Введение

Есть большие разногласия и сопротивление публикации летописи “Джагфар тарихы“. Ведущие утверждения - то, что в незнаемое время компиляция была составлена офисом российского НКВД/КГБ/ФСБ с целью расколоть Тюркские этнические группы в противоположные лагеря, что это было написано неизвестным человеком утверждающим что он только спасал летописи, что это фальшивая компиляция без исторического значения, что Ибрагим Мохаммед-Каримович Нигматуллин - неизвестная вымышленная личность.

Эти утверждения поддерживаются  отсутствием систематического изучения аутентичности компиляции, отсутствием систематического разбора и изучения материалов. Для российского государственного научного аппарата, для средств массовой информации и для населения, летопись вообще не существует. Крохотные тиражи (для томов 2 и 3, 350 и 230 копий, для тома 1 тираж не обозначен), обеспечивают, что нет массового ознакомления и распространения знаний о содержании  свода.

Утверждения также поддерживаются той реальностью, что не было никакого расследования глобального уничтожения книг аборигенных народов в течение первых десятилетий советского режима. Никакое должностное лицо не было обвинено в замысле, организации, выполнении или сокрытии тотального культурного геноцида аборигенных наций. Даже участники с точными адресами, как у оперативных работников офиса НКВД в Кызыл Яре, являются неназванными персонажами, как если бы они никогда не были в платежной ведомости агентства и никогда не оставляли никаких следов.

Эти утверждения также поддерживаются фактом, что не было никакого расследования о судьбе  захваченных книг. Нет никакого открытого архива с протоколами уничтожения, засвидетельствованных персоналом Секретной службы. Нет никакого открытого архива с отчетами о судьбе захваченных материалов. Зная принцип работы российской системы НКВД, ожидаетсяся, что глобальный захват и последующее сокрытие и уничтожение захваченных материалов были хорошо документированы в различных протоколах и докладных реляциях. Без публичного раскрытия событий, касающихся государственного культурного геноцида, любые голословные утверждения не могут быть опровергнуты.

Более того, даже кардинальные первичные документы правящего режима, которые привели к глобальному геноциду культурного наследия аборигенных народов и к массовой отмене их алфавитов и литературы, остаются запечатанными и неизвестными.