти, от­ро­ки, и крас­ныя от­ро­ко­ви­ца, и же­ны доб­ро­лич­ныя, и бо­га­тых и доб­ро­род­ных му­жей,  в плен взя­ша мно­гих,  овех же кре­стив­ше,  в же­но се­бе поя­ша,  от­ро­ки же и де­ви­ца в сы­ны и во дще­ря ме­сто дер­жа­ху,  па­че иму­ще сво­их чад. Взя­ша же без­чис­лен­ная мно­же­ст­ва зла­та,  и се­реб­ра,  и жем­чугу,  и каме­ния дра­го­го,  и свет­лых пор­тищ (тка­ни,  оде­ж­да - Р.Б.) зла­тых,  и крас­ных по­во­лок (шел­ка - Р.Б.) дра­гих,  и со­су­дов се­реб­рян­ных и зла­тых и вся­цех,  инемь же несть чис­ла”[xiii].

2(15) ок­тяб­ря 1552 г. кон­чи­лась ис­то­рия бул­гар как самостоятель­ного на­рода.  От­ны­не бул­гар­ский на­род уже не рас­по­ря­жал­ся  ни сво­ей судь­бой,  ни сво­ей ис­то­ри­ей, ни да­же сво­им име­нем. За­ро­ж­да­лась рус­ская им­пе­рия, к колес­нице ко­то­рой во­лей пра­вя­щей вер­хуш­ки Ру­си от­ныне на дол­гие ве­ка был при­вязан бул­гар­ский на­род под име­нем казан­ских та­тар.  Од­на­ко бул­гар­ский на­род не сми­рил­ся с по­те­рей  сво­ей сво­боды.  Еще 30 лет по­сле па­де­ния Ка­за­ни бул­гары ве­ли борь­бу за восста­новление сво­ей го­су­дар­ст­вен­но­сти в пол­ном объ­е­ме. Вос­ста­ние следо­вало за вос­ста­ни­ем. По­след­няя по­пыт­ка бы­ла пред­при­ня­та в 1582 г.[xiv].

За­вое­ва­ние Бул­га­рии  Ива­ном Гроз­ным про­ис­хо­ди­ло в два эта­па. На пер­вом эта­пе бы­ла за­вое­ва­но Ка­зан­ское хан­ст­во, на вто­ром - ос­нов­ная часть Булга­рии.  Рус­ские ис­точ­ни­ки, ис­клю­чая вы­ше­при­ве­ден­ное сооб­щение из тру­да С.М.Шпи­лев­ско­го,  ни­че­го об этом не  го­во­рят,  раз­ве  толь­ко о вой­не,  ко­то­рая пе­ре­ки­ну­лась на ле­вый бе­рег Вол­ги и Ка­мы.  По­это­му В.О.Клю­чев­ский с удив­лением пи­шет: “Лю­бо­пыт­но, что  неко­торые  ино­стран­цы  в  XVI в.  при опи­сании  это­го края удер­жи­ва­ют од­но гео­гра­фи­че­ское на­зва­ние,  хо­тя пред­ме­та, им обо­зна­чав­ше­го­ся, дав­но уже не су­ще­ст­во­ва­ло: на ле­вой сто­ро­не Вол­ги они ука­зы­ва­ют ме­сто  древ­не­го Бол­гар­ско­го цар­ст­ва  и  до­воль­но об­стоя­тель­но  оп­ределяют гра­ни­цы его об­лас­ти:  по их сло­вам,  это цар­ст­во на­хо­ди­лось ме­ж­ду цар­ством Ка­зан­ским и Ас­т­ра­хан­ским, про­сти­ра­ясь ме­ж­ду р. Ка­мой и Сама­рой, от Вол­ги до Яи­ка.  Сто­ли­цей его был боль­шой го­род Бол­га­ры на ле­вом бе­ре­гу Вол­ги,...”[xv]. Это еще од­но под­твер­жде­ние,  что Бул­гар­ское цар­ст­во существо­вало, но оно не опи­са­но рус­ски­ми ле­то­пис­ца­ми, по­то­му что ос­нов­ные со­бы­тия взаи­мо­от­но­ше­ний ме­ж­ду рус­ски­ми и бул­га­ра­ми бы­ли свя­за­ны с Ка­за­нью. Бул­гарское цар­ст­во для рус­ских ле­то­пис­цев ос­талось в те­ни, а  ис­то­ри­че­ские  доку­менты са­мо­го го­су­дар­ст­ва ис­чез­ли в по­жа­ри­щах Ка­за­ни и дру­гих го­ро­дов на вто­ром эта­пе вой­ны рус­ских за  по­ко­ре­ние его ле­во­бе­реж­ных зе­мель, ко­гда че­рез 30 лет по­сле па­де­ния Ка­за­ни бы­ли по­дав­ле­ны по­след­ние оча­ги сопротивле­ния бул­гар. Некото­рые уче­ные ут­вер­жда­ют, что ар­хи­вы Ка­зан­ско­го цар­ст­ва бы­ли вы­ве­зе­ны Ива­ном Гроз­ным и про­па­ли вме­сте с биб­лио­те­кой ца­ря.

Ма­те­ри­аль­ная и ду­хов­ная куль­ту­ра Ка­зан­ской Бул­га­рии.  Мно­гих ис­сле­до­ва­те­лей удив­ля­ет то об­стоя­тель­ст­во,  что за  ка­ких-то  107 лет  сво­его су­ще­ст­во­ва­ния Ка­зан­ское цар­ст­во дос­тиг­ло зна­чи­тель­ных вы­сот в сво­ем мате­риальном и куль­тур­ном раз­ви­тии.  Ни­че­го  уди­ви­тель­но­го здесь нет,  ес­ли учесть, что Волж­ская Бул­га­рия VШ - 1-ой по­ло­ви­ны ХV вв. и Ка­зан­ское цар­ство 2-ой по­ло­ви­ны XV - 1-ой по­ло­ви­ны XVI вв.- го­сударственные об­ра­зо­ва­ния од­но­го и то­го  же  бул­гар­ско­го эт­но­са. “Бул­гар­ская куль­ту­ра, - пи­шет С.М.Чер­вонная, - не­по­сред­ст­вен­но подго­товила поч­ву для та­тар­ско­го ис­кус­ст­ва по­сле­дую­щих  ис­то­ри­че­ских  эта­пов,  пре­ж­де все­го для куль­ту­ры Ка­зан­ско­го хан­ст­ва, пе­ре­жив­шей  в  XV  - пер­вой по­ло­ви­не XVI вв.  свой яр­кий рас­свет, ор­га­ни­че­ски пе­ре­рос­ла в нее, по­лу­чи­ла в ней свое про­дол­же­ние   и  твор­че­ское,  обо­га­щен­ное  но­вым  опы­том раз­ви­тие”[xvi].

Со­вре­мен­ные ис­то­ри­ки,  ос­ве­щаю­щие те или иные сто­ро­ны  жиз­ни Ка­занского цар­ст­ва, ес­ли да­же они при­зна­ют пол­ную пре­ем­ст­вен­ность его с Волж­ской Бул­га­ри­ей,  не пре­ми­нут до­ба­вить,  что эт­ни­че­ская ос­нова  казан­ских та­тар не со­всем сов­па­да­ла с те­ми волж­ски­ми бул­га­ра­ми,  ко­то­рые в 1236 г.  встре­ти­ли мон­голь­ское на­ше­ст­вие.  При этом обыч­но ссы­ла­ют­ся на сло­ва Ка­занского ле­то­пис­ца, что в Ка­зань при­шли “мно­зи вар­ва­ри”.  Но за­бы­ва­ют доба­вить,  что в Бул­га­рию  в ос­нов­ном  при­шли ниж­не­волж­ские бул­га­ры по­сле раз­грома Ак­сак Ти­му­ром Са­рая-Бер­ке, Са­рая-Ба­ту и дру­гих зо­ло­то­ор­дын­ских го­родов, где они про­жи­ва­ли. Лю­бая эт­ни­че­ская сис­те­ма все­гда от­кры­та для прие­ма ино­пле­мен­ни­ков,  но эт­нос по сво­ей при­ро­де от это­го не  ме­ня­ет­ся. Ос­новой его от­но­си­тель­ной не­из­мен­но­сти,  т.е. та­кой ос­но­вы, ко­то­рая по­зво­ля­ет нам го­во­рить о нем как об од­ном и  том  же  эт­но­се, яв­ля­ет­ся при­су­щая ему эт­ноноосфера. Эт­но­ноо­сфе­ра ко­рен­но­го эт­но­са на­столь­ко силь­но влия­ет на при­шельцев,  что уже  че­рез  по­ко­ле­ние по­том­ки их счи­та­ют се­бя пред­ста­ви­те­ля­ми на­рода, при­няв­ше­го их от­цов. По­доб­ная ас­си­ми­ля­ция про­ис­хо­дит обыч­но доб­ровольно. Ни­кто не мо­жет при­ну­дить че­ло­ве­ка сме­нить националь­ность, ес­ли он это­го не же­ла­ет, т.е. ес­ли эт­но­ноо­сфе­ра пред­ков ока­зы­ва­ет на не­го на­столь­ко  силь­ное  воз­дей­ст­вие,  по­рвать ко­то­рые он не в со­стоянии.  Во вре­мя рас­па­да Зо­ло­той Ор­ды на Ру­си осе­ло столь­ко выход­цев из нее, осо­бен­но в юж­ных рай­онах,  что мож­но бы­ло бы ска­зать, что при­ро­да рус­ско­го на­ро­да из­ме­ни­лась ко­ренным об­ра­зом. Но это­го не про­изош­ло.  Рус­ский на­род по сво­ей при­ро­де не из­ме­нил­ся,  ибо его мощ­ная эт­но­ноо­сфе­ра, пе­ре­де­лав мыс­ли и чув­ст­ва при­шельцев в соот­ветствии со сво­ей не­су­щей час­то­той, урав­ня­ла их с рус­ски­ми. По­доб­ные про­цес­сы про­ис­хо­ди­ли и в Бул­га­рии. В Ка­зан­ском цар­ст­ве бул­га­ры пе­реживали инер­ци­он­ную фа­зу сво­его  эт­но­ге­не­за.  Ни­ка­ко­го  за­ро­ж­де­ния но­вого эт­но­са ка­зан­ских та­тар, как ут­вер­жда­ют не­ко­то­рые ис­то­ри­ки, в Ка­занском цар­ст­ве не про­ис­хо­ди­ло. Ес­ли бы та­кой эт­нос  воз­ник, то  в  1552 г.  Иван Гроз­ный не смог бы взять Ка­зань,  а ес­ли бы да­же взял,  то в даль­ней­шей борь­бе был бы из­гнан за пре­де­лы стра­ны,  ибо эт­нос на фа­зе подъ­е­ма, а имен­но в этой фа­зе на­хо­дил­ся бы так на­зы­вае­мый казан­ско-та­тар­ский эт­нос, не побе­дим.

“Ка­зан­ская куль­ту­ра  это­го  сто­ле­тия  (вто­рой  по­ло­ви­ны XV - пер­вой по­ловины XVI ве­ка),  - пи­шет С.М.Чер­вон­ная,  -  от­ли­ча­лась разви­тым синкре­тизмом,  гар­мо­нич­ным взаи­мо­дей­ст­ви­ем и од­но­вре­мен­ным рас­цве­том раз­ных форм прак­ти­че­ской  дея­тель­но­сти,  в  ко­то­рых прояв­лялся  твор­че­ский дух че­ловека.  Про­гресс ка­сал­ся всех ви­дов ду­хов­ной и ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры татар­ского на­ро­да:  уров­ня об­ра­зо­ва­ния,  широ­кого рас­про­стра­не­ния пись­мен­но­сти, раз­ви­тия гу­ма­ни­тар­ных и точ­ных на­ук,  рас­цве­та ли­те­ра­ту­ры,  по­эзии, му­зы­ки, гра­до­строи­тель­ст­ва,  все­го  ком­плек­са изо­бра­зи­тель­ных и де­ко­ра­тив­ных ис­кусств, ре­ме­сел, на­ко­нец, са­мо­го бы­та, об­раза жиз­ни лю­дей”[xvii]. Дан­ная характе­ристика пол­но­стью со­от­вет­ст­ву­ет инер­ци­он­ной фа­зе эт­но­ге­не­за и мощ­ной эт­ноноосфере бул­гар,  ис­то­рия и куль­ту­ра ко­то­рых к то­му вре­ме­ни уже насчиты­вала во­семь сто­ле­тий.

Вре­мя унич­то­жи­ло все,  что ос­та­ва­лось в Ка­за­ни  от  хан­ско­го вре­мени еще по­сле взя­тия ее вой­ска­ми Ива­на Гроз­но­го.  О том,  как выгля­дела Ка­зань то­го вре­ме­ни мы мо­жем су­дить лишь по ос­тав­лен­ным оче­видцами свидетельст­вам, да по ре­зуль­та­там ар­хео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок.  О бо­гат­ст­ве и кра­со­те хан­ской Ка­за­ни Ка­зан­ский  ле­то­пи­сец со­об­ща­ет сле­дую­щее:  “И ве­ли­ким богатст­вом Ка­зань вос­ки­не, и не­обы­чай­но­го кра­со­то­го во­сия,  и за­быв­ше всяк че­ло­век ино­зе­мец,  ви­дев­ше царь­ст­во то,  от­ца сво­его и ма­терь, и же­ну, и де­ти, и пле­мя свое, и дру­зи, и зем­лю свою, и жить в Ка­за­ни и не по­мыш­ляю­ще вос­пять во оте­че­ст­во свое об­ратитися”[xviii]. Ано­ним­ный рус­ский ав­тор, оче­ви­дец со­бы­тий ок­тября  1552  г.,  в  сво­ем  по­эти­че­ском “Ска­за­нии о цар­ст­ве Ка­зан­ском” пи­сал:

“И ко­гда Ка­зань-го­род очи­сти­ли,

В нее  сам  са­мо­дер­жа­вец наш  вы­ехал...

Он прие­хал на пло­щадь ве­ли­кую,

У ца­ре­ва дво­ра с ко­ня доб­ро­го

Со­ско­чил,  удив­ля­ясь быв­ше­му...

Не на­прас­но  ка­зан­цы  про­ти­ви­лись

И сра­жа­лись со сла­вою до смер­ти,

Ибо цар­ст­во сие сто­ит это­го!

И вы­шел он  во двор, в се­ни цар­ские,

И по­шел в зла­то­вер­хие те­ре­мы,

И па­ла­ты, лю­бу­ясь ос­мат­ри­вал,

Хоть бы­ла кра­со­та их раз­ру­ше­на

От стрель­бы не­пре­стан­ной от пу­шеч­ной”[xix].

Го­род дей­ст­ви­тель­но был кра­сив.  Мощ­ные сте­ны ок­ру­жа­ли хан­ский  дво­рец, рас­по­ло­жен­ный в се­вер­ной час­ти крем­ля. А.М.Курб­ский, уча­ст­ник взя­тия Ка­за­ни пи­шет:  “...Ко дво­ру ца­ре­ву:  бо бе  зе­ло кре­пок,  ме­ж­ду па­лат и ме­четей ка­мен­ных, оп­ло­том ве­ли­ким об­то­чен”[xx]. Ка­зань бы­ла ок­ру­же­на вы­со­ки­ми мощ­ны­ми сте­на­ми, ко­то­рые пред­став­ля­ли  со­бой сру­бы из тол­стых ду­бо­вых бре­вен, при­став­лен­ных вплот­ную друг к дру­гу и за­сы­пан­ных зем­лей,  кам­нем, щеб­нем и  пес­ком. На  сте­нах  на оп­ре­де­лен­ных рас­стоя­ни­ях друг от дру­га име­лись бое­вые баш­ни.  Рус­ский ле­то­пи­сец пи­шет.  что  ко­гда  Иван Гроз­ный  ос­мат­ри­вал го­род пе­ред штур­мом,  то он “стен­ные вы­со­ты и мест при­ступ­ных уви­дев,  уди­вился не­обы­чай­ной кра­со­те кре­по­ст­но­го гра­да”[xxi]. Вплотную к Казани под­сту­пали дремучие леса, а с юга до Волги простирались луга, где обычно казанцы проводили народные гуляния и другие мероприятия общественного характера. Окружающая природа особо оттеняла необычайную красоту города.

В Ка­зан­ском крем­ле су­ще­ст­во­ва­ло пять ка­мен­ных ме­че­тей, сре­ди ко­то­рых  сво­ей  гран­ди­оз­но­стью и кра­со­той вы­де­ля­лась со­бор­ная ме­четь Кул-Ше­ри­фа с 6-ю или 8-ью ми­на­ре­та­ми. “В ар­хи­тек­тур­ном об­ра­зе “зе­ло вы­со­кой” ка­зан­ской ме­че­ти Куль-Ше­ри­фа, - пи­шут Ф.Х.Ва­ле­ев и Г.Ф.Ва­лее­ва-Су­лей­ма­но­ва, - по-ви­ди­мо­му, зод­чие вы­ра­зи­ли идею вели­чия  силь­но­го  цен­тра­ли­зо­ван­но­го  госу­дарства.  Ме­четь за­ни­ма­ла центр­аль­ное ме­сто в ан­самб­ле Ка­зан­ско­го крем­ля. Не ис­клю­че­но, что об­лик  ме­чети  был зна­ком По­ст­ни­ку Бар­ме,  строи­те­лю бе­локаменных стен и ба­шен Ка­зан­ско­го крем­ля  и  церк­ви  Ва­си­лия  Бла­жен­но­го  в Мо­ск­ве на Крас­ной пло­ща­ди”[xxii]. В Крем­ле на­хо­ди­лись мав­зо­леи-усы­паль­ни­цы ха­нов и круп­ных вель­мож, а так­же мед­ре­се (сред­ние и выс­шие ду­хов­ные шко­лы).  Ря­дом с хан­ской ре­зи­ден­ци­ей рас­по­ла­га­лись  двор­цы  зна­ти и духо­венства.  В го­ро­де име­лись об­ще­ст­вен­ные ба­ни и дру­гие со­ору­же­ния общего­родского  на­зна­че­ния,  бре­вен­ча­тые мос­то­вые.

Под­во­дя итог опи­са­нию ар­хео­ло­ги­че­ских на­хо­док, С.М.Чер­вон­ная от­ме­ча­ет: “Все это вме­сте с ле­то­пис­ны­ми и ли­те­ра­тур­ны­ми  ис­точ­ни­ка­ми сви­де­тель­ст­ву­ет о мно­го­гран­но раз­ви­той ар­хи­тек­ту­ре ка­зан­ских та­тар,  ко­то­рые воз­во­ди­ли не толь­ко уни­каль­ные двор­цы  и  вы­со­кие ме­че­ти,  по­ра­жаю­щие  во­об­ра­же­ние со­вре­мен­ни­ков,  но уме­ло строи­ли все,  что не­об­хо­ди­мо для жиз­ни боль­шо­го го­ро­да, тор­го­вых и ре­мес­лен­ных поса­дов: мас­тер­ские ре­мес­лен­ни­ков, в том чис­ле ме­тал­лур­ги­че­ские цен­тры, где пла­вил­ся чу­гун, ва­ри­лась сталь, стоя­ли кир­пич­ные гор­ны;  куз­не­цы;  тор­го­вые объ­ек­ты, ка­ра­ван-са­раи, рын­ки с их ря­дами и на­ве­са­ми,  лав­ками и скамь­я­ми, скла­ды; при­ча­лы (про­из­ве­де­ния­ми ме­стных конструк­торов, плот­ни­ков, рез­чи­ков бы­ли так­же су­да ка­зан­ско­го фло­та - лег­кие плос­ко­дон­ные стру­ги с от­вес­ны­ми сте­на­ми,  при­во­ди­мые в дви­же­ние вес­ла­ми и па­ру­са­ми; тя­же­лые, с во­до­из­ме­ще­ни­ем во мно­го тонн на­са­ды; лод­ки-па­уз­ки и т.п.); транс­порт­ные со­ору­же­ния от реч­ных мая­ков до су­хопутных “ям” - стан­ций;  гид­ро­тех­ни­че­ские   уз­лы,   ка­на­лы,  водопро­воды,   ба­ни   и   т.д.”[xxiii]. Все это мог соз­дать толь­ко эт­нос, имею­щий за пле­ча­ми бо­га­тые дос­ти­же­ния и тра­ди­ции ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной  куль­ту­ры  в  инер­ци­он­ной  фа­зе сво­его эт­ногенеза.  Та­ким эт­но­сом бы­ли бул­га­ры.  Ни­ка­кой “за­клю­чи­тель­ной ста­дии эт­ногенеза ка­зан­ских та­тар”  в этот пе­ри­од не про­ис­хо­ди­ло и не мог­ло происхо­дить по при­чи­не то­го,  что во вре­мя су­ще­ст­во­ва­ния Ка­зан­ско­го цар­ст­ва на  его тер­ри­то­рии с ус­тановившимися в сво­ем раз­ви­тии на­ро­да­ми - бул­га­ра­ми ,  чува­ш­­­ами,  ма­рийцами и др. не бы­ло ус­ло­вий, не­об­хо­ди­мых для воз­ник­но­ве­ния ка­кого-то но­во­го эт­но­са. От на­зва­ния ста­ро­го эт­но­са но­вым име­нем но­вый эт­нос не ро­ж­да­ет­ся. Мощ­ную эт­но­ноо­сфе­ру  бул­гар, во­брав­шую в се­бя все луч­шее, что бы­ло соз­да­но ими в те­че­ние вось­ми сто­ле­тий ко вре­ме­ни воз­ник­но­ве­ния Ка­зан­ско­го цар­ст­ва ни­что не мог­ло из­ме­нить, она лишь рас­цве­ла. По­ка функ­ционирует и раз­ви­ва­ет­ся эт­но­ноо­сфе­ра эт­но­са его при­ро­да по сво­ей су­ти не ме­няется.

Раз­ви­тие хо­зяй­ст­вен­ной жиз­ни и тор­гов­ли при­ве­ло к то­му,  что в Казан­ском цар­ст­ве воз­ник­ли но­вые го­ро­да:  Алат, Арск, Ла­иш, Тя­теш,  Ала­бу­га - все на пра­во­бе­ре­жье Ка­мы и Вол­ги,  что мо­жет быть объ­яс­не­но тем,  что власть ка­занских ха­нов на дру­гие зем­ли Бул­га­рии не распро­странялась. Воз­мож­но,  су­ществовало еще од­но  го­су­дар­ст­во  бул­гар;  ус­лов­но на­зо­вем его Ба­лы­мер­ским (см. вы­ше о ца­ре Ба­лын-Го­зя),  ко­то­рое на­хо­ди­лось на ле­во­бе­ре­жье Ка­мы и Вол­ги.  Об этом есть “глу­хое” сооб­щение в пер­вой ре­дак­ции  “Ка­зан­ской  исто­рии”, изъ­я­тое из последую­щих ре­дак­ций. Ка­зан­ский ле­то­пи­сец опи­сы­вал  рас­положение  Казан­ского цар­ст­ва сле­дую­щим об­ра­зом:  “На сей сто­ро­не Ка­мы ре­ки,  кон­цом же при­ле­жа­ше к Бол­гар­стей зем­ли  (Бол­гар­ской зем­ле.  - Р.Б.)”[xxiv]. Причи­ной заб­ве­ния “Ба­лы­мер­ско­го цар­ст­ва” мо­жет быть ги­бель пись­мен­ных ис­точ­ни­ков о  нем или умыш­лен­ное со­кры­тие их за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми ли­ца­ми,  а за­тем уте­ря в глу­би­не ве­ков. Это го­су­дар­ст­во, ви­ди­мо, фор­мально считав­шееся об­ра­зо­ва­ни­ем бо­лее вы­со­ко­го по­ряд­ка по отноше­нию к Ка­зан­ско­му цар­ству,  ко­то­рое на­хо­ди­лось под его но­ми­наль­ным прав­ле­ни­ем, не про­яви­ло се­бя по от­но­ше­нию к со­се­дям,  пре­ж­де все­го к рус­ским,  ка­ки­ми-ли­бо дей­ст­вия­ми и по­это­му ос­та­лось вне опи­са­ния или упо­ми­на­ния ле­то­пис­ца­ми.  Ина­че  и  быть не мог­ло - бул­га­ры в рассмат­риваемый пе­ри­од на­хо­ди­лись  в  инер­ци­он­ной фа­зе сво­его эт­но­ге­не­за и все их по­мыс­лы бы­ли на­прав­ле­ны не на внешнеполи­тическую деятель­ность,  в том  чис­ле  и не на вой­ну,  а на уст­рой­ст­во сво­ей внутригосудар­ственной жиз­ни,  по­зво­ляю­щей соз­дать нор­маль­ные ус­ло­вия для разви­тия эко­но­ми­ки и куль­ту­ры,  а сле­до­ва­тель­но,  бы­тия от­дель­ной лич­но­сти. Ка­зан­ское цар­ст­во бы­ло фор­по­стом на пу­ти рас­ши­ряю­ще­го аре­ал  сво­его  су­ществования  рус­ско­го эт­но­са в кон­це фа­зы подъ­е­ма и пе­ре­хо­да к ак­матической фа­зе эт­но­ге­не­за,  по­это­му Ка­зань и борь­ба с ней во­шли во все рус­ские лето­писи.  Ка­зан­ские бул­га­ры бо­лее ор­га­ни­зо­ван­ные в во­ен­ном от­но­ше­нии защи­щали внут­рен­ние об­лас­ти Бул­га­рии с за­па­да.

Бул­га­ры бы­ли не толь­ко тор­го­вым,  но и зем­ле­дель­че­ским на­ро­дом.   Зем­леделие   у  них  дос­тиг­ло  вы­со­ко­го  уров­ня  раз­ви­тия. А.М.Ку­р­бский,  возгла­вивший в 1552 г.  по­ход  рус­ских  пол­ков до Ар­ска, пи­сал:  “В  зем­ле  той по­ля ве­ли­кие и зе­ло пре­изо­биль­ные и гобзую­щие на вся­кие пло­ды;  та­ко же и дво­ры кня­жат их и вель­мо­жей зе­ло пре­красны и во­ис­ти­ну удив­ле­ния дос­той­ны,  и се­ла час­ты; хле­бов же вся­ких та­кое там мно­же­ст­во,  во­ис­ти­ну ве­ре ко  ис­по­ве­да­нию не­по­доб­но; аки  бы на по­добие мно­же­ст­ва звезд не­бес­ных;  так­же и ско­тов раз­личных стад бес­чис­лен­ные мно­же­ст­ва”[xxv]. Обес­пе­чен­ное  су­ще­ст­во­ва­ние  да­ва­ло  воз­мож­ность  бул­гар­ским кре­сть­я­нам вес­ти жизнь,  на­пол­нен­ную духов­ными ин­те­ре­са­ми сво­его вре­ме­ни.  В ка­ж­дой де­рев­не име­лись ме­четь с мед­ре­се, где обу­ча­лись де­ти муж­ско­го по­ла, де­воч­ки же ов­ла­де­ва­ли гра­мотой у абы­стай (же­ны мул­лы). Ши­ро­кое  рас­про­стра­не­ние  по­лу­чил  в  сель­ской ме­ст­но­сти на­род­ный фольк­лор: длин­ны­ми зим­ни­ми ве­че­ра­ми рас­ска­зы­ва­ли друг дру­гу, ча­ще в кру­гу со­се­дей,  сказ­ки,  баи­ты,  пе­ли пес­ни,  во­ди­ли хо­ро­во­ды и т.д. Са­мой ве­се­лой по­рой для мо­ло­де­жи бы­ла вес­на, ко­гда на лу­жай­ке  за око­ли­цей за­те­ва­ли раз­лич­ные иг­ры,  го­то­ви­лись к сабантую, ко­то­рым по­сле по­ле­вых ра­бот и за­кан­чи­вал­ся ве­сен­ний пе­ри­од.  Пра­во­вер­ный  му­суль­ма­нин  был обя­зан пять раз в день со­вер­шить на­маз (бо­го­слу­же­ние) в ме­че­ти или до­ма.  Чте­ние Ко­ра­на, его тол­ко­ва­ние, рас­ска­зы ха­ди­сов (нра­во­учи­тель­ных ис­то­рий из жиз­ни про­ро­ка Му­хам­ме­да и его из­ре­че­ний) бы­ли со­став­ной,  при­том глав­ной ча­стью, ду­хов­ной жиз­ни  бул­гар.  Му­суль­ма­не стро­го со­блю­да­ли за­ко­ны ша­риа­та (ис­лам­ско­го пра­ва), рег­ла­мен­ти­рую­ще­го всю их жизнь от ро­ж­де­ния до смер­ти.

Ес­те­ст­вен­но, в го­ро­дах ду­хов­ная жизнь  бы­ла  бо­лее  бо­га­той, ибо в них жи­ли уче­ные,  пи­са­те­ли, по­эты,  ко­то­рые соз­да­ва­ли свои тру­ды, ве­ли ле­то­пи­си со­бы­тий в жиз­ни стра­ны и на­ро­да, тво­ри­ли по­эти­че­ские и нра­воучительные про­из­ве­де­ния. Наи­бо­лее из­вест­ным бул­гар­ским по­этом эпо­хи Ка­зан­ско­го цар­ства яв­ля­ет­ся Му­ха­медъ­яр,  ко­то­рый  соз­дал  ши­роко  из­вест­ные  в стра­не по­эмы “Тух­фа-и мар­дан” (“Дар му­жей”),  а так­же по­эти­че­ский трак­тат о добро­деятелях “Ну­ри со­дур” (“Свет сер­дец”).  Из слов са­мо­го Му­ха­медъ­я­ра из­вест­но, что в Ка­за­ни мно­гие зани­мались по­эти­че­ским твор­че­ст­вом.  Ссы­ла­ясь  на Ш.Мард­жа­ни, М.Г.Ху­дяков пи­шет:  “В крае су­ще­ст­во­ва­ла своя ли­те­ра­ту­ра,  от ко­то­рой  дош­ли  до  на­стоя­ще­го  вре­ме­ни  кни­ги  “На­гыдж Эль-Фа­ра­дыз”, “Юсуф”,  “Бед­вам” (кни­га про­тив язы­че­ст­ва),  “Баш­ла Га­ли”,  “На­сы­хат эс-Са­ли­хин”,  но­во­год­ние пес­ни  “Нау­руз  Баи­ты”, сбор­ник  сти­хов  “Ша­гир Бул­гар Га­зы­ла­рэ” (“Вои­те­ли из Бул­га­ра”) и др., поль­зую­щие­ся боль­шой популярно­стью сре­ди ка­зан­ских та­тар, но поч­ти  не  встречаю­щиеся у жи­те­лей дру­гих стран,  имею­щих му­суль­ман­ское на­се­ле­ние”[xxvi]. Ху­до­же­ст­вен­ное твор­че­ст­во ка­занских бул­гар на­шло свое от­ра­же­ние в де­ко­ра­тив­ном ис­кус­ст­ве,  в рез­ных над­гробь­ях,  в юве­лир­ном ис­кус­ст­ве, зо­ло­том ши­тье и др. Тру­ды Ф.Х.Ва­лее­ва,  Г.Ф.Ва­лее­вой-Су­лей­ма­но­вой, С.М.Че­рвонной да­ют яр­кое и ши­ро­кое представ­ление об ис­кус­ст­ве бул­гар  во­об­ще  и  ка­зан­ских бул­гар, в ча­ст­но­сти[xxvii].

Труд­ность изу­че­ния  ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной куль­ту­ры бул­гар, осо­бенно пе­рио­да Ка­зан­ско­го цар­ст­ва, от­ме­ча­ют мно­гие ис­сле­до­ва­те­ли. М.Г.Ху­дя­ков пи­сал:  “По­гиб­ли поч­ти все куль­тур­ные со­кро­ви­ща, накоп­ленные преж­ни­ми по­ко­ле­ния­ми,  бе­жен­цам из мно­го­люд­ной пре­ж­де сто­лицы, остав­шимся в жи­вых, при­шлось до­жи­вать свои дни в глу­хих лес­ных де­ре­вуш­ках,  ду­мая не о куль­тур­ных при­об­ре­те­ни­ях, а лишь о суро­вой борь­бе за существова­ние...В ну­ж­де и ли­ше­ни­ях угас­ло по­след­нее по­ко­ле­ние об­ра­зо­ван­ных казан­ских лю­дей,  но­си­те­лей старин­ной куль­туры,... . В вой­не за не­за­ви­си­мость по­гибли  ты­ся­чи  жиз­ней, ка­занский на­род ли­шил­ся луч­ших сво­их сы­но­вей, не го­во­ря уже о матери­альных по­терях,  и про­шло мно­го лет, пре­ж­де чем он, вы­нужденный  пе­рейти от го­родского бы­та к кре­сть­ян­ско­му,  ут­ра­тив­ший свои куль­тур­ные приобре­тения, при­спо­со­бил­ся к но­вым ус­ло­ви­ям су­ще­ст­во­ва­ния”[xxviii]. Ги­бель госу­дарства, унич­то­же­ние ду­хов­ных дос­ти­же­ний на­ро­да яви­лись силь­ным уда­ром ,  от­ра­зив­шим­ся в  ус­той­чи­во­сти эт­но­ноо­сфе­ры бул­гар, ко­то­рая под воз­дей­ст­ви­ем от­ри­ца­тель­ных эмо­ций и не­ра­до­ст­ных мыс­лей поте­ряла свою гар­мо­нич­ность,  боль­шие от­кло­не­ния в  ко­ле­ба­нии  час­тот  ос­лабили ее во всем про­стран­ст­ве функ­цио­ни­ро­ва­ния. Од­на­ко не все бы­ло по­те­ря­но,  эт­но­ноо­сфе­ра бул­гар со­хра­ни­лась.  В  по­сле­дую­щие ве­ка она мед­лен­но,  но не­ук­лон­но восста­навливала свои ут­ра­чен­ные по­зи­ции.

Ли­ри­че­ское от­сту­п­ле­ние.  При­чуд­ли­вы  судь­бы лю­дей,  осо­бен­но пра­вителей.  Жес­то­кость Чин­гис­ха­на, ко­то­рый сти­рал с  ли­ца  зем­ли цве­тущие го­рода,  унич­то­жал де­сят­ки ты­сяч лю­дей толь­ко за то, что они хо­тели быть сво­бодными,  не­ожи­дан­ным об­ра­зом про­яви­лись в его да­ле­ком по­том­ке - Ива­не Гроз­ном,  ко­то­рый, ес­ли по жес­то­ко­сти был ра­вен сво­ему пред­ку, то по необуз­данности сво­их по­ступ­ков пре­взо­шел его.  Жес­токость Ива­на Гроз­но­го,  кото­рая впо­след­ст­вии тер­ро­ром па­ла на рус­ский на­род,  пер­во­на­чаль­но ис­пы­та­ли на се­бе бул­га­ры.  И  с  лег­кой  ру­ки его еще не­сколь­ко по­ко­ле­ний рус­ских ца­рей про­дол­жа­ли унич­то­же­ние ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной  куль­ту­ры му­суль­ман­ско­го на­ро­да, по­ли­ти­ку ру­си­фи­ка­ции и кре­ще­ния бул­гар, на­зван­ных та­та­ра­ми.  В Ка­зани и на ка­зан­ской зем­ле бы­ло унич­то­же­но  все бул­гар­ское - ме­че­ти,  зда­ния,  кре­по­сти, со­жже­ны ле­то­пи­си и до­ку­мен­ты бул­гар­ско­го го­су­дар­ст­ва,  на­ходя­щиеся в ка­зан­ских  хра­ни­ли­щах,  пре­да­ны ог­ню и хра­ня­щие­ся в них бул­гар­ские кни­ги, в ко­то­рых бы­ла за­пе­чат­ле­на па­мять бул­гар­ско­го на­рода.  Ес­ли и оста­лись кро­хи,  най­дем ли мы их ко­гда-ни­будь?  Надмо­гильные кам­ни бул­гар­ских эми­ров,  ха­нов,  бе­ков,  и про­стых бул­гар ока­зались в фун­да­мен­тах православ­ных церк­вей.  Един­ст­вен­ное со­ору­же­ние,  ко­то­рое ос­та­лось от хан­ской Ка­за­ни - баш­ня Сю­юн­би­ке: со­хра­ни­ли как сто­ро­же­вую баш­ню.

Это не при­зыв к вра­ж­де,  не оби­ды на рус­ский на­род, а грусть над пе­чальной уча­стью сво­его на­ро­да и судь­бой сво­их да­ле­ких пред­ков. Вой­ска за­хватчиков, опь­я­нен­ные кро­вью, по­бу­ж­дае­мые вое­на­чаль­ни­ка­ми к на­си­лию над по­бе­ж­ден­ны­ми,  мо­гут  тво­рить  звер­ст­ва,  но ста­вить знак ра­вен­ст­ва ме­ж­ду ар­ми­ей и на­ро­дом нель­зя.  За то, что со­тво­ри­ли в Ка­зани и Бул­га­рии цар­ские оп­рич­ни­ки, рус­ский на­род не не­сет  ответствен­ности.  Он  сам  пе­ре­жил не­ма­ло го­ре­ст­ных дней, ко­гда его сры­ва­ли с зем­ли пред­ков и на­силь­но от­прав­ля­ли  за­селять чу­жие для  не­го казан­ские края,  где бул­га­ры еще в те­че­ние 30 лет со­противлялись за­хва­ту сво­его  го­су­дар­ст­ва.  И  не­ред­ко  не­вин­ные рус­ские  кре­стьяне  ста­но­ви­лись не­воль­ной жерт­вой мес­ти бул­гар за по­те­рю сво­ей сво­бо­ды и государст­венности.

По­ка нам при­хо­дит­ся пи­сать  ис­то­рию  Ка­зан­ской  Бул­га­рии  по рус­ским  ис­точ­ни­кам - сво­их нет или они со­кры­ты под тол­щей вре­ме­ни.  К то­му же в рус­ских ис­точ­ни­ках рас­кры­та лишь внеш­няя сто­ро­на исто­рии бул­гар, пре­ж­де все­го бул­га­ро-рус­ских взаи­мо­от­но­ше­ний. Необхо­димо так­же учесть, что каж­дый пра­ви­тель пы­тал­ся по­дог­нать пи­са­ную ис­то­рию к ин­те­ре­сам сво­ей дина­стии и оп­рав­дать ту по­ли­ти­ку, ко­то­рую ве­ли он и его пред­ки. Та­кая круп­ная ак­ция рус­ско­го ца­риз­ма, как завое­вание  Бул­га­рии, не  мог­ла не быть фальси­фицирована рус­ской офици­альной ис­то­ри­че­ской нау­кой, на­чи­ная со вре­мен са­мо­го Ива­на Гроз­но­го,  ибо лю­бой за­хват­чик пы­та­ет­ся обе­лить свои дея­ния пе­ред дру­ги­ми наро­дами и по­том­ка­ми.

"Во вто­рой по­ло­ви­не XVI ве­ка, - пи­шет Д.Н.Аль­шиц, - офи­ци­аль­ные мос­ковские книж­ни­ки под ру­ко­во­дством,  а ино­гда и при  непосредст­венным  уча­стии са­мо­го Ива­на Гроз­но­го соз­да­ли ряд мо­ну­мен­таль­ных ис­то­ри­ко-литератур­ных  па­мят­ни­ков:  мно­го­том­ные  ле­то­пис­ные  сво­ды, "Сте­пен­ную  кни­гу",  "Ка­зан­скую  ис­то­рию".  Все эти со­чи­не­ния име­ли за­да­чу воз­ве­ли­чить власть мо­с­ков­ских го­су­да­рей и дать ис­то­ри­че­ские  обос­но­ва­ния  их ис­клю­чи­тель­но­му пра­ву на рус­ское еди­но­дер­жа­вие"[xxix]. И до­ба­вим: пра­ву на за­вое­ва­ние Ка­зан­ской Бул­га­рии.  Л.Н.Гу­ми­лев отме­чал, что "рас­кры­та под­дел­ка ле­то­пи­си, совершен­ная Ива­ном Гроз­ным"[xxx].

В за­клю­че­ние  хо­те­лось бы от­ме­тить,  что не бы­ло двух несвязан­ных,  раз­не­сен­ных по вре­ме­ни го­су­дарств волж­ских бул­гар и  ка­зан­ских  та­тар,  а бы­ло од­но го­су­дар­ст­во - Бул­га­рия,  ко­то­рая су­ще­ст­во­ва­ла с VIII в.  по 1552  год,  ос­нов­ное  на­се­ле­ние  ко­то­рой все­гда со­став­ля­ли бул­гары. То, что слу­чи­лось с бул­гар­ским на­ро­дом впол­не ес­те­ст­вен­но.  Мно­гие ве­ка в Вос­точ­ной Ев­ро­пы шло  про­ти­во­дей­ст­вие  двух  эт­но­ноо­сфер - бул­га­ро-тюрк­ской и сла­вя­но-рус­ской. Во 2-ой по­ло­ви­не XIV - 1-ой поло­вине XV вв.  это  про­ти­во­дей­ст­вие при­обрело ло­каль­ный ха­рак­тер,  как борь­ба за пер­вен­ст­во ме­ж­ду Ка­зан­ской Булга­рией и Мо­с­ков­ской Ру­сью.  Му­жаю­щая Русь,  ее  эт­нос, на­хо­див­ший­ся в акма­тической фа­зе этноге­неза с до­ми­нан­той жерт­вен­но­сти, не мог­ли удер­жать­ся в пре­де­лах сво­ей тер­ри­то­рии. Воз­рас­таю­щая  пас­сио­нар­ность  вы­ну­ж­да­ла рус­ский эт­нос к рас­ши­ре­нию ареа­ла сво­его су­ще­ст­во­ва­ния. Энер­гия пас­сио­нар­но­го эт­носа все­гда на­прав­ля­ет­ся на со­се­дей, ко­то­рые в си­лу тех же ес­те­ст­вен­ных при­чин сла­бее его.  Бул­га­ры в рас­смат­ри­вае­мый пе­ри­од на­хо­ди­лись в инерци­онной фа­зе эт­но­ге­не­за и бы­ли стар­ше рус­ских лет на 400,  по­этому не мог­ли не ус­ту­пить пер­вен­ст­во  рус­ско­му  эт­но­су,  бо­лее  моло­дому, рас­ту­ще­му,  следова­тельно, по при­ро­де сво­ей имен­но в то вре­мя во­ин­ст­вен­но­му.



[i] Гумилев Л.Н.  Этносфера:  История людей и история природы. М., 1993. C.529.

[ii] История Казахской ССР. Том 1. Алма-Ата, 1957. C.135.

[iii] См.: Нурутдинов Фаргат.  Пусть поверят все народы...  // Болгар иле, 1990, октябрь. Выпуск второй.

[iv] Худяков М.Г.  Очерки по истории Казанского  ханства.  М., 1991. C.35.

[v] Там же.

[vi] Там же. C.39.

[vii] Шпилевский С.М. Древние города и другие булгаро-татарские памятники в Казанской губернии. Казань, 1877. C.61-62.

[viii] Казанская история. М., Л., 1954. C.124.

[ix] Худяков М.Г.  Очерки по истории Казанского  ханства.  М., 1991. C.150.

[x] Нурутдинов Фаргат.  Пусть поверят все народы...  // Болгар иле. 1990, ок­тябрь. Выпуск второй.

[xi] Рос­сия: Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь (Брок­гау­за  и  Эфрона). Л., 1991. C.146.

[xii] Карамзин Н.М.  История  государства Российского.  В 12-ти томах. Т.8. СПб., 1830. C.115.

[xiii] Казанская история. М., Л., 1954. C.156.

[xiv] См.: Худяков М.Г.  Очерки по истории Казанского  ханства.  М.,1991. C.167.

[xv] Ключевский В.О.  Сказания иностранцев о Московском  государстве. М., 1991. C.22.

[xvi] Червонная С.М. Искусство Татарии. М., 1987. C.133.

[xvii] Там же. C.137.

[xviii] Казанская история. М., Л., 1954. C.162.

[xix] Сказание о царстве Казанском. М., 1959. C.475-476.

[xx] Курбский А.М.  Царь  Иоанн  IV Васильевич Грозный.  Спб.,1902. C.24.

[xxi] Казанская история. М., Л., 1954. C.128.

[xxii] Валеев Ф.Х.,  Валеева-Сулейманова  Г.Ф.  Древнее искусство Татарии. М., 1987. C.133.

[xxiii] Червонная С.М. Искусство Татарии. М., 1987. C.146-147.

[xxiv] Казанская история. М., Л., 1954. C.28.

[xxv] Курбский А.М.  История о великом князе Московском.  Спб., 1913. C.30.

[xxvi] Худяков М.Г.  Очерки по истории Казанского  ханства.  М., 1991. C.234.

[xxvii] См.: Валеев Ф.Х.,  Валеева-Сулейманова  Г.Ф.  Древнее искусство Татарии. М., 1987; Червонная С.М. Искусство Татарии. М., 1987.

[xxviii] Худяков М.Г.  Очерки по истории Казанского  ханства.  М.,1991. C.163.

[xxix] Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России: Государство Ивана Грозного. Л., 1988, c.86.

[xxx] Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990, c.257.

Tags: булгары