Закиев М. З. Волжско-булгарское государство и роль Золотой Орды в его падении (и своего тоже)

В этой статье мы постараемся изложить свою точку зрения по вопросам образования Волжско-Булгарского государства, формирования булгарской народности, изучения и оценки Джучиева улуса (Золотой Орды), роли ее в распаде Булгарского и Казанского государств.

ВОЛЖСКО-БУЛГАРСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ОБРАЗОВАНИЕ БУЛГАРСКОЙ НАРОДНОСТИ

§1. О первых государствах булгар/болгар. В традиционной тюркологии первым государством булгар/болгар считается Великая Болгария хана  Кубрата. Но дунайско-болгарские ученые полагают, что болгары располагали государственной организацией еще до н.э. в регионе верхнего течения Аму­дарьи, в горах Памира и Хиндукуша, в самой цивилизованной части Средней Азии.

Как сообщает болгарский ученый  Петр Добрев, в хорошо известном латинском анонимном хронографе от 345 г. имя древ­­них болгар употребляется для обозначения древних бак­трийцев, населявших также территорию вблизи Памира и Хин­­дукуша. Бактрия на севере граничила с Согдом, и согдийцы северную часть Памира называли Блгар, арабы — Бургар, афганцы — Фалгарили Палгар [Добрев П., 1999, январь].

Бактрия — один из древнейших центров земледельческой культуры и образования государственности Средней Азии, где рабовладельческое общество существовало уже в I половине I ты­с. до н.э. В VI—IV вв. до н.э. Бактрия входила в державу Ахеменидов, а затем в империю  Александра Македонского, после распада которой возникло Греко-Бактрийское царство. Затем во II в. до н.э. Бактрия вместе с Согдом становится цен­тром складывания Кушанского государства, соз­данного в основном тохарами. По названию основных жителей этот регион начал называться Тохаристаном. В XIV—XV вв. область к югу от Амударьи именоваласьБалх — это название города и племени, она составляет первую часть этнонима балх-ар/балхар/болгар.

Таким образом, в этой самой цивилизованной части Средней Азии наряду со многими другими тюркскими племенами жили и балхары/балгары, которые создали здесь государства Балгар и Балхара, которые славились как «страна тысячи городов».

Чтобы более ясно представить место расположения этих древних болгарских государств, приведем здесь карту Средней Азии, которая реконструирована академиком С.Еремяном по материалам армянской географии «Ашхарауйц» и записям Птолемея (см. следующую страницу).

С.П.Толстов, изучая Древний Хорезм, пришел к выводу, что по древним, проторенным еще в неолите (VIII—III тыс. до н.э.) путям, Хорезм простирает свою гегемонию на далекое Прикамье, где скрещиваются влияния Хорезма и эллино-скифского Причерноморья [Толстов С.П., 1948, 342]. Исходя из этого сообщения, делается еще и такой вывод, что наряду с другими племенами болгары очень рано появились и в Прикамье, и в Северном Причерноморье, а также в Западной Сибири. И в этих регионах они могли иметь государственные образования. Из познанных болгарских государств довольно подробно изучена Великая Болгария Кубрата хана.

В центре бывшего древнего Акацирского государства — в Северном Причерноморье, на Северном Кавказе приблизительно в 632 г. на руинах Западно-тюркского каганата болгары построили мощную державу, которую византийские историки называли Великой Болгарией. Ее правитель изве­стен как хан Кубрат из рода Дуло болгаро-оногурского (оногундурского) происхождения.

В традиционной тюркологии признано, что болгары пришли в Восточную Европу из Южной Сибири во время велико го переселения народов [Юхас П., 1985, 437—444]. Болгар­ские ученые также по традиции полагают, что в бурную эпоху великого переселения древние болгары были изгнаны с их прежней родины — Памира и Хиндукуша кочевыми племенами и поселились со своими старыми цивилизованными соседями — массагетами и саками на Кавказе, затем оттуда распространились по всему региону Северного Причерноморья.

На самом деле в этих регионах болгары жили задолго до н.э., в VII в. они накопили большую силу, в результате власть из рук акациров (маджгар/мишарей) переходит в ру­ки булгар.

О том, что булгары жили здесь задолго до н.э., ясно показывает тот факт, что в VII в. до н.э. во время колонизации греками Северного Причерноморья здесь были города Фанагория иПантикапей. ±оногуры/фоногуры — непосредственные предки болгар, и название Пантикапейисторически восходит к булгаро-тюркскому Понтыкапы, т.е. понт-капа ‘врата Пон­та’. По другому этот город назывался по-тюркски/по-бол­гар­ски Кириш ‘вход’, который затем начало звучать как Керчь. Древнее название Черного моря (черный ‘слишком бо­гатый’) — Понты также восходит к тюркско-болгарскому бун­­­ты/пунты, что означает ‘богатое едой, пищей’, ‘кормилица’.

Древняя Великая Болгария простирается от р. Днепр до Кубани и от Донца до Черного и Азовского морей. По соседству с ними, т.е. оногундурами/оногурами, на Кавказе жили другие древние болгарские племенные группы: купи-болгар, чдар-болгар, кучи-болгар. Их имена упоминаются в армянской географии Анани Ширанаци. Все они тогда подчинялись Западнотюркскому Каганату.

В 632 г. Кубрат объединяет болгар и родственные им племена на берегах Азовского, Черного и Каспийского морей. В хо­де борьбы против Западнотюркского Каганата другие ха­ны бы­ли вынуждены признать верховную власть Кубрата, и это фактически предопределило образование Великой Болгарии.

Правление хана Кубрата дает начало установлению устойчивой и активной значимости болгар в государственно-по­литической жизни в истории Средневековой Европы. Ви­зантийские хроникерыФеофан и Никифор пишут, что Кубрат завещал своим сыновьям соблюдать единство, чтобы иметь возможность править повсюду и не подчиняться другим на­ родам [Каймакамова М. Великая Болгария при Кубрате из рода Дуло (632—665). В календаре 1999 г. Апрель]. Но им не удалось соблюсти завещание Кубрата и к концу 70-х годов VII в. Великая Булгария распалась под ударами хазар и арабов.

§2. Дунайская Болгария и ее связи с Волжской Булгарией. После смерти Кубрата в 665 г. Великая Болгария по­степенно распадается под ударами хазаров. Первый сын Кубрата — Баян остался на землях Великой Болгарии как вассал хазар. Второй сын со своей дружиной ушел к волжским булгарам. Третий сын — Аспарух уехал на запад к границам Византии. Пройдя через Днепр и Днестр, Аспарух со своей дружиной поселился в Южной Бессарабии в непосредственной близости с Византией. Вот этим болгарам во главе с Аспарухом предстояло сыграть решающую роль в образовании Дунайской Болгарии, которая пережила все империи того времени и существует по сей день.

В 680 г. после заключения мира с арабами, армия Византии предпринимает внушительный поход по морю и суше против болгар. Византийцы потерпели сокрушительное поражение. После победы болгары пересекают р. Дунай и вторгаются в провинцию Нижняя Мизия (нас. Северная Болгария). Хан Аспарух привлекает на свою сторону славянские племена, которые проникли сюда еще в VI в. Война с Византией продолжается. В 681 г. император Византии вынужден заклю­чить мирный договор с ханом Аспарухом, и Византия обязуется платить ежегодную дань болгарам.

Дунайская Болгария продолжает традиции мощной державы Великой Болгарии Кубрата на новой территории.

Хан Аспарух проявляет себя как дальновидный государственный деятель и предоставляет славянам возможность жить в условиях внутренней политической автономии. Поэтому все население страны заинтересовано защищать новые отвоеванные земли. Болгары сосредоточивают свои силы в северо-западной Болгарии, где крепость Плиска становится столицей государства. Границами Болгарии в целом были Дунай, Черное море, Стара-Планина; в территорию государства входили и некоторые земли по другую сторону Дуная.

Господствующее положение в Болгарии надолго заняли бол­гары-тюрки во главе с военным предводителем и верхов ным жрецом-ханом. По мнению ученых, здесь тюркский и славянский языки скрещиваются, но побеждает славянский строй.

Аспарух, возможно, погиб в битве с хазарами (в 700 г.), его преемником стал сын его Тервел, который правил 21 год подряд, был талантливым полководцем. Он успешно присоединил и другие территории к Болгарскому государству. Перед Византией он имел особые заслуги, поэтому его наградили титулом «Кесаря». В 717 г. Византийский император в очередной раз обращается за помощью именно к Тервелю.

Дело в том, что столица империи Константинополь была осаждена арабами, и капитуляция византийцев была вопросом времени. Тервел, как умный дипломат, рассматривает соседство со спасенной Византией более выгодным, нежели соседство с арабами. 30-тысячная тяжелая конница болгар, облаченная в броню с ног до головы, напала с тыла на арабов и нанесла им сокрушительный удар.

Эта победа сыграла решающую роль в судьбе Юго-восточной и Центральной Европы. Войско арабов, пробившееся к Западной Европе через Испанию и Южную Италию, которое могло стереть Византию с лица земли, было окончательно раз­бито. Имя Болгарии славится на весь цивилизованный мир [Ангелов Д. «Хан Аспарух из рода Дуло (680—700) — основатель Дунайской Болгарии и его сын хан Тервел (700—721)». Календарь 1999 г. Июнь].

Дунайская Болгария поддерживает тесную связь с Кавказской Балкарией и Волжской Булгарией, западные границы которой простираются до Крыма и почти до Киева.

В исторической науке до сих пор считается спорной роль тюрков-болгар и славян в дальнейшем развитии Дунайской Болгарии. Историки славянских народов и часть ученых самой Болгарии считают, что болгары были лишь скотоводами-кочевниками, и они подверглись влиянию славянской культуры, поэтому шел постепенный процесс ассимиляции тюркоязычных болгар славянами.

Но другие ученые полагают, что этот тенденциозный взгляд не соответствует действительности. Венгерский исследователь болгар с древнейших времен Петер Юхас доказал, что тюрко-болгарские племена занимались обработкой земли еще на своей азиатской прародине [Юхас П., 1985, 439]. По его мнению, тюрко-болгары находились на более высоком уровне, чем это предполагает историческая наука.

«Было бы преступлением в отношении науки умалчивать или не принимать во внимание данные письменных источников, сравнительного языкознания, этнографии и археологии, которые единогласно свидетельствуют о высокой тысяче­лет­ней материальной и духовной культуре тюрко-болгар. Поэтому не имеет никаких основ та общепринятая и в научной литературе концепция, согласно которой тюрко-болгарам уделяется ми­нимальная роль в создании Болгарского государства и позднее болгарского народа и его культуры» [Юхас П., 1985, 444].

§3. Возникновение Волжской Булгарии. В традиционной исторической науке как только начинают заниматься этногенезом какого-либо народа, тут же ставится традиционный, но глубоко неверный вопрос: откуда они и когда сюда пришли? На самом деле как только люди начинают заниматься производящим хозяйством, им становится невыгодно бросать обжитые места, где они приспособили свое хозяйство к природным условиям родных мест. Даже скотоводы имели постоянные летние пастбища и зимние стоянки. На свои паст­бища старались не допускать чужих. Переселение определенной части населения наблюдалось в исключительных условиях. Переселение же целого народа, целой страны или государства, которое иногда описывается историками (например, переселение древней Венгрии из Урало-Поволжья в Паннонию), — скорее всего, из области фантазии. Это — во-первых.

Во-вторых, по биологическим законам, различные племена, оказавшись на одной территории, всегда старались общаться друг с другом и в экономиче­ском, и в биологическом отношениях. Среди них в различные периоды истории доминировали то одни, то другие племена. Этноним господствующего племени становился известным и в других странах и под этим названием фиксировался в зарубежных источниках. Этноним племени, захватившего власть, распространялся и на другие как общее название.

Проблемы образования Волжского Булгарского государства и его этнического состава до сих пор изучались в отрыве от соседних регионов, этнический состав которых зафиксирован в различных исторических источниках. Поэтому воссозданная ранее история Волжской Булгарии не может нас удовлетворить с точки зрения соответствия ее многим моментам действительности. Так, например, утверждается, что первые бул­гары пришли в Поволжье с юго-востока Европы в середине VIII в., новая мощная волна переселения булгар повторилась в конце X в., и якобы только после этого произошло формирование общебулгарской культуры [Казаков Е.П., 1992, 325]. В это время якобы известно семь названий племен и этниче­ских групп. Это — булгары, эсегель (ъскл > съкълъ > съкъдъ > скды > скиф. — М.З.), берсула, билеры, баранджары, суаз и бажджарды [Казаков Е.П., 1992, 326]. Одни историки пишут, что сын Кубрата Котраг со своей дружиной пришел в По­волжье и создал Волж­ско-Булгарское государство: Кубрат сам умер в 665 г., его сын должен был создать государство на Волге в конце VII в. Даже в середине VIII в. Котраг не мог создать государство, ибо его тогда не было в живых. Но при этом считается установленным, что это государство создано на стыке IX—X вв. Следовательно, мнение о создании государства Волжской Булгарии Котрагом не соответствует действительности, или государство здесь создано намного раньше.

Исходя из вышеизложенного ясно, что древние среднеазиатские и переднеазиатские государства имели самые тесные контакты с Прикамьем, следовательно, и с Поволжьем. Повторю и здесь вывод С.П.Толстова, что гегемонию Древнего Хорезма признают в IV в. аорсы (авары. — М.З.), аланы-асы Северного Прикаспия и Предкавказья. Частью хорезмийских сиявушидов оказывается новая «савроматская» династия Аспургианов на Боспоре. По древним, проторенным еще в неолите путям Хорезм простирает свою гегемонию на далекое Прикамье, где скрещиваются влияния Хорезма и эллино-скифского Причерноморья [Толстов С.П., 1948, 342].

Напоминаю, что хорезмийцы/хорасмийцы образовались путем консолидации племен суар/ѕуар иас, их по-другому называли кангха/кангар/кунгур, рядом с хорасмиями жили сумеры, этноним которых происходит от этнонима субар/сумар/сумер, их самоназвание было кангар/кунгур. Восточнее хорасмиев жили древние болгары, которые на Памире и Хиндукуше создали два государства — Балгар и Балхара.

Если Передняя и Средняя Азия еще со времен неолита имела очень тесные контакты с Западной Сибирью, Урало-Поволжьем, Кавказом и Северным Причерноморьем, то естественно предположить, что и в Урало-Поволжье еще до н.э. были и балгары/булгары, и асы, и суары/ѕуары, и кунгуры/кангары. Кроме того, в Средней Азии еще до н.э. жили сюны/хуны, согды (сакды), парды (парфяне), усуни, ары/иры, тохары/тауары, кусаны/касаны и т.д. Эти племена или племенные объединения были распространены и в Урало-Поволжье. При перечислении местных тюркоязычных племен мы должны учесть и тюрков буртасов, маджгар/мишарей, сарыманов, саралыйцев, хазар и др.

Что касается наличия в Урало-Поволжье государственно­сти, то дунайско-болгарские ученые предполагают наличие здесь булгарского государства еще во II—III вв. н.э. [Миятев П., 1999. Волжская Болгария. Болгарский календарь 1999. Май]. В это время здесь в Средней Азии процветала империя кусанов/касанов/казанов. Они имели огромную роль в этническом развитии и Поволжья, особенно региона Казани.

Вышеперечисленные тюркские племена не были кочевниками, они занимались земледелием и скотоводством еще до н.э. По­э­тому с полной уверенностью можно сказать, что земледельческая оседлая культура именьковцев была оставлена этими тюркскими племенами. В период существования этой культуры, т.е. в IV—VII вв., начали занимать видное место среди других тюркских и нетюркских местных племен биары и барды, которые создали в конце VII, может быть, в начале VIII в. сильное, богатое во всех отношениях государство, вошедшее в историю как Биарм/Биармия/Биармланд. В конце VIII в. — IX в. это государство постепенно переходит из рук биаров/биляров в руки усилившихся булгар. Так, в IX в. формируется Волжско-Булгарское государство. При этом волжским булгарам удается воспользоваться опытом многих государств Запада, Востока, Юга и Севера.

Таким образом, Волжская Булгария возникла в регионе, где, начиная с III тысячелетия до н.э., накапливался опыт создания, существования и падения многих государств: Древнего Хорезма, Древнего Балгара, Древнего Парды (Парфян), Ку­шанской империи, Гуннского союза племен, Тюркского Ка­ганата, Хазарии и т.д.

§ 4. О территории Волжской Булгарии. Точно определить территорию государств как древних, так и средневековья почти невозможно, ибо тогда не было их фиксированных границ. Но приблизительно можно установить основную терри­то­рию и территорию, куда простиралась их гегемония. На­ши уче­ные обычно не различают границ домонгольской и по­сле­мон­гольской Булгарии. Территорию Волжской Булгарии с севера ограничивают правым берегом р. Кама, с запада — бас­сейном р. Свияга, с востока — линией Чистополь-Билярск, иног­да р. Шишма, с юга — регионом Самарской Луки [Халиков А.Х., 1991, 59—70; Казаков Е.П., 1992, 6—7]. Ф.Ш.Хузин, на ос­нове археологических данных, немного расширяет эти границы: юго-восточную границу определяет рекой Урал, западную — доводит до р. Сура, южную — также районом Са­мар­ской Луки, северную — ограничивает рекой Казанка [Хузин Ф.Ш., 1995, 105].

Такое определение границ Волжской Булгарии не согласуется с историческими связями этой страны, и здесь не учитываются границы соседних государств. Если исходить из определения границ Волжской Булгарии А.Х.Халиковым, Е.П.Казаковым и Ф.Ш.Хузиным, то мы не сможем объяснить широкие разнообразные связи этой страны как с соседними, так и с далекими государствами.

В связи с этим здесь уместно привести некоторые наблюдения дунайско-болгарских историков. Еще до образования Ве­ликой Болгарии Кубрата, по мнению болгарских ученых, болгары кроме Балгара и Балхара на Памире и Хиндукуше, в V в. н.э. создали обширное Болгарское государство хана Ирни­ка, которое охватывало огромную территорию от Северного При­­черноморья до Иртыша, включая Северный Кавказ, Северное Прикамье, озеро Балхаш, северные границы проходили по правобережью Камы, Средней Волги (см. карту на след. стр.).

По этой карте Болгарии Ирника становится понятной и карта Волжской Болгарии IX—XIII вв., нарисованная также дунайско-болгарскими учеными (см. следующую карту), по которой можно проследить контакты булгар со многими странами.

На этой карте западная граница Волжской Булгарии проходит по линии: город Фанагория — р. Дон, Ока — верхнее течение Северной Двины — далее Баренцево море; северная граница — это Баренцево море — Карское море (тюрк. Кар диңгезе ‘Снежное море’); восточная граница: нижнее течение Енисея — верхнее течение Оби и Иртыша; южная граница: Балхаш (Балхаш/балг-ас), где жили балг(ары) и асы — северные берега Аральского моря — северная часть Каспийского моря — Кавказский хребет — до Фанагории.

Против такой постановки вопроса о территории Волжской Булгарии трудно возразить.

Исходя из всех имеющихся материалов, в своей книге «Төр­ки-татар этногенезы» мы также попытались определить границы домонгольской Волжской Булгарии. Сейчас появились новые данные, более четко определяющие некоторые части границ этой страны. Мы считаем, что можно согласиться с дунайско-болгарскими учеными, которые также на основе всевозможных данных определили границы домонгольской Волжской Булгарии. Какие же данные подсказывают нам согласиться с этим определением территории домонгольской Волжской Бул­гарии?

Возьмем западные границы Волжской Булгарии. Сведения об этом дал средневековый арабский географ ал-Идриси. В 1154 году, определяя границы Древней Руси, он писал, что на западе Руси — Польша, на юго-западе — земля бурджан, т.е. дунайских болгар, на юго-востоке — Кумания, на юге — Черное море, на востоке — Волжская Булгария, на севере — море Мрака (Северный Ледовитый океан), на северо-западе — город Новгород, не подчиняющийся, по словам ал-Идриси, ни одному царю [Коновалова И.Г., 1999, 124]. Исходя из этого, естественно сделать вывод, что западные границы Волжской Булгарии совпали с восточными границами Древней Руси.

Ибн-Фадлан неоднократно указывал на связь булгар с северными народами, сведения о которых до других народов доходили со слов булгар, поэтому северные границы Волжской Булгарии, обозначенные на карте дунайско-болгарскими учеными, заслуживают самого серьезного внимания. Восточные границы можно было указать приблизительно, ибо регион рек Иртыш, Обь, Енисей — это родина тюрков и финно-угоров. Во время функционирования Волжской Булгарии там могло быть государство кимаков.

Южные и юго-восточные границы Волжской Булгарии совпадали с северо-западными и северными границами Хорезма. Об этом писал и П.И.Рычков [Рычков П.И., 1999, 40]. Но Волжская Булгария свои южные границы могла отодвинуть до Каспийского моря, до Кавказского хребта лишь после того, как была разгромлена Хазария русскими.

Таким образом, Волжская Булгария, заняв сначала небольшую часть Биармии, постепенно расширила свою территорию и в итоге превратилась в мощную империю.

§ 5. Результаты суверенного развития Волжской Булгарии. Каждое государство всегда стремилось к независимо­сти, т.е. суверенитету. Волжская Булгария не была исключением. Сформировавшись на прежних биармийских (биляр­ских или биарских) землях, имеющих прямое отношение к сильному тогда Хазарскому каганату, она стремилась к независимости прежде всего от хазар. В Хазарии распространение получили и христианство, и ислам, и иудаизм. Последний постепенно получил государственное значение.

Булгары упорно искали пути суверенизации и, наконец, нашли: решили защищаться от других авторитетом самой силь­ной державы того времени — Арабского халифата. Несмотря на то, что вместе с хазарами многие булгары уже стали мусульманами, Булгарское государство решило официально принять ислам как государственную религию. Другие пред­посылки суверенитета уже появились: это наличие общей территории, установление тесных экономических связей между отдельными регионами этой страны, сходство или однотипность быта и культуры сливающихся в народность этнических групп и наличие общего или, по крайней мере, понятного всему народу языка [Халиков А.Х., 1989, 87]. Осталось одно: официально принять ислам, это произошло в 922 году, что было не просто принятие ислама, а означало приобретение су­веренитета под идеологическим крылом Арабского халифата, что дало возможность беспрепятственного политического, экономического и культурного развития страны.

По сообщению археологов, в начале XI в. Волжская Булгария превращается в страну городов. Только на основных булгарских землях учтено до 200 древних городищ [Хали­ков А.Х., 1989, 90]. Основой хозяйства домонгольской Булгарии было развитое для своего времени земледелие, сочетающееся с мя­со-молочным скотоводством. Экономика страны зависела и от развития различных ремесленных производств: черная металлургия, кузнечное, ювелирное, бронзолитейное, гончарное, ко­жевенное, косторезное, деревообрабатывающее и другие ремесла. Соответственно развивалась и внутренняя и внешняя торговля, что способствовало тесному экономическому и культурному сближению всех частей булгарской земли, всех этнических групп населения. Все это привело в XI—XII вв. к консолидации местных тюркоязычных и тюркизированных племен и формированию общебулгарской народности.

Высшим проявлением результатов суверенного развития Волжской Булгарии явилось успешное сопротивление булгар монгольскому нашествию.

Монгольским раннефеодальным государством во главе с Чин­гиз-ханом в 1207—11 годах были подчинены народы Сибири и Восточного Туркестана: буряты, якуты, ойроты, киргизы, уйгуры, в 1211—15 годах был завоеван Северный Китай, в 1215 году был взят Пекин. В 1218 г. власть монголь­ских феодалов распространилась и на Семиречье. В 1219 году монгольские войска вторглись в Среднюю Азию, они взяли горо­да Отрар, Ходжент, Ургенч, Бухара, Самарканд и др. В 1221 году взятием Хорезма завоевание Средней Азии было завершено. Военные действия были перенесены на территорию современного Афганистана. Здесь монголам впервые оказал сопротивление сын Хорезмшаха — Джелал-ад-дин, но он к концу 1221 года также был разгромлен, затем основные силы монголов ушли в Монголию.

Только 30-тысячный отряд во главе с Джебе и Субедея про­­должал войну на западе. Через Северный Иран монголь­ский отряд ворвался в Закавказье, опустошил часть Грузии и Азербайджана, по берегу Каспийского моря проник в земли аланов и, разгромив их, вышел в половецкие степи. В битве на реке Кальке 31 мая 1223 г. монгольский отряд победил объединенное русско-половецкое войско, преследовал его до реки Днепр, затем решил взять Волжскую Булгарию [Каргалов В.В. БСЭ, III изд., т. 16, 520].

Такое сильное монгольское войско, считавшееся непобедимым, осенью 1223 года впервые потерпело поражение на территории Волжской Булгарии. Это стало возможным потому, что в Волжско-Булгарском государстве различные местные тюркские племена успешно прошли этап консолидации в одну булгарскую народность.

Булгары, имеющие тесную связь с Хорезмом, заранее узна­­ли о событиях, связанных с монгольским нашествием и на­чали готовиться к отражению монгольской угрозы. Осенью 1223 года монголы перешли Волгу и вступили на территорию Булгарии. По сообщению Ибн-ал-Асир, булгары «в нескольких местах устроили им засаду, выступили против них, встретились с ними, и заманив их до тех пор, пока они за­шли на место засад напали на них с тыла, так, что они остались в середине; рубил их меч со всех сторон, перебито их мно­жество, и уцелели из них только немногие. Говорят, их (оставшихся в живых?) было до 4000 человек. Отправились они в Саксин, возвращаясь к своему царю Чингиз-хану, и осво­бодилась от них земля кыпчаков; кто из них спасся, тот вернулся в свою землю». Войсками булгар, очевидно, руко­водил правивший в то время в Булгаре Ильгам хан, умело организовавший все сражение и одержавший убедительную, небывалую для того времени победу [Халиков А.Х., 1994, 24].

Победа булгар в 1223 году над военными силами монгол имела далеко идущие последствия: почти до конца 30-х годов XIII столетия было задержано монгольское нашествие на Булгарию, Русь и Европу.

В 1229 году монголы вновь начали поход на Булгарию, ко­торый был санкционирован на монгольском курултае, и общее руководство походом было возложено на Батыя. Но этот поход из-за упорного сопротивления булгар опять захлебнулся. В 1232 году был организован новый поход монгол, но опять был остановлен булгарами.

В 1235 г. в Каракоруме был созван общемонгольский курултай для организации решающего похода на Европу. Первой страной для завоевания была названа Булгария. Против Булгара встала огромная армия примерно из 250—300 тысяч воинов. Монголы почти целый год, с осени 1236 по осень 1237 го­­да, воевали на булгарской земле. Происходило длительное, планомерное уничтожение Булгарии как наиболее сопротивляющегося государства и как самого непокорного монголам народа [Халиков А.Х., 1994, 36].

В 1238 году булгары предприняли отчаянную попытку опрокинуть завоевателей и вновь обрести независимость. По сообщению Плано Карпини, только на рубеже 1239—1240-х годов монголы совершенно разорили столицу, следовательно, и страну в целом.

Таким образом, суверенное развитие Волжской Булгарии в течение XI—XII вв. дало возможность формирования единой булгарской народности, которая внесла огромную лепту в историю борьбы народов Евразии против монгольских завоева­телей.

ЗОЛОТАЯ ОРДА, РАСПАД БУЛГАРСКОГО И КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВ

§ 6. Проблемы изучения и оценки Джучиева улуса —Золотой Орды. Проблемы изучения Золотой Орды, оценки ее роли в истории всегда были сложными и противоречивыми. В последние годы они искусственно осложнялись усилиями но­воявленных татарских историков, старающихся значительно «повысить» роль современных татар, идентифицировав их с великими, по их мнению, монголо-татарскими завоевателями края. Вот, мол, мы какие великие, в свое время весь Запад дрожал перед татарами! Поэтому концепция происхождения татар на основе развития местных тюркских племен в составе Булгарского государства ими считалась ошибочной; потомками булгар, по их мнению, являются одни чуваши.

Идентификацией современных татар с монголо-татарскими завоевателями и чувашей с волжскими булгарами ученые занимались и раньше. В советское время все ведущие авторы по истории России и соседних татарам народов — мордвы, марийцев, удмуртов, чувашей, иногда и башкир — соответствующие разделы истории своих народов освещали как борьбу против монголо-татарских завоевателей края, т.е. как борьбу якобы против непосредственных предков современных татар. Сотрудничество этих народов с волжскими булгарами они представляли как дружбу их с предками чувашей.

Такие взгляды иногда проникали и в татарскую историю. Историки вместо того, чтобы больше обращать внимание на освещение истории совместной борьбы русского и татарского и других народов СССР против чужеземных захватчиков, исследовали более древние периоды, в том числе и период монгольских завоеваний. Поэтому в постановлении ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 года «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской пар­тийной организации» было рекомендовано не идеализировать золотоордынский период истории. Не было здесь запрета на изучение Золотой Орды и никакой рекомендации по усилению исследования периода Волжской Булгарии, как это пытаются утверждать татарские татаро-татаристы.

В 90-х годах ХХ в. некоторые новоявленные татаро-та­таристы (Д.М.Исхаков, И.Л.Измайлов, Р.Г.Фахретдинов, М.И.Ах­метзянов), следуя моде критиковать все коммунистическое и советское, старались убедить своих читателей в том, что коммунистическая партия и советское правительство, во-первых, якобы были заинтересованы в отчуждении современных татар от «очень сильных» монголо-татар Золотой Орды, во-вторых, в идентификации их с волжскими булгарами, которые, по их мнению, занимали территории «с булавочную головку», в-третьих, выступали против изучения проблем Золотой Орды. Со стороны новоявленных татаро-татаристов все это было сделано чтобы еще сильнее мутить воду с тем, чтобы было легче проводить в жизнь идею происхождения современных татар от «сильных» монголо-татарских завоевателей, чтобы отнести Золотую Орду только к татарам.

Более внимательный анализ исторических трудов пол­ностью раскрывает ложность рассуждений новоявленных татарских историков. Компартия и советское правительство не возражали, во-первых, против идеи идентификации современных татар с монголо-татарами, во-вторых, против идеи отчуждения татар от волжских булгар, проводимых в трудах по истории России и соседних татарам народов. В-третьих, особо надо сказать о том, что постановление ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 года не только запретило изучение Золотой Орды, наоборот, оно намного активизировало ее исследование, естественно, без идеализации ее. Необходимо признать, что основная литература по Золотой Орде появилась именно  после вы­шеназванного постановления ЦК ВКП(б). Это — следующие книги, статьи и разделы книг: Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение.—М.-Л., 1950; Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды.—Саранск, 1960; Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ха­нов.—М., 1966;Закиров С. Дипломатические отношения Зо­лотой Орды с Египтом.—М., 1966; Федоров-Давыдов Г.А. Об­щественный строй Золотой Орды.—М., 1973; Нуретдин Агат. Altın Ordu (Cuıi ogulları) Paraları Katalogu (1250—1502) (Каталог монет Золотой Орды (сыновей Джучи) (1250—1502).—Стамбул, 1976; Усманов М.А. Жалованные акты Джу­чиева Улуса XIV—XVI вв.—Казань, 1979; Мухаммадиев А.Г. Булгаро-та­тарская монетная система XII—XV вв.—Казань, 1983;Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды.— М., 1985; Герасимова М., Рудь Н.М., Яблонский Л.Т. Антро­пология античного и средневекового населения Восточной Ев­ропы.—М., 1987; Халиков А.Х. Монголы. Татары. Золотая Орда и Булгария.—Казань, 1994; Мухаммадиев А.Г. Золотая Орда. Материалы по истории татарского народа.—Казань, 1995.—С. 136—185;Закиев М.З. Золотая Орда в системе государст­венности татарского народа. Татары: проблемы истории и языка.—Казань, 1995.—С. 111—118; Мелек Озйатгин. Alton Ordu, Kürüm ve Ka­­zan Sahasına ait Yarlık ve Bitiglerin Dil ve өslüp in­ce­lemesi (Язык и стиль документов и ярлыков ханов Золотой Орды, Крыма и Казани).—Анкара, 1996; Сабирова Д.К., Шарапов Я.Ш. История Татарстана.—Казань, 2000; Тагиров И.Р. История национальной государственности татарского народа и Татар­стана.—Казань, 2000; Усманов М.А. Золотая Орда: истоки и наследие // Сокровища Золотой Ор­ды.—СПб., 2000.—С. 26—46.

Проблемы Золотой Орды стали предметом подробного изучения и обсуждения на международных конференциях, организованных турецким «Фондом Аяз-Тагир Туркестан и Идил-Урал» в 1993 г. в Казани, в 2004 г. — в Стамбуле.

Таким образом, исследованию проблем Золотой Орды придается очень большое значение. При этом нельзя не признать, что в последние годы некоторыми авторами Золотая Орда заметно идеализируется. Ее исторические отрицательные стороны вообще умалчиваются.

Для правильной оценки роли Золотой Орды в развитии государственности татар, узбеков, казахов, башкир, каракалпаков и др. необходимо дать сведения по основным вехам ее существования.

Первые контуры Джучиева Улуса наметились в 1227 году, когда Чингиз-хан предназначил своему преемнику Джучи за­воеванные на западе земли сначала до Иртыша. В 1229 году в этот улус включились западносибирские и южноуральские степи, а в 1232 г. — земли до Волги, за исключением цен­тральных районов Волжской Булгарии, сопротивление которых было сломлено лишь в конце 30-х годов. В 1237 году к улусу Джучи присоединены донские, причерноморские земли, а вскоре и степи в низовьях Дуная. Так образовалось огромное государство Джучиев Улус, во главе которого встал Бату-хан (Батый-хан), его отец Джучи умер в 1227 году.

Джучиев Улус сначала управлялся с центра Монгольской империи — Каракорума. Но с начала 60-х годов XIII в. большая Монгольская империя начала распадаться, ее улусы постепенно превращались в независимые государства, формировались улусы — фактически империиХубилая, Чагатая, Хулагу и Джучи.

В своем развитии Золотая Орда пережила несколько эта­пов: становление — при хане Бату и Берке (1242—1266), расцвет при ханах от Менгу-Тимура до Узбека, Джанибека и Берди­бека (1267—1359), упадок — с 60-х до 80-х годов XIV в. С конца XIV и до 80-х годов XV вв. Орда, хотя и номинально сохраняется, но уже практически не господствует, а лишь властвует в пределах Поволжья [Халиков А.Х., 1994, 44—45].

В Западной Европе к улусам Хубилая, Чагатая, Хулагу и Джучи относились как к близким между собой татарским государствам. Политики и ученые Запада население всех четырех империй называли тартарами, но ни в одной из них коренной народ не именовал себя так, все сохранили свои прежние коренные этнонимы. Остатки монголо-татарских завоевателей, значительная часть которых была новобранцами из побежденных стран, во всех четырех империях относительно быстро ассимилировались среди местных, коренных народов. Поэтому утверждение некоторых историков о том, что в Джучиев Улусе — Золотой Орде прежние местные народы и племена были заменены пришлыми татарами, не соответствует действительности.

§ 7. Этнические процессы в Золотой Орде. Начнем с то­го, почему Джучиев Улус по-другому назывался Дешт-и-Кыпчаком?

В современной тюркологии невозможно найти какое-либо целостное учение о кыпчаках-половцах. Если обобщить все то, что есть в тюркологии о кыпчаках, то получим примерно следующую картину.

Кыпчаки, как часть тюрков, которые якобы размножаясь в Азии, периодически приходили в Европу и здесь почему-то исчезали. Они первый раз якобы пришли в Восточную Европу в середине X в. В это время азиатские и европейские кыпчаки, по представлению некоторых тюркологов, размножаются еще быстрее, распространяются и занимают обширные регионы Алтая-Саяна, Средней Азии, Казахстана, Западной Сибири, Урало-Поволжья, Северного Кавказа, Северного Причерноморья, Балканского полуострова [БСЭ. III изд. Кыпчакский язык]. Даже с позиции официальной тюркологии данная точка зрения представляется весьма противоречивой. Если кыпчаки пришли из Азии в Европу лишь в X в., то возникает вопрос: как же они так быстро распространились на огромной территории, куда девалось здесь прежнее население, скажем, гунны, тюрки, авары, хазары, булгары и т.д. Почему они уступили свои земли кыпчакам? Почему после распада Джучиева Улуса — Дешт-и-Кыпчака и сами кыпчаки сохранились очень мало в виде носителей кыпчакских диалектов казахского и узбекского народов? [Бартольд В.В., V, 551]. Кыпчаки исчезли и в Европе, откуда на их место пришли другие тюркские племена? На эти вопросы официальная тюркология не в состоянии ответить.

В действительности дело обстояло следующим образом. Слово кыпчак — это общий этноним всех северных тюрков, которые отличались от южных смуглых соседей своей белокурой внешностью. Они, какой бы первичный этноним ни носили, для подчеркивания своего белокурого вида, к своим этнонимам добавляли определение куу ‘белый, желто-белый’ и са­ры ‘жел­тый’. Так еще в глубокой древности появились этнонимы кыукиши ‘белокурые люди’, кыусак > кыпчак ‘белокурые са­ки’,кыуар > кавар ‘белокурые люди’, кыумен > куман ‘белокурые мены’, кыусюн > кусан > кушан‘белые гунны’, сарысюн ‘желтые гунны’, сарир ‘желтые люди’ и т.д.

Среди этих этнонимов еще с древнейших времен выделилось слово кыпчак, и оно стало общим названием всех северных тюрков. В древние времена и в средние века северные тюрки понимали смысл этого общего этнонима кыпчак и, пред­­ставляя себя другим народам, называясь кыпчаками, разъ­ясняли им смысл этого этнонима. Поэтому другие народы называли кыпчаков белолицыми/белокурыми по-своему, на своих языках: русские называли их половцами, поляки — плавсы, армяне — хартеш, арабы — сакалиба (в един.ч. саклаб), немцы — флавен.

Как мы уже говорили, кыпчаки-куманы еще с древнейших времен жили почти по всей Евразии, даже среди американ­ских индейцев были команы.

Изучая Тюркский каганат, Хазарский каганат, Булгарию, тюркологи стараются вокруг них найти особых кыпчаков, но тщетно: Тюркский каганат — есть кыпчакский каганат, Хазарский каганат — есть кыпчакский каганат, Булгарское государство — есть кыпчакское государство.

Кыпчаки с древнейших времен считались государствообразующими этносами. В VIII—III вв. до н.э. кыпчаки создали огромное государство под названием скифское или сакское; с III в. до н.э. — под названием сарматское, с I в. н.э. — алано-асское, с III в н.э. — гунн­ское и т.д. И наконец, в результате победы монголо-татар­ских завоевателей было создано государство Джучиев Улус, который по этническому составу населения, назывался именем кыпчак, точнее Дешт-и-Кыпчак‘кыпчакские степи’.

Возникает вопрос: почему население Джучиева Улуса со стороны других называлось татарами (тартарами) и именовало ли само население себя татарами? Еще во время завоевательных походов монголо-татары в Европе назывались татарами. И в целом Монгольская империя и созданные в результате ее распада четыре государства: Хубилая, Чагатая, Хулагу иДжучи — все именовались татарскими государствами. Исходя из названия государств, и их население в Западной Европе называлось татарами (тартарами). Но само население, состоящее из различных местных племен и народов, себя татарами не считало, наоборот, отношение к татарам-завоевателям было резко отрицательное.

Много ли монголо-татар обосновалось в завоеванных стра­нах и затем в созданных татарских государствах Хубилая, Чагатая, Хулагу и Джучи? На этот вопрос историки от­вечают в основном отрицательно. Во-первых, монголо-татары были не настолько многочисленны, чтобы могли распространяться по всем четырем империям чингизидов, Во-вторых, войско Чингиз-хана лишь в начальный период состояло из мон­­­голо-татар, в ходе завоевания оно пополнялось за счет пред­ставителей побежденных народов. В-третьих, как отмечают исследователи, после подчинения новых стран на этих зем­лях монголо-татар оставалось лишь столько, сколько надо было для управления, и все они из-за малочисленности относительно быстро ассимилировались среди многочисленных мест­ных народов. В-четвертых, установлено, что монголо-татары не оказывали сколько-нибудь заметного влияния ни на язык, ни на антропологические особенности местных народов. Все это относится и к этнической обстановке в Золотой Орде.

Образовался ли татарский народ в вышеназванных четырех татарских государствах чингизидов? По отношению к государствам Хубилая, Чагатая и Хулагу такой вопрос и не ставится. Он ставится только по отношению к Джучиеву Улусу, ибо некоторые историки — татаро-татаристы — пытаются распространить мнение, согласно которому татарский народ якобы формировался в Золотой Орде.

Да, по идее, если Золотая Орда была централизованным государством, то на его территории должны были появиться условия консолидации предков булгар, узбеков, казахов, башкир, ногайцев, русских и финно-угоров в один народ, который бы по названию государства именовался этнонимом татар. Но Золотая Орда не смогла создать условия консолидации различных народов в один народ, хотя старалась держать в узде предков всех местных народов: булгар, хорезмийцев, казахов, русских, финно-угоров и т.д. В Золотой Орде не было даже первых признаков образования единого татарского народа.

Может быть, татарский народ образовался на землях булгар из пришлых татар и кыпчаков,как пытаются утверждать новоявленные татаро-татаристы? Этот вопрос вообще не имеет под собой почвы. Антропологические особенности современных булгаро-татар нисколько не восходят к пришлым из Азии татарам и кыпчакам, и язык их не пришлый, а характеризуется урало-поволжскими особенностями. Кроме того, если пришлых татаро-кыпчаков на булгарских землях было достаточно для образования целого народа, то куда же исчезли булгары? Еще один довод того, что пришлых «чистых» кыпчаков вообще не было, ибо кыпчаками называли по-другому всех северных тюрков: и булгар, и башкир, и хорезмийцев, и предков казахов.

Таким образом, в Золотой Орде не было никаких условий для образования единого татарского народа путем консолидации всех тюрков, вошедших в состав этого государства. И после распада Золотой Орды на ее территории продолжали жить те же народы, предки которых еще до монголо-татарских завоеваний начали консолидироваться в соответствующие народности.

И этноним татар, который применялся как внешнее название жителей Золотой Орды, самим народом не был принят, наоборот, передовые представители народа, например, поэт Мухамедъяр (XV в.) всегда занимались шельмованием этнонима татар [Закиев М.З., 1998, 477—478].

§ 8. Некоторые политические процессы в Золотой Ор­де. Нас интересуют лишь те политические процессы, которые так или иначе связаны с проблемами формирования и развития народов, проживавших на этих территориях до монголо-татарских завоеваний. Многие исследователи отмечают прогрессивную роль Золотой Орды в развитии экономики, торговли, строительства городов, но при этом часто упускают из виду значение в этом положительных традиций, прочно установленных в Волжской Булгарии и Хорезме. На опыте этих развитых для своего времени государств Золотой Орде можно было бы добиться еще больших успехов, если бы ханы-чингизиды думали больше о развитии страны в целом, а не только о своих корыстных интересах, если бы не увлекались ожесточенной борьбой за власть, которая отнимала много сил и энергии у самой работоспособной части населения страны. В целях более выпуклого показа отрицательного для страны значения этой борьбы ученые приводят пример частой смены ханов Золотой Орды, которая оставляла на второй план решение внутренних и внешних проблем страны. Так, с 1357 по 1380 год, т.е. за 23 года в Золотой Орде сменились 25 ханов.

Особо пагубно сказалось в судьбе Золотой Орды продолжение ее ханами политического акта совершения мести по отношению к Волжской Булгарии за разгром монголо-татарских войск в 1223 году в регионе Жигулевских гор.

Как известно, агрессия чингизидов не испытывала отчаянного сопротивления ни в Сибири и Восточном Туркестане, ни в Маньчжурии, ни в Северном Китае, ни в Средней Азии. Первый раз в Афганистане сын хорезмшаха — Джелал ад-дин оказал чингизидам серьезное сопротивление. Разгромив Джелал ад-дина, монгольское вой­ско ушло в Монголию. Только 30-тысячный отряд монгольских полководцев Джебе и Субэдея продолжали войну на западе. После разорения Азербай­джана и Грузии монголо-татарские войска по берегу Каспийского моря проникли в аланские и половецкие земли, на реке Калке 31 мая 1223 года победили объединенное русско-половецкое войско. Затем они направились на Среднюю Волгу, но в районе Жигулевских гор, столкнувшись с хорошо вооруженной армией волжских булгар, потерпели невиданное до сих пор поражение [Каргалов В.В., 1974, 520]. По сообщению Ибн ал-Асира, из монгольских войск в живых осталось всего 4000 человек, которые были вынуждены выехать в Монголию. Эта победа булгар имела далекоидущие последствия: до середины 30-х годов XIII столетия было задержано монгольское нашествие на Булгарию, Русь и Европу [Халиков А.Х., 1994, 26].

В 1229 году монголо-татарское войско численностью 30 тысяч воинов и в сопровождении большого числа вспомогательных отрядов двинулось на Запад, но в степях Урала и Волги на их пути опять встали булгары. Монголы отступили. В 1232 году наступление монголо-татарских войск также было успешно отражено булгарами. Лишь в 1236 году объединенным силам монголо-татар удалось добиться победы. Против Булгара встала огромная армада примерно из 250—300 тысяч воинов и колоссального (до миллионов) сопровождения. «Недаром Джувейни писал: „От множества войск (соединенных в пределах Булгара — А.Х.) земля стонала и гудела”» [Халиков А.Х., 1994, 33].

А.Х.Халиков обратил внимание на то, что сопротивление булгар против монголо-татарских захватчиков имело для булгар отрицательные последствия, так как превратило монголо-татар в их злейших врагов булгар [там же]. Булгары не смогли проявить кутузовской мудрости, для сохранения сил, средств и армии им, может быть, надо было войти в переговорные контакты с монголо-татарами. Но они и после создания Джучиева Улуса и укрепления его государственной струк­туры продолжали сопротивляться победителям.

По сообщению Никоновской летописи, после разгрома Булгарской земли Субудай Багадуром, в 1241 году булгарские владельцы «Баян и Джику, пришедшие к монгольским принцам, изъявили покорность, были пожалованы, но возвратившись назад, опять восстали. После этого Субудай овладел их землею» [Шпилевский С.М., 1877, 162]. Но несмотря на это, владетели Булгара подобно русским князьям получали из Орды ярлыки на княжение [там же].

Монголо-татарские ханы не хотели забывать внушительную победу булгар над татарами. С целью еще большего ослабления Булгарии они поощряли и умело использовали наступление ушкуйников на булгарские города. Временами татары ор­га­ни­зовывали походы против булгар, которые также не успокаивались: постоянно вели освободительную борьбу. В 1277—1278 го­дах они опять попытались вернуть независимость. В от­вет монголо-татарский хан Менгу Тимур предпринял поход против булгар. При этом он с целью успокоения булгар, решил поль­зоваться помощью русских князей. Так, в этой борьбе против булгар Менгу Тимуру оказывал военную помощь смоленский и ярославский князь Федор Ростиславович, который за разгром булгар и ясов был щедро награжден Менгу Тимуром. Хан выдал за него свою дочь, а в приданое дал 36 булгарских городов [Халиков А.Х., 1994, 40]. Из 36 городов в источниках указывается лишь 9, С.М.Шпилевский из летописей перечисляет 15 городов [Шпилевский С.М., 1877, 163, 164]. Это — первый в ис­тории случай, когда русским при помощи татар Золотой Ор­ды удалось завладеть булгарскими городами.

Использование ханами Золотой Ор­ды русских князей для окончательного подавления сопротивления волжских булгар и дарение им булгарских городов, по признанию многих историков, были началом подготовки монголо-татарами будущих своих могильщиков.

Уместно будет здесь привести рассуждения известного татарского ученого Ризаэддина Фахреддинова: после монголь­ского завоевания булгарские тюрки ослабели, подвергались различным приключениям и лишениям. Ханы Золотой Орды, хотя и не смогли создать порядочное и культурное государство, не были способны найти пути удержания власти, но больше, чем сами русские, приложили усилия для консолидации враждующих между собой русских княжеств. По традиции и Казанские ханы во вред своим соперникам постоянно приглашали на помощь русских, что в конечном итоге при­вело к завоеванию Казани русским государством [Фахреддинов Р., 1993, 50—51].

Таким образом, по сравнению с Булгарским государством, в составе которого формировалась булгарская народность, Золотая Орда сыграла отрицательную роль в дальнейшем развитии этой народности. Булгарский, затем и булгаро-татарский народ потерял свою гегемонию в регионе.

§ 9. Государства, образованные в результате распада Золотой Орды. Булгарское и Казанское ханства. О причинах распада Золотой Орды в исторической литературе написано очень много [Греков Б.Д., Якубовский А.Ю., 1950, 261—430; Сафаргалиев М.Г., 1996, 453—517; Мухаммадиев А.Г., 1995, 168—184 и др.]. К раскрытым в этих трудах причинам распада можно было бы добавить еще то, что у правителей Орды не было идеи объединения подчиненных народов и образования из них целеустремленного единого общества. Основным занятием ханов Золотой Орды стала ожесточенная борь­ба за власть, в которую были втянуты основные силы народных масс. Просто не было создано условий для дальнейшего развития Золотой Орды.

В 60-х годах XIV в. Хорезм приобретает самостоятельность, его местное население позже принимает участие в образовании узбекского и туркменского народов. От Золотой Орды отделяется Белая Орда, но здесь предки казахов добиваются полной независимости лишь в середине XV в.

В конце XIV в. поляки и русские также встали на путь освобождения от Золотой Орды.

XV в. был ознаменован тем, что от Золотой Орды отделились и возникли самостоятельные ханства: в 20-х годах — Сибирское, в 1438-ом — Казанское, в 40-х годах — Ногай­ское, в 1443 году — Крымское, в середине века — Астраханское.

Таким образом, в Золотой Орде этносы не переживали существенных изменений: какие этносы были до ее образования, такие же остались и после ее распада.

Под предлогом доказательства происхождения современных татар от монголо-татар, новоявленные татаро-татаристы настаивают на том, чтобы наша историческая наука признала образование нового этноса татар на территории Золотой Орды уже в начальный период ее развития. Как только что было сказано, в Золотой Орде под влиянием татар-завоевателей вновь организованного татарского народа не было. Если бы в этот регион из Центральной или Средней Азии, или из Сибири пришли готовые «татары», то, во-первых, в Урало-Поволжье нашло бы распространение тюркское наречие цен­тральноазиатского типа, во-вторых, этнические особенности насе­ления Урало-Поволжья и населения Центральной или Средней Азии были бы идентичными, в-третьих, здесь преобладал бы монголоидный тип населения, в-четвертых, на всей территории Золотой Орды распространилось бы самоназвание татар. Следовательно, не было прихода какого-то татарского этноса, который был бы способен ассимилировать местных тюрков и образовать новое татарское население Золотой Орды. В интересующем нас регионе раньше жили булгары в широком смысле этого слова и после распада Золотой Орды они же продолжали жить. К тому же Булгарское государство и в составе Золотой Орды оконча­тельно не исчезло, оно продолжало функционировать в зависимом положении, по своим размерам территории при этом уменьшалось намного. Свой большой опыт содержания государства, ведения земледелия, скотоводства, ремесла, торговли и строительства малых и больших городов булгары передали всему населению Золотой Орды [Фахреддинов Р., 1993, 37—38; Гимади Х.Г., 1948, 197—198;Алишев С.Х., 1995, 186—192].

Выше мы говорили о более мелких государственных образованиях, возникших на развалинах Золотой Орды. В данном параграфе нас интересует Казанское ханство. Говоря о Казанском ханстве, часто ставят вопрос, являлось ли Казанское ханство продолжением Булгарского или к этому времени Булгарского государства уже не было, и Казанское ханство есть отколовшаяся часть Золотой Орды?

Наши татаро-татаристы, часть башкирских, многие чувашские историки доказывают, что Казанское ханство не являлось продолжением развития Булгарского государства. Высказывается мнение, будто булгары говорили на чувашском языке, а у казанских татар язык является кыпчако-татарским, который якобы формировался толь­ко в Золотой Орде. Равиль Фахрутдинов даже придумал искусственную ситуа­цию. По его мнению, Казань хотя и построена на булгарской земле, но там булгар почти не осталось: при взятии Казани Улу Мухаммед в 1437 году привел с собой более 40 тыс. татар — потомков монголо-татар. Вот эти монголо-татары якобы формировали население Казанского ханства [Фахрутдинов Р.Г., 1995, 178].

По представлению этого автора, остатки татаро-монголь­ских войск, вошедших в Урало-Поволжье в 30-х годах XIII в., в течение 200 лет сохранялись в таком татарском виде, не общаясь с местным населением. Где их в таком чистом монголо-татарском состоянии сохранили, может быть, были большие холодильники!!? Если без иронии, то совершенно оче­видно, что войска Улу Мухаммеда, вернее его сына Махмутека, приведенные им для сражения с Василием II, состояли из местных тюркоязычных народов.

Кроме того, необходимо учесть, что Улу Мухаммед и его сын Махмутек не ставили задачи замены булгарского народа татарским народом. По мнению некоторых историков, он не успел дойти до Казани.

Булгарское ханство продолжало функционировать и в со­ста­­ве Золотой Орды, правда в усеченном виде, и Казанское хан­­ство возникло на месте этого усеченного Булгарского ханства.

§ 10. Превращение Булгарского ханства в Казанское и его падение. На то, что население Казанского ханства не яв ляется потомком ни древних татар, ни тартар, ни ордынских татар, что оно является непосредственным продолжением населения Булгарского ханства, мы решили еще раз обратить внимание читателя. Ибо это — принципиальный вопрос для татарской истории. Он является как бы водоразделом между булгаро-татаристами, признающими современных татар аборигенами, и татаро-татаристами, считающими современных татар не аборигенными, а пришлыми.

В результате монголо-татарского нашествия Волжская Булгария как государство встает на путь исчезновения. Но в составе Золотой Орды она еще продолжает существовать в усечен­ном виде, в зависимом, несуверенном положении. О существовании Волжской Булгарии в составе Золотой Орды на основе анализа имеющихся фактов подробно писал А.Х.Халиков [Халиков А.Х., 1994].

Булгары и в составе Золотой Орды всегда стремились к независимости, за что ханы Золотой Орды неоднократно подвергали это государство разорению. Видя, что булгары становятся незащищенными, ушкуйники участили свои разбойные нападения. Противостоять золотоордынским и русским нападениям Булгария была уже не в состоянии. В 1431 году Федор Пестрый почти окончательно разорил и разрушил город Булгар. Столица Булгарии переносится в город Казань, который сначала назывался Җәдиде Болгар ‘Новый Булгар’. Но местные Казанские q-диалектные люди не хотели отдавать бразды правления пришлым к-диалектным булгарам-мишарям. Взяв власть в свои руки и возвратив городу прежнее название Казань, они отказались от имени Җәдиде Болгар ‘Новый Булгар’. Поэтому новое государство с новой столицей стали называть Казанским.

Если булгарцы были очень тесно связаны с Северным Причерноморьем, мишарскими землями, Северным Кавказом и бассейном Оки и Суры, то казанцы находились в тесном контакте со Средней Азией.

Выше было сказано, что еще в III тысячелетии до н.э. ос­новное население Древнего Хорезма хорасмии (суар-асы) поддерживали тесные контакты с Прикамьем: и в Средней Азии, и в Прикамье-Поволжье жили суары, асы. Хорасмии и сумеры носили еще общий этноним канг/кангар/кунгур. Кунгуры жили и в Азии, и в Прикамье. В III в. до н.э. в Средней Азии создали государство парфяне (парды/барды), которые жили и в Прикамье (предки современных бардымских татар). В I в. до н.э. в Средней Азии создали большую империю кусаны/кушаны/касаны. В Ферганской долине эти кусаны/касаны возвели город Касан, который служил своеобразной столицей империи, рядом текла река Касансай. Касанская/Кусанская империя простирала свои гегемонии и в При­камье-Поволжье, где жили и касаны/кусаны/кушаны, которые построили город Касан/Казан, река называлась Касансу/Казансу.

Таким образом, город Казань был основан племенами по названию казан, которое исторически восходит к сложному слову ка-сан/ку-сан ‘белые сюны’, т.е. ‘белые гунны’. Именно потому, что Казань была основана казанами/касанами, в русских источниках их с булгарами не путали, называли казанцами. Так Булгарское ханство начинает называться Казанским ханством.

Вернемся к ханам Золотой Орды, которые сбор подати с населения славяно-русских земель поручали Московским князьям. А эти князья в свою очередь очень умело пользовались этим поручением: собирали подати в таком количестве, чтобы определенную долю оставлять для себя, чтобы у народа вызывать ненависть к ханам Золотой Орды, т.е. к татарам. В ре­зультате Московское княжество постепенно подчиняло себе все другие княжества и создало реальные условия для организации централизованного государства. Таким образом, ханы Золотой Орды московских князей сделали своими могильщиками.

Московское русское государство, подчинив себе финно-угор­ские народы верхнего Поволжья, начинает думать о завоевании всех земель, которые принадлежали Золотой Орде. По пути на Восток первым препятствием стало Казанское ханство. Поэтому русские начали организовывать походы против этого ханства. В 1551 году Иван Грозный с твердым намерением взять Казань почти рядом с ней построил крепость Свияжск. 2 октября 1552 года Казань была взята русскими: путь на восток был открыт. В 1556 году пало Астраханское ханство, в 1598 — Сибирское; колонизация Крыма происходит позже, лишь в 1783 году.

Господство Золотой Орды — татарского государства на кыпчакских землях не проходит бесследно и в смысле изменения этнонима народа. Все население Золотой Орды — булгары, финно-угорские народы, предки чувашей, русские, хорезмийцы и предки казахов и др. — учеными Западной Европы именуются тартарами (татарами). А русские их (естественно, кроме русских) называют татарами. Все другие народы, кроме булгар, не воспринимают в качестве самоназвания этноним татар. Лишь булгары в XIX—XX вв. осваивают этноним татар как самона­зва­ние. Поэтому ведущие историки татарского народа предпочитают называть этот народбулгаро-татарами.

В процессе консолидации в состав булгаро-татар входят потомки тюркского населения обширного домонгольского Булгарского государства. У этого булгаро-татар­ского народа формируются общие литературные нормы языка, появляются общие писатели, деятели культуры и т.д.

Таким образом, тенденция к потере своей государственности у волжских булгар начинается с монголо-татарских завоеваний; в период Золотой Орды эта тенденция продолжается, а с созданием Централизованного русского государства она за­вершается, булгары окончательно теряют свою государственность.

ЛИТЕРАТУРА

1.Алишев С.Х., 1995. Казанское ханство: возникновение и развитие // Материалы по истории татарского народа.—Казань.

2.Ангелов Д. Хан Аспарух из рода Дуло (680-700) — основатель Дунайской Булгарии и его сын хан Тервел (700-721). Болгарский календарь. 1999. Июнь.

3.Бартольд В.В., 1968. История турецко-монгольских народов // Соч.—
Т. V—М.

4.Гимади Х.Г., 1948. Народы Среднего Поволжья в период господства Золотой Орды // Материалы по истории Татарии. Вып. I.—Казань.

5. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю., 1950. Золотая Орда и ее падение.—М.-Л.

6. Добрев Петр, 1999. Происхождение и прародина болгар // Вечен календар на Българите, за 1999 год.

7. Закиев М.З., 2003. Происхождение тюрков и татар.—М.—496 с.

8. Закиев М.З., 1998. Зәкиев М.З. Төрки-татар этногенезы.—Мәскәү.

 9. Казаков Е.П., 1992. Культура ранней Волжской Болгарии (этапы этнокультурной истории).—М.

10. Каргалов В.В., 1974. Монгольские завоевания в 13 в. // БСЭ.—III изд.—Т. 16.—С. 519—520.

11. Каймакова М. Великая Болгария при Кубрате из рода Дуло (632-665). Болгарский календарь. 1999. Апрель.

12. Коновалова И.Г., 1999. Восточная Европа в сочинении ал-Идриси.—М.

13. Миятев П., 199. Волжская Болгария. Болгарский календарь. 1999. Май.

14. Мухаммадиев А.Г., 1995. Туранская письменность. Проблемы лингвоэтноистории татарского народа.—Казань.

15. Постановление ЦК ВКП (б) 9 августа 1944 г. О состоянии и мерах улуч­шения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации КПСС в резолюциях и решениях съездов.—
Т. 6.—М., 1971.

16. Рычков П.И., 1999. Топография Оренбургской губернии.—Уфа.

17. Сафаргалиев М.Г., 1960. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций.—М., 1996.

18. Толстов С.П., 1948. Древний Хорезм (опыт историко-археологического исследования).—М.

19. Фахрутдинов Р.Г., 1995. История татарского народа и Татар­ста­на.— Казань.

20.Фахреддинов Р., 1993. Фәхреддинев Ризаэддин. Болгар вә Казан төрекләре.—Казан.

 21. Халиков А.Х., 1994. Монголы, татары, Золотая Орда и Булгария.—Казань.

22. Халиков А.Х., 1991. Беренче дәүләт.—Казан.

23. Халиков А.Х., 1989. Татарский народ и его предки.—Казань.

24. Хузин Ф.Ш., 1995. Булгары на Волге и Каме до монгольского завоевания (II половина VIII—XIII вв.) // Материалы по истории татарского народа.—Казань.

25. Шпилевский С.М., 1877. Древние города и другие булгаро-татарские памятники в Казанской губернии.—Казань.

26. Юхас П., 1985. Тюрко-българи и маджари.—София.