1.1. Великая Болгария: начало истории и культуры

Все, что име­ет на­ча­ло,  име­ет и свой ко­нец.  Этот аб­со­лют­ный прин­цип фи­ло­со­фии дей­ст­ву­ет во всех сфе­рах ма­те­ри­аль­ной  действи­тельности,  в т.ч.  и в эт­ни­че­ских про­цес­сах.  Все ре­ки,  ма­лые и боль­шие,  на­чи­на­ют­ся с ру­чей­ка.  Так и эт­но­сы, их эт­но­ноо­сфе­ра, в ко­то­рой отра­жается все,  что с ни­ми свя­за­но, - лю­бые со­бы­тия, фак­ты, дви­же­ния мыс­ли и де­ла  име­ют  свое на­ча­ло.  За­ро­ж­даю­щая­ся эт­но­ноо­сфе­ра высту­пает сис­те­мо­об­ра­зую­щей си­лой эт­но­са, ко­то­рый дол­жен про­явить мак­симум ма­те­ри­аль­ных и ду­хов­ных уси­лий, что­бы пре­вра­тить­ся в мо­гу­чий на­род.  На­род мо­жет по­гиб­нуть,  ис­чез­нуть,  но на­ко­п­лен­ное им ду­хов­ное бо­гат­ст­во,  от­ра­жен­ное в эт­но­ноо­сфе­ре, не про­па­да­ет,  но пе­ре­да­ет­ся дру­гим эт­но­сам, ко­то­рые яв­ля­ют­ся ду­хов­ны­ми сы­новь­я­ми ис­чез­нув­ше­го на­ро­да.  Та­ким об­ра­зом,  в эт­ни­че­ской ис­то­рии су­ще­ст­ву­ет два ви­да род­ства - кров­ное и ду­хов­ное. По­след­нее важ­нее, ибо оно фор­ми­ру­ет об­раз на­ро­да.

Эт­ни­че­ская си­туа­ция в тюрк­ском ми­ре до по­яв­ле­ния на  исто­рической аре­не бул­гар. Не­воз­мож­но ука­зать точ­но ме­сто ны­не живу­щего на­ро­да сре­ди пле­мен,  су­ще­ст­во­вав­ших ты­ся­че­ле­тия то­му  на­зад,  но мож­но про­вес­ти не­кую мыс­лен­ную нить от про­шло­го к на­стоя­ще­му, ибо пред­ки ны­не жи­ву­щих бы­ли со­став­ляю­щи­ми эт­ни­че­ских про­цес­сов, про­те­кав­ших в оп­ре­де­лен­ном мес­те и в оп­ре­де­лен­ное вре­мя.  Мы зна­ем и те рам­ки, в ко­то­рых эт­ни­че­ские про­цес­сы про­те­ка­ли. Тюрк­ские на­ро­ды,  сла­вян­ские  на­ро­ды,  ро­ма­но-гер­ман­ские на­ро­ды и дру­гие - это ука­за­те­ли гра­ниц, вхо­дя­щих в них эт­но­сов.  Об­раз­но го­во­ря,  речь идет об от­цах,  но ма­те­ря­ми мог­ли быть и пред­ста­ви­те­ли дру­гих на­ро­дов.  Все эт­но­сы, жи­ву­щие на Зем­ле, - род­ст­вен­ни­ки, или по “от­цу” или по “ма­те­ри”.

Где же на­ча­ло тю­рок,  из ко­то­рых со вре­ме­нем вы­де­ли­лись бул­гары?  Фат­та­хов Н.С. (Ну­ри­хан Фат­тах) в сво­ей кни­ге “Ро­до­слов­ная: Ис­торико-лин­гвис­ти­че­ские ис­сле­до­ва­ния” (на тат. яз.) при­во­дит свидетель­ства  тюр­коя­зыч­но­сти  древ­них  жи­те­лей ост­ро­ва Крит,  Ма­лой Азии (3-2 ты­ся­че­ле­тия до н.э.), мно­го­чис­лен­ные сов­па­де­ния в гео­гра­фи­че­ских  на­званиях Древ­не­го Ри­ма и Бул­га­рии (со­вре­мен­ные Та­та­рия и Баш­ки­рия)[i].  О ши­ро­кой рас­про­стра­нен­но­сти в ми­ре тю­рок  и  их  язы­ка,  об их родст­венной свя­зи с шу­ме­ра­ми и ац­те­ка­ми Аме­ри­ки пи­шет А.Г.Ка­ри­мул­лин[ii]. Ф.Ла­ты­пов (г. Крас­но­ярск) в га­зе­те “Нур” (Пе­тер­бург) по­мес­тил неболь­шую за­мет­ку “Эт­ру­ски в их свя­зи с та­тар­ским (бул­гар­ским) язы­ком”,  в ко­то­рой пи­шет о про­ис­хо­ж­де­нии эт­рус­ско­го язы­ка от шу­мер­ско­го и при­водит па­рал­ле­ли ме­ж­ду эт­рус­ским и бул­га­ро-та­тар­ским язы­ка­ми[iii].

В 1924 г. во Фран­ции в про­вин­ции Ви­ши был най­ден текст, состоя­щий из трех ты­сяч фраг­мен­тов, ко­то­рый уче­ные на­зва­ли “гло­зель­ским”.  Текст имел со­лид­ный воз­раст - 2500 лет до на­шей эры. Мно­го­лет­ние по­пытки рас­шиф­ро­вать его ус­пе­ха не име­ли.  Их  уви­дел  в му­зее “Гло­зел”, жи­ву­щий в Па­ри­же эт­но­му­зы­ко­вед Ха­лук Тард­жан, ко­то­рый об­на­ру­жил в них схо­жесть с про­то­тюрк­ски­ми бу­к­ва­ми.  Он сде­лал фо­то­ко­пии пись­мен и пе­ре­слал их в Тур­цию  зна­то­ку  про­то­тюрк­ских тек­стов Ка­зы­му Мир­ша­ну,  ко­то­рый на­шел к ним ключ. О ре­зуль­та­тах ис­сле­до­ва­ния бы­ло со­об­ще­но про­фес­со­ру из  Сор­бон­ны  Ро­бер­ту Ли­ри­су.  В  Сор­бон­не со­стоялась кон­фе­рен­ция на те­му “На­ча­ло ал­фа­вит­но­го пись­ма и глозель­ские тек­сты”.  В ней при­ня­ли уча­стие мно­гие спе­циа­ли­сты по древ­ним пись­ме­нам. К.Мир­шан сде­лал док­лад, где дал срав­ни­тель­ный ана­лиз и таб­ли­цу про­то­тюрк­ских и  “гло­зель­ских” тек­стов. До­ка­за­тель­ст­ва турец­кого уче­но­го бы­ли при­зна­ны дос­та­точ­ны­ми и убе­ди­тель­ны­ми.  Кро­ме то­го бы­ло об­ра­ще­но вни­ма­ние на то, что  мно­гие  сло­ва  и  вы­ра­же­ния  “гло­зель­ско­го” тек­ста по­хо­жи на пись­ме­на “эт­рус­ской” ци­ви­ли­за­ции. Уче­ны­ми бы­ла вы­дви­ну­та ги­по­те­за о  су­ще­ст­во­ва­нии  не­ко­гда ог­ром­ной тюрк­ской ци­ви­ли­за­ции,  ко­то­рая про­сти­ра­лась от Сред­ней Азии до Фран­ции[iv].

Ука­зан­ные ис­сле­до­ва­ния го­во­рят о том,  что,  воз­мож­но, тюр­ки впер­вые на ис­то­ри­че­ской аре­не поя­ви­лись в рай­оне Сре­ди­зем­но­мо­рья, а за­тем рас­про­стра­ни­лись на За­пад и Вос­ток.  Но про­ис­хо­ж­де­ние тю­рок уче­ные тра­ди­ци­он­но свя­зы­ва­ют с хун­ну - ко­че­вым на­ро­дом,  сложив­шимся в Цен­траль­ной Азии в на­ча­ле 1-го ты­ся­че­ле­тия до н.э.  из смеше­ния  ев­ро­пео­ид­ных вы­ход­цев из Се­вер­но­го Ки­тая (ди) с ме­ст­ным монго­лоидным на­се­ле­ни­ем.  Но от­ку­да поя­ви­лись ев­ро­пео­и­ды в Се­вер­ном Ки­тае?  Воз­мож­но,  клю­чом к от­гад­ке этой за­гад­ки мо­жет по­слу­жить то об­стоятельство, что куль­ту­ра хун­ну име­ла сход­ст­во со ски­фо-сар­мат­ской.

В VII в.  до н.э.  ски­фы за­вла­де­ли Се­вер­ным  При­чер­но­морь­ем, вы­тес­нив жи­ву­щих здесь ким­ме­рий­цев в Ма­лую Азию. Бли­жай­ши­ми род­ст­вен­ни­ка­ми ски­фов бы­ли мас­са­ге­ты и са­ки,  оби­тав­шие на  ог­ром­ных про­сто­рах от Вол­ги до Вос­точ­но­го Тур­ке­ста­на. Ко­че­ва­ли по бес­край­ним сте­пям При­кас­пия и За­вол­жья и сав­ро­ма­ты.  С кон­ца V в. и в IV в.  до н.э.  от­дель­ные пле­ме­на сав­ро­ма­тов на­ча­ли пе­ре­хо­дить Дон и тес­нить ски­фов.  В IV-III вв. до н.э.  к сав­ро­ма­там вли­лись  но­вые род­ст­вен­ные им пле­ме­на,  при­шед­шие с вос­то­ка. С это­го вре­ме­ни но­вые пле­мен­ные сою­зы ста­ли  на­зы­вать­ся  сар­ма­та­ми,  сре­ди  ко­то­рых гла­вен­ст­вую­щую роль иг­ра­ли пле­ме­на алан.

Итак, вна­ча­ле хун­ну жи­ли по со­сед­ст­ву с ки­тай­ца­ми.  И впол­не ес­тественным  бы­ло  их вза­им­ное куль­тур­ное влия­ние.  (Не с тех ли вре­мен для бул­га­ро-та­тар в  ме­ло­ди­ях  ки­тай­ской  му­зы­ки  слы­шит­ся что-то род­ное?).  У хун­ну бы­ли раз­ные пе­рио­ды во взаи­мо­от­но­ше­ни­ях с ки­тай­ца­ми - и мир­ные,  и во­ен­ные,  од­на­ко не­мир­ные во­зоб­ла­да­ли, ибо их этноноо­сферы,  уже до­воль­но мощ­ные и у тех,  и  у  дру­гих, ока­за­лись  несовмес­тимыми.  По­пав в без­вы­ход­ное по­ло­же­ние,  юж­ные хун­ну по­ко­ри­лись ки­тай­ско­му им­пе­ра­то­ру,  а  се­вер­ные  хун­ну  бы­ли раз­би­ты им и вынуж­дены бы­ли от­сту­пить на за­пад.  Од­на­ко эт­но­ноо­сфе­ра хун­нов вы­дер­жа­ла все уда­ры судь­бы - и куль­тур­ное влия­ние ки­тай­цев,  мо­гу­щее  ли­шить их на­цио­наль­ных осо­бен­но­стей,  и во­ен­ные по­ра­же­ния от них, и рас­кол эт­носа.

Ухо­дя­щие на за­пад хун­ну  про­ник­ли на  Ал­тай  (Вос­точ­ный  Казах­стан) и на Тянь-Шань (Кир­ги­зия). В кон­це 1 ты­ся­че­ле­тия до н.э. и в 1 ты­сячелетии н.э. на этой тер­ри­то­рии жи­ли усу­ни, юеч­жи и  се (или са­ки),  ко­то­рые го­во­ри­ли на язы­ке иран­ской вет­ви и бы­ли ев­ро­пео­и­да­ми. “Та­ким об­ра­зом, - пи­шет М.С.Аки­мо­ва, - в пер­вых  ве­ках до на­шей эры и на­шей эры на рас­смат­ри­вае­мой тер­ри­то­рии жи­ло на­се­ле­ние,  ко­то­рое по ан­тро­по­ло­ги­че­ско­му ти­пу при­над­ле­жа­ло  к  ев­ро­пей­ской ра­се Среднеази­атского ме­ж­ду­ре­чья. В усунь­ское вре­мя от­ме­ча­ет­ся про­ник­но­ве­ние мон­голоидных эле­мен­тов. Рас­про­стра­не­ние мон­го­ло­ид­ных при­зна­ков  в  на­селении  Сред­ней  Азии  Л.В.Оша­нин и В.В.Гинз­бург счи­та­ют возмож­ным “свя­зать с гун­на­ми,  ко­то­рые по­яв­ля­ют­ся  здесь  во II в.  до н.э....  этот про­цесс сме­ше­ния хо­ро­шо про­сле­жи­ва­ет­ся на не­ко­то­рых усунь­ских се­ри­ях.  Па­рал­лель­но с про­цес­сом  мон­го­ли­за­ции  ме­ст­но­го на­се­ле­ния шел и про­цесс тюр­ки­за­ции их по язы­ку”[v]. Ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют сход­ст­во ран­них бол­гар с усу­ня­ми.  Воз­мож­но,  имен­но это сме­ше­ние усу­ней с гун­на­ми по­зво­ли­ло им на­звать се­бя “бол­гар”, т.е. сме­шан­ные.

Во II в. тюр­ко-языч­ные хун­ны, по­тер­пев­шие по­ра­же­ние от ки­тай­цев,  дос­тиг­ли При­ура­лья и, на ка­кое-то вре­мя осев здесь, сли­лись с ме­ст­ны­ми жи­те­ля­ми - уг­ра­ми (венг­ры,  хан­ты, ман­си) и сар­ма­та­ми, об­ра­зо­вав но­вый тюр­ко-языч­ный на­род гун­ны.  То, что уг­ры и сар­ма­ты под­па­ли под влия­ние хун­ну, го­во­рит о том, что по­след­ние име­ли бо­лее силь­ную этноноо­сферу как эт­нос, об­ла­даю­щий вы­со­кой пас­сио­нар­но­стью по срав­не­нию со свои­ми со­се­дя­ми,  и бо­лее вы­со­кую  ко­че­вую куль­ту­ру. “Стран­но,  но дол­гое вре­мя счи­та­лось, - пи­сал Л.Н.Гу­ми­лев,-  что  на­ро­ды Ев­ра­зий­ской сте­пи,  в осо­бен­но­сти ко­че­вые,  не име­ли соб­ст­вен­но­го куль­тур­но­го раз­вития, соб­ст­вен­ной ис­то­рии и уж обя­за­тель­но - ори­ги­наль­но­го ис­кус­ст­ва.  Рас­коп­ки на Ал­тае, в Мон­го­лии и Си­би­ри по­ка­за­ли,  что ис­кус­ст­во евра­зийских  на­ро­дов  су­ще­ст­во­ва­ло,  ис­то­рия их ны­не на­пи­са­на, про­чтен­ные тек­сты по­ка­за­ли на­ли­чие пе­ре­вод­ной фи­ло­соф­ской ли­те­ра­ту­ры,  а фольк­лор за­фик­си­ро­вал ори­ги­наль­ные сю­же­ты. Все у них бы­ло, но ма­ло что со­хра­ни­лось”[vi].

Не­ко­то­рые уче­ные по­ла­га­ют, что при пе­ре­хо­де че­рез Ал­тай хун­ну ув­лек­ли с со­бой род­ст­вен­ные им пле­ме­на бол­гар,  ко­то­рые со­ста­ви­ли зна­чи­тель­ную часть гун­нов. Воз­мож­но, ал­тай­ские бол­га­ры яв­ля­лись пле­менами, ко­то­рые уш­ли из Цен­траль­ной Азии рань­ше, чем хун­ну и осе­ли на Ал­тае. Не ис­клю­че­но, что под дав­ле­ни­ем хун­ну бол­га­ры уш­ли на За­пад и поя­ви­лись на Кав­ка­зе  на  100-200 лет  рань­ше про­ник­но­ве­ния ту­да гун­нов.  Эта сто­ро­на во­про­са по­ка ос­та­ет­ся не­яс­ной,  но для на­ше­го ис­следования она не яв­ля­ет­ся  оп­ре­де­ляю­щей. Яс­но  од­но:  в на­ча­ле 1-го ты­ся­че­ле­тия на­шей эры на­чи­на­ет скла­ды­вать­ся эт­но­ноо­сфе­ра бул­гар.

На пу­ти  к Ве­ли­кой Бол­га­рии. Эт­ни­че­ская ис­то­рия пле­мен и их сою­зов, оби­тав­ших в сте­пи и ле­со­сте­пи от Юж­но­го Ура­ла до  Кар­пат, по­казывает,  на­сколь­ко слож­ным, дра­ма­тич­ным и ди­на­мич­ным бы­ло на­ча­ло тех на­ро­дов,  ко­то­рые оби­та­ют в на­стоя­щее вре­мя на этой тер­ри­то­рии.  Пе­ри­пе­тии су­деб эт­но­сов да­ют по­нять,  что по­бе­ж­да­ли,  в ко­неч­ном сче­те,  те из них, ко­то­рые име­ли глу­бо­кие ос­но­вы в сво­ей ду­хов­но­сти и ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ре,  ха­рак­те­ри­зую­щие их эт­но­ноо­сфе­ру как наи­бо­лее силь­ную и ус­той­чи­вую по срав­не­нию с эт­но­ноо­сфе­рой взаимодействую­щих с ни­ми со­се­дей. В этом от­но­ше­нии по­учи­тель­ным яв­ля­ет­ся этниче­ская ис­то­рия древ­них бул­гар, на ос­но­ве ко­то­рых воз­ник­ли  ду­най­ские бол­га­ры и волж­ские бул­га­ры.  Они же со­ста­ви­ли эт­ни­че­ский суб­страт мно­гих дру­гих на­ро­дов, в ча­ст­но­сти, ук­ра­ин­цев, рус­ских, тюрк­ских наро­дов Кав­ка­за, чу­ва­шей.

Пер­вые упо­ми­на­ния бул­гар от­но­сят­ся еще к эпо­хе до  по­яв­ле­ния гун­нов в Вос­точ­ной Ев­ро­пе.  Ар­мян­ский ис­то­рик VII в.  Мои­сей  Хорен­ский в сво­ей “Ис­то­рии Ар­ме­нии” при­во­дит фраг­мен­ты из тру­да сирий­ского ис­то­ри­ка Мар-Абас-Ко­ти­ны,  жив­ше­го в III  в.  По­след­не­му уже бы­ло хо­ро­шо из­вест­но имя бул­гар.  Они пе­ре­се­ли­лись на ар­мян­ские зем­ли за­дол­го до не­го и жи­ли там и в его вре­мя. Та­ких пе­ре­се­ле­ний, ви­димо, бы­ло не­сколь­ко. Пер­вое из них про­изош­ло во вре­ме­на ца­ря Ар­шака,  сы­на Ва­хар­ша­ка,  ко­то­рый пра­вил с 127 по 114 г.  до н.э. “В дни его, - ци­ти­ру­ет М.Хо­рен­ский Мар-Абас-Ко­ти­ну, - воз­ник­ли боль­шие сму­ты в це­пи ве­ли­кой Кав­каз­ской го­ры в зем­ле Бул­га­ров, из ко­то­рых мно­гие, от­де­лив­шись, при­шли в на­шу зем­лю и на дол­гое вре­мя посели­лись на юге Ко­ха,  в пло­до­нос­ных и  хле­бо­род­ных  мес­тах”[vii].

А.Г.Гад­ло счи­та­ет,  что пе­ре­се­ле­ние бул­гар  мог­ло  про­изой­ти при ца­ре  Вос­точ­ной  Ар­ме­нии  Ар­ша­ке  III (392-396),  ко­гда гун­ны вторг­лись в За­кав­ка­зье и Пе­ред­нюю Азию.  М.Хо­рен­ский же, ко­то­рый пи­сал свою ис­то­рию не толь­ко на ос­но­ве ис­точ­ни­ков,  но и на­род­ных пре­да­ний,  от­ражающих обыч­но наи­бо­лее силь­ные  по­тря­се­ния,  мяг­ко го­во­ря,  не­сколько пе­ре­пу­тал со­бы­тия[viii]. Со­вре­мен­ник Хо­рен­ско­го Ана­ний Шира­каци, в сво­ей “Ар­мян­ской гео­гра­фии”, опи­ра­ясь на Пто­ле­мея (II в.),  при пе­ре­чис­ле­нии на­ро­дов, жи­ву­щих в ни­зовь­ях Вол­ги,  упо­ми­на­ет на­ря­ду с ха­за­ра­ми и бар­си­ла­ми  и  бол­гар (бу­шов или бул­хов)[ix]. Ука­зан­ные сведе­ния го­во­рят о том, что тюрк­ские пле­ме­на, ко­то­рые на­зы­ва­ли се­бя булга­рами, поя­ви­лись на Кав­ка­зе за­дол­го до гун­нов.

За­пад­ные ис­точ­ни­ки впер­вые имя бул­гар от­ме­ча­ют  в  Ано­ним­ном хро­но­гра­фе 354 г.  Бул­га­ры за­вер­ша­ют спи­сок на­ро­дов, оби­тав­ших на вос­то­ке, и на­зва­ны сре­ди на­ро­дов Кав­ка­за.  “На  этом  ос­но­ва­нии, - пи­шет А.В.Гад­ло, - наи­бо­лее  ве­ро­ят­ной  пред­став­ля­ет­ся  трак­тов­ка бул­гар как од­ной из са­мых ран­них тюр­ко-языч­ных групп,  пе­ре­дви­нув­ших­ся к  за­паду от Вол­ги и не про­яв­ляв­ших се­бя до кон­ца V в.”[x]

Эт­но­ним “бул­га­ры” на­чи­на­ет упо­ми­нать­ся в ви­зан­тий­ских  источ­никах с V в.  как на­зва­ние кон­крет­ных тюр­ко-языч­ных групп, про­ник­ших в об­ласть За­пад­но­го При­кас­пия,  а за­тем и в Се­вер­ное При­чер­но­мо­рье. На­чи­ная  с VI в.,  на­зва­ние “бул­га­ры” упот­реб­ля­ет­ся в со­би­ра­тель­ном смыс­ле для обо­зна­че­ния всех тюр­ко-языч­ных групп на­се­ле­ния Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья.

На­ро­дам, жи­ву­щим на Се­вер­ном Кав­ка­зе и да­лее на за­пад,  в IV в. су­ж­де­но бы­ло пе­ре­жить боль­шое по­тря­се­ние.  В 360 г.  с вос­то­ка Вол­гу пе­ре­сек­ли гун­ны и на­па­ли на алан,  ко­то­рые,  по ут­вер­жде­нию уче­ных, бы­ли ира­но-языч­ны­ми пле­ме­на­ми, жив­ши­ми на Кав­ка­зе с I в. Изыскания последних лет говорят о том, что аланы были тюрками[xi]. Аланы - по-тюркски, поляне - по-русски, но было и славянское племя поляне.   Де­ся­ти­лет­няя вой­на с ни­ми за­кон­чи­лась пол­ной по­бе­дой гун­нов.  Часть алан по­сле по­ра­же­ния бы­ла ув­ле­че­на гун­на­ми в Ев­ро­пу,  а дру­гая часть,  не при­няв­шая их власть,  ото­шла в пред­го­рья Кав­ка­за, в междуре­чье Ку­ба­ни и Те­ре­ка. Упор­ное со­про­тив­ле­ние гун­нам ока­за­ли бул­га­ры, но по­тер­пе­ли по­ра­же­ние и бы­ли вве­де­ны в со­став Гунн­ской дер­жа­вы. Раз­гро­мив се­ве­ро­кав­каз­ские на­ро­ды, гун­ны во гла­ве  со сво­им предводи­телем Ба­лам­бе­ром уст­ре­ми­лись че­рез Дон на за­пад.

Гун­ны не пред­став­ля­ли со­бой ни по­ли­ти­че­ской,  ни эко­но­ми­че­ской це­ло­ст­но­сти. В Гунн­ский со­юз вхо­ди­ли раз­лич­ные пле­ме­на. Од­ним из мо­гу­ще­ст­вен­ных пле­мен, при­шед­ших в со­ста­ве гун­нов бы­ли ака­ци­ры (агач - де­ре­во,  ир - че­ло­век - тюрк.) - лес­ные лю­ди,  ко­то­рые по отноше­нию к цен­траль­ной вла­сти пы­та­лись про­во­дить са­мо­стоя­тель­ную поли­тику. Они не по­же­ла­ли ид­ти на за­пад и ос­та­лись в ни­зовь­ях До­на. На  Се­вер­ном Кав­ка­зе ос­та­лась и боль­шая часть бул­гар.  Един­ст­вен­ным объ­единяющим на­ча­лом Гунн­ской дер­жа­вы бы­ла ве­ра в вер­хов­ное бо­же­ст­во Тен­гри на ос­но­ве об­ще­го для всех пле­мен,  вхо­дя­щих в нее,  тюрк­ско­го язы­ка.  Ука­зан­ное об­стоя­тель­ст­во по­ка­зы­ва­ет,  что воз­ник­ла общегунн­ская эт­но­ноо­сфе­ра,  ко­то­рая,  прав­да, не от­ли­ча­лась осо­бой устойчиво­стью в си­лу сла­бо­сти ду­хов­ной жиз­ни лю­дей  и пле­мен,  со­став­ляв­ших Гунн­скую дер­жа­ву. Да и язык, на ко­то­ром об­ща­лись гун­ны, имел свои диа­лек­ты.

“Не­со­мнен­ным яв­ля­ет­ся толь­ко то, - пи­шет А.В.Гад­ло, - что гун­ны про­дви­ну­лись  в юж­но­рус­ские сте­пи с вос­то­ка,  что их язык при­над­ле­жал к тюрк­ской вет­ви ал­тай­ской язы­ко­вой се­мьи,  в ко­то­рой он за­ни­мал как  ар­хаи­че­ский  тюрк­ский язык осо­бое по­ло­же­ние,  что во внеш­нем об­ли­ке гун­нов от­чет­ли­во про­яв­ля­лись мон­го­ло­ид­ные  при­зна­ки”[xii]. Ви­ди­мо, не вся гунн­ская мас­са го­во­ри­ла на “ар­хаи­че­ском тюрк­ском язы­ке”, а толь­ко те пле­ме­на, ко­то­рым при­над­ле­жа­ла в сою­зе гла­вен­ст­вую­щее по­ло­же­ние.  Мож­но пред­по­ло­жить, что имен­но эти пле­ме­на по­сле окон­ча­тель­но­го по­ра­же­ния гун­нов уш­ли из  Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья  на се­ве­ро-вос­ток;  дой­дя до ме­ж­ду­ре­чья Вол­ги, Су­ры и Свия­ги,  ос­та­лись здесь и, смешав­шись с ме­ст­ны­ми фин­но-уг­ра­ми,  со­ста­ви­ли  в  даль­ней­шем один из эт­нических суб­стра­тов чу­ваш­ско­го на­ро­да.

Со­вре­мен­ни­ком на­ше­ст­вия гун­нов на Ев­ро­пу был ви­зан­ти­ец Ам­миан Мар­цел­лин,  ко­то­рый в ХХХI кни­ге сво­ей “Ис­то­рии” из­ло­жил со­бытия, имев­шие ме­сто в 375-378 гг. Он опи­сал пер­вые столк­но­ве­ния гре­ков и гун­нов[xiii]. Уже во вре­ме­на Ат­ти­лы, во­ж­дя гун­нов, в его став­ке вме­сте с ви­зан­тий­ским  по­соль­ст­вом  в  448 г. по­бы­вал константинополь­ский ри­тор Приск Па­ний­ский, ко­то­рый опи­сал ис­то­рию гун­нов в пе­ри­од с 433 по 471 гг.[xiv] Ат­ти­ле по­свя­ще­ны на­уч­ные  ис­сле­до­ва­ния и ро­ма­ны.  Л.Н.Гу­ми­лев пи­сал о нем:  “Гун­ны ве­ри­ли в его та­лан­ты и от­ва­гу,  по­этому под его вла­стью объ­е­ди­ни­лись  все пле­ме­на от Вол­ги до Рей­на.  Под его зна­ме­нем сра­жа­лись, кро­ме гун­нов,  ост­ро­го­ты, ге­пи­ды, тю­ринги, ге­ру­лы, турк­лин­ги, ру­ги,  бул­га­ры и ака­ци­ры,  а так­же мно­го рим­лян и гре­ков, пред­по­чи­тав­ших спра­вед­ли­вость ди­ко­го гунн­ско­го ца­ря про­из­во­лу  и  ко­ры­сти ци­ви­ли­зо­ван­ных рим­ских чи­нов­ни­ков”[xv].

Гун­ны, под­чи­нив ряд гер­ман­ских пле­мен,  соз­да­ли ог­ром­ный воен­ный со­юз.  В кон­це IV в. они за­хва­ти­ли Пан­но­нию и пре­вра­ти­ли ее в центр сво­их вла­де­ний.  В V в. За­пад­ная Рим­ская им­пе­рия и Ви­зан­тия ис­пользовали гун­нов для борь­бы про­тив вар­вар­ских втор­же­ний  в свои  вла­де­ния.  Наи­боль­ше­го мо­гу­ще­ст­ва Гунн­ская дер­жа­ва дос­тиг­ла во вре­мена Ат­ти­лы (435-453). В 451 г. гун­ны во­шли в Гал­лию и оса­ди­ли  го­род  Ор­ле­ан.  Гун­ны ста­ли пред­став­лять опас­ность для всех на­ро­дов За­пад­ной Ев­ро­пы. За­пад­ная Рим­ская им­пе­рия объ­е­ди­ни­ла свои си­лы  с варвар­скими на­ро­да­ми. Ре­шаю­щая бит­ва,  на­зван­ная “бит­вой на­ро­дов”, про­изошла в 451 г. на Ка­та­ла­ун­ских по­лях. Ар­мия, со­стоя­щая из рим­лян,  вест­го­тов, фран­ков и час­ти бур­гун­дов, под ко­ман­до­ва­ни­ем рим­ско­го пол­ководца Аэция на­нес­ла гун­нам  и  со­юз­ным  им гер­ман­ским пле­ме­нам по­ра­же­ние.  В 452 г. Ат­ти­ла, со­брав си­лы, со­вер­шил по­ход в Ита­лию.  По­сле его смер­ти и по­ра­же­ния гун­нов в 454 г.  от ге­пи­дов на ре­ке Не­дао ос­тат­ки тюрк­ских пле­мен, вхо­див­ших в гунн­скую кон­фе­де­ра­цию, бы­ли вы­ну­ж­де­ны уй­ти в сте­пи Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья. В по­сле­дую­щие де­сять лет в этом ре­гио­не ни­ка­ких серь­ез­ных столк­но­ве­ний уже не проис­ходило.

“...Гун­нов ни­кто не унич­то­жал, - пи­сал Л.Н.Гу­ми­лев.-  Был  не гено­цид,  а рас­сея­ние (дис­пер­сия) с по­сле­дую­щим пре­об­ра­же­ни­ем поведен­ческих сте­рео­ти­пов./ Ины­ми сло­ва­ми,  по­том­ки раз­би­тых гун­нов во­шли  в  со­став бол­гар и ан­тов (сла­вян),  по­волж­ских уг­ров,  что по­ро­ди­ло эт­нос чу­ва­шей и при­кав­каз­ских ала­нов;  не ме­нее  ве­ро­ятно, что от­дель­ные гунн­ские удаль­цы мог­ли най­ти при­ют у тю­рин­гов и да­же фран­ков. Та­ким об­ра­зом, по­том­ки гун­нов уце­ле­ли в дос­та­точ­ном чис­ле,  но эт­ни­че­ская сис­те­ма рас­па­лась, так как обор­ва­лись свя­зи и тра­ди­ции. Это и есть ко­нец эт­но­са”[xvi].

В 463  г.  к ви­зан­тий­цам яви­лись по­слы от уг­ров,  оно­гу­ров и сара­гуров - бул­гар­ских пле­мен, объ­е­ди­нив­ших­ся в еди­ный со­юз пе­ред ли­цом опас­но­сти,  ис­хо­дя­щей с вос­то­ка от са­ви­ров.  По сло­вам по­слов,  они вы­нуждены бы­ли, спа­са­ясь от са­ви­ров, вторг­нуть­ся на за­па­де в зем­ли ака­циров.  Са­ра­гу­ры, ви­ди­мо, бы­ло на­име­но­ва­ни­ем пле­ме­ни,  ко­то­рое взя­ло в свои ру­ки  ор­га­ни­за­цию  сою­за. Ви­зан­тий­цы под­дер­жа­ли  са­ра­гур­ский  со­юз,  пле­ме­на ко­то­ро­го по­сле воз­ра­ще­ния по­слов, по­ми­ри­лись с акаци­рами и са­ви­ра­ми и со­вер­ши­ли  со­вме­ст­ный по­ход в Иран,  ко­то­рый, по­терпев по­ра­же­ние, за­про­сил ми­ра. Воз­вы­ше­ние са­ра­гу­ров бы­ло очень крат­ко­вре­мен­ным. Вско­ре по­сле по­хо­да в Иран со­юз их рас­пал­ся.  “Во вся­ком слу­чае, - пи­шет Н.Я. Мер­перт, - их имя так и не сде­ла­лось об­щим на­име­но­ва­ни­ем для ко­чев­ни­ков  юга на­шей  стра­ны,  и  са­мо бы­ло по­глощено об­щим на­име­но­ва­ни­ем пле­мен Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья,  ко­торым в VI в. ста­ло на­име­но­ва­ние бол­га­ры, или бул­га­ры”[xvii].

Соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние,  что ого­ра­ми,  оно­гу­ра­ми, са­ра­гу­ра­ми, утур­гурами, ку­тур­гу­ра­ми на­зы­ва­лись од­ни и те же бул­гар­ские пле­ме­на, кото­рые ме­ня­ли на­зва­ния об­ра­зуе­мых им сою­зов в за­ви­си­мо­сти от то­го  об­стоятельства,  пред­ста­ви­те­ли ка­ко­го пле­ме­ни на­хо­ди­лись во гла­ве сою­за. На са­мом де­ле эти пле­ме­на и род­ст­вен­ные им ака­ци­ры и са­ви­ры гово­рили на од­ном об­щем тюрк­ском язы­ке, ве­ри­ли в од­но вер­хов­ное боже­ство - Тен­гри,  ве­ли оди­на­ко­вый об­раз жиз­ни и  ощу­ща­ли свое род­ст­во,  т.е.  это бы­ли лю­ди, вхо­дя­щие в од­ну эт­но­ноо­сфе­ру, прав­да, еще неус­тойчивую, рас­ка­лы­вае­мую ино­гда при­чи­на­ми внеш­не­го или внут­рен­не­го  ха­рак­те­ра.  Ви­ди­мо,  с  мо­мен­та  за­ро­ж­де­ния этих род­ст­вен­ных пле­мен эт­но­ноо­сфе­ра бул­гар,  сна­ча­ла од­но­го из мно­го­чис­лен­ных тюр­ко-языч­ных пле­мен,  сыг­ра­ла ре­шаю­щую роль в их кон­со­ли­да­ции в по­сле­дую­щем в еди­ную на­род­ность.  По­сле па­де­ния дер­жа­вы Ат­ти­лы имя бул­гар в за­падной ли­те­ра­ту­ре всплы­ва­ет вновь. От­дель­ные груп­пы бул­гар на Ду­нае по­яв­ля­ют­ся в 475 г. Так, на­при­мер, им­пе­ра­тор Зе­нон об­ра­тил­ся к ним за по­мо­щью про­тив ост­го­тов. За бул­га­ра­ми жи­вут гун­ны,  а за ни­ми хун­гуры  (оно­гу­ры), пи­сал  Иор­дан[xviii].

Но кто  та­кие  са­ви­ры  и  по­че­му они вы­ну­ж­де­ны бы­ли по­ки­нуть мес­та сво­его оби­та­ния в 463 г.? Как из­вест­но, са­ви­ры за­ни­ма­ли се­ве­ро-за­пад­ное  по­бе­ре­жье Кас­пий­ско­го мо­ря,  ку­да они пе­ре­се­ли­лись из лесо­степной час­ти За­пад­ной Си­би­ри[xix]. Жив­ших здесь в  те  вре­ме­на са­вир,  ха­зар и тю­рок при­чис­ля­ют к гунн­ско­му кру­гу эт­но­сов,  од­на­ко са­ви­ры и ха­за­ры поя­ви­лись здесь за­дол­го до втор­же­ния гун­нов, ви­ди­мо в те же вре­ме­на, ко­гда при­шли на Кав­каз пер­вые бул­гар­ские  пле­ме­на.  Во II в.  упо­ми­на­ет “са­ва­ров” Пто­ле­мей, ко­то­рый по­ме­ща­ет их в тех же сте­пях за­падного Прикас­пия. Со­се­дя­ми са­вир ока­за­лись бар­си­лы и ала­ны.  В 463 г.  са­ви­ры вы­ну­ж­де­ны бы­ли тро­нуть­ся со сво­их мест под уда­ра­ми ава­ров[xx]. Это про­изош­ло на сто лет рань­ше втор­же­ния ос­нов­ной мас­сы ава­ров в Ев­ро­пу.  Од­на­ко это пер­вое втор­же­ние ава­ров для  эт­но­сов  Се­вер­но­го Кав­ка­за ка­та­ст­ро­фи­че­ских по­след­ст­вий не име­ло.  Вско­ре ста­тус-кво бы­ло вос­ста­нов­ле­но.  Эт­но­сы,  стро­ну­тые ава­ра­ми,  по­сле их  ухо­да вер­нулись на свои преж­ние мес­та оби­та­ния.

Од­на­ко ака­ци­рам  все  же при­шлось по­ки­нуть удоб­ные па­ст­би­ща, на­хо­дя­щие­ся бли­же к Кав­каз­ским го­рам, под дав­ле­ни­ем, с од­ной сто­роны, бул­гар­ских пле­мен оно­гу­ров и аль­циа­ги­ров, а с дру­гой сто­ро­ны,  са­ви­ров и бар­сил.  Они бы­ли вы­тес­не­ны на се­ве­ро-вос­ток Пред­кав­ка­зья в об­ласть су­хих со­лон­ча­ко­вых сте­пей. Ака­ци­ры (лес­ные лю­ди) во 2-ой по­ловине V в.  пре­вра­ти­лись в степ­ня­ков-ха­зар[xxi]. А.В.Гад­ло, вос­про­из­во­дит сле­дую­щие сло­ва Ра­вен­ско­го Ано­ни­ма (IX в.):  “Иор­дан на­зы­ва­ет акаци­рами тот на­род, ко­то­рый мы на­зы­ва­ем ха­за­ра­ми”[xxii]. Там же он при­во­дит сло­ва со­ста­ви­те­ля “Хро­но­гра­фии” Фео­фа­на:  “Ха­за­ры, ве­ли­кий на­род, вы­шед­ший из Бер­си­лии, са­мой даль­ней стра­ны Пер­вой Сар­ма­тии”[xxiii]. Бер­силия, как из­вест­но, стра­на ира­но-языч­ных бар­си­лов впо­след­ст­вии отю­реченных ха­за­ра­ми. Л.Н.Гу­ми­лев пи­сал: “В то вре­мя, ко­гда степ­ные  во­дораздельные  про­стран­ст­ва  за­хва­ты­ва­лись  по­сле­до­ва­тель­но сар­ма­та­ми (III в.  до н.э.),  гун­на­ми (IV в.  н.э.), бол­га­ра­ми (V в.), ава­ра­ми (VI в.), мадь­я­ра­ми и пе­че­не­га­ми, ха­за­ры спо­кой­но жи­ли в гус­тых при­бреж­ных за­рос­лях,  не­дос­туп­ных для  ко­чев­ни­ков,  с кои­ми они все­гда бы­ли вра­гами”[xxiv].  Ви­ди­мо, вер­ны оба взгля­да на про­ис­хо­ж­де­ние ха­зар,  ибо из араб­ских ис­точ­ни­ков X в. из­вест­но, что од­ни из них го­во­ри­ли на тюрк­ском язы­ке, а дру­гие на язы­ке, не схо­жем с тюрк­ским.

Ис­то­ри­че­ская судь­ба ха­зар не­сколь­ко ве­ков бы­ла свя­за­на с  их юж­ными  со­се­дя­ми са­ви­ра­ми - на­ро­дом мно­го­чис­лен­ным и мо­гу­ще­ст­вен­ным в VI в. Ви­зан­ти­ец Фео­фан под 508г. от­ме­ча­ет: “В сем го­ду Гун­ны,  назы­ваемые Са­ви­ра­ми, про­ник­ли за Кас­пий­ские вра­та, вторг­лись в Ар­ме­нию,  опус­то­ши­ли Кап­па­до­кию,  Га­ла­тию и Понт и ос­та­но­ви­лись поч­ти у са­мой Ев­хаи­ты”[xxv]. А под 520 г. он же пи­шет: “В том  же  го­ду при­сое­ди­ни­лась к Рим­ля­нам не­ко­то­рая же­на из Гун­нов, на­зы­вае­мых Си­вирами,  вар­вар­ка,  по  име­ни  Во­арикс,  вдо­ва,  под вла­стью ко­то­рой на­ходилось сто ты­сяч Гун­нов;  она управ­ля­ла ими в стра­нах Гунн­ских по смер­ти му­жа сво­его,  Ва­ла­ха”[xxvi].  В се­ре­ди­не  VI в.  са­ви­ры дер­жа­ли под сво­им кон­тро­лем При­каспийский про­ход,  на­зы­вае­мый ис­то­ри­ка­ми Чо­ра.  Боль­шая груп­па са­виров про­ник­ла в за­кав­каз­ские сте­пи.  В 576 г. в эти мес­та, на­зы­вае­мые Ал­ба­ни­ей,  во­шли ви­зан­тий­ские вой­ска и за­ста­ви­ли их пе­ре­се­лить­ся за р.  Ку­ру.  В  585  г.  са­ви­ры в ис­точ­ни­ках упо­ми­на­ют­ся в ка­че­ст­ве вспомога­тельных от­ря­дов ви­зан­тий­ско­го вой­ска.  В дальней­шем  они пе­ре­ста­ют ин­те­ре­со­вать ле­то­пис­цев,  ви­ди­мо, в свя­зи с подчи­нением их бул­га­ра­ми,  хо­тя еще в 622 г.  они при­ня­ли уча­стие в вой­не ви­зантийцев про­тив Ира­на[xxvii]. В пе­ри­од Ха­зар­ско­го ка­га­на­та са­ви­ры образо­вали кня­же­ст­во,  ко­то­рое на­хо­ди­лось к се­ве­ру от Дер­бен­та  на по­бе­ре­жье  Кас­пий­ско­го мо­ря,  из­вест­ное у ар­мян под име­нем цар­ст­ва гун­нов, а у ара­бов - Джи­дан. Имен­но в эти ве­ка са­ви­ры  все боль­ше и боль­ше подпа­дали под влия­ние эт­но­ноо­сфе­ры бул­гар.  Ко­гда впо­след­ст­вии в VII-VIII вв.  бул­гары  пе­ре­се­ли­лись на Сред­нюю Вол­гу са­ви­ры по­сле­до­ва­ли за ни­ми. Там же ока­за­лись бар­си­лы,  что го­во­рит так­же о силь­ном влия­нии на них эт­ноноосферы бул­гар.

К кон­цу V в. в Эв­ли­сии (При­азов­ской низ­мен­но­сти - Р.Б.) сло­жил­ся  со­юз  оно­гу­ров,  ко­то­рый пред­став­лял для се­вер­ных вла­де­ний Византий­ской им­пе­рии серь­ез­ную опас­ность.  Оно­гур­ский со­юз в  ос­нов­ном со­стоял из двух пле­мен­ных объ­е­ди­не­ний - утур­гу­ров и ку­тур­гу­ров,  ко­то­рые поя­ви­лись в этих мес­тах вме­сте с гун­на­ми и  ра­нее вхо­ди­ли в их конфе­дерацию. Ви­зан­тий­ский ис­то­рик Про­ко­пий пе­ре­да­ет о них сле­дую­щее: “В древ­но­сти ве­ли­кое мно­же­ст­во гун­нов... за­ни­ма­ло те мес­та,  о ко­то­рых я не­дав­но упо­ми­нал,  и один царь сто­ял во гла­ве их всех.  Как-то над ни­ми вла­ст­во­вал царь,  у ко­то­ро­го бы­ло двое  сы­но­вей,  один  по име­ни Ути­гур,  дру­го­му бы­ло имя Ку­ти­гур. Ко­гда их отец окон­чил дни сво­ей жиз­ни, оба они по­де­ли­ли ме­ж­ду со­бой власть и сво­их под­данных ка­ж­дый на­звал сво­им име­нем.  Так и в мое еще вре­мя они наиме­новались од­ни ути­гу­ра­ми,  дру­гие ку­ти­гу­ра­ми.  Они все жи­ли в од­ном мес­те,  имея од­ни и те же нра­вы и об­раз жиз­ни...”[xxviii].  В дру­гом мес­те Про­копий от­ме­ча­ет,  что эти пле­мен­ные груп­пы бы­ли “род­ст­вен­ни­ка­ми по кро­ви”[xxix].

Силь­ный се­вер­ный со­сед не уст­раи­вал ви­зан­тий­цев и правитель­ство им­пе­рии пус­ти­ло в ход все свое ис­кус­ст­во ди­пло­ма­тии, а боль­ше ин­три­га­ми и по­су­ла­ми по­ссо­ри­ло ути­гу­ров и ку­ти­гу­ров. Ме­ж­ду ни­ми  на­ча­лась  кро­во­про­лит­ная  вой­на,  на­прав­лен­ная на ис­треб­ле­ние друг дру­га. Ку­ти­гу­ры вы­ну­ж­де­ны бы­ли по­ки­нуть свои зем­ли и уй­ти на за­пад,  а  ути­гу­ры-оно­гу­ры ос­та­лись на сво­их ста­рых мес­тах.  Мощь ку­ти­гу­ров не бы­ла еще окон­ча­тель­но  по­дор­ва­на.  Рас­про­стра­нив­шись до Ду­ная, они ста­ли уг­ро­жать се­ве­ро-за­пад­ным про­вин­ци­ям Ви­зан­тии. В этих усло­виях,  ко­гда ути­гу­ры на­па­да­ли на им­пе­рию че­рез Кав­каз, а ку­ти­гу­ры на­носили уда­ры по ви­зан­тий­ским про­вин­ци­ям, пе­ре­прав­ля­ясь че­рез Ду­най,  ок­ру­же­ние им­пе­ра­то­ра  де­ла­ло  даль­ней­шие  ша­ги, на­прав­лен­ные  на вза­им­ное ос­лаб­ле­ние обо­их пле­мен­ных объ­е­ди­не­ний. На­ко­нец,  граждан­ская вой­на ме­ж­ду раз­лич­ны­ми  пле­мен­ны­ми  сою­за­ми еди­но­го  на­ро­да при­ве­ла к то­му,  что они по­те­ря­ли са­мо­стоя­тель­ное зна­че­ние в этниче­ских про­цес­сах При­чер­но­мо­рья. “По­дор­вав свои си­лы и ра­зо­рив се­бя, - пи­сал Ага­фий, - они да­же по­те­ря­ли свое пле­мен­ное имя...  Ес­ли и сохра­нилась их часть, то бу­ду­чи рас­се­ян­ной, она под­чи­не­на дру­ги­ми и называ­ется их име­на­ми”[xxx]. В даль­ней­шем утур­гу­ры (ути­гу­ры) и кутур­гуры (ку­ти­гу­ры) во­шли в со­став дру­гих пле­мен­ных сою­зов,  пре­ж­де все­го бул­гар и ава­ров, и рас­тво­ри­лись сре­ди них.  Этот при­мер го­во­рит о том, что рас­кол еди­ной эт­но­ноо­сфе­ры в ре­зуль­та­те вне­дре­ния чу­жих идей,  на­правленных на ее по­дав­ле­ние или рас­строй­ство, гу­бит на­род.

Ви­зан­тий­ский ис­то­рик Фео­фи­лакт Си­мо­кат­та, опи­сав­ший со­бы­тия, ко­то­рые ох­ва­ты­ва­ют пе­ри­од с 582 по 602 г.  уже не упо­ми­на­ет  имен ку­тигуров  и  ути­гу­ров.  В  свя­зи с втор­же­ни­ем ава­ров  в Се­вер­ное Причер­номорье он го­во­рит толь­ко об оно­гу­рах (ун­ну­гу­рах)[xxxi].  Ви­ди­мо булгар­ские пле­ме­на об­ра­зо­ва­ли но­вый со­юз,  в со­став ко­то­ро­го во­шли и ос­тат­ки ут­ри­гу­ров и кут­ри­гу­ров. Но­вый со­юз за­ни­мал ста­рую тер­ри­то­рию утигу­ров в пре­де­лах от Ку­ба­ни до До­на с вы­хо­дом на бе­рег Азов­ско­го мо­ря.  Из­ме­не­ние на­зва­ний  сою­зов на  од­них и тех же тер­ри­то­ри­ях по­ка­зы­ва­ет то об­стоя­тель­ст­во,  что од­ни и те же пле­мен­ные сою­зы на­зы­ва­лись раз­ными име­на­ми в за­ви­си­мо­сти от то­го, ка­кое пле­мя воз­глав­ля­ло но­вое объ­е­ди­не­ние.

Важ­ное ме­сто в ис­то­ри­че­ской нау­ке за­ни­ма­ет во­прос  об  этниче­ском  со­ста­ве пле­мен­ных сою­зов, при­шед­ших на Се­вер­ный Кав­каз и Се­верное При­чер­но­мо­рье до гун­нов, с ни­ми и по­сле них.  В “Древ­ней Рос­сийской  ис­то­рии”  М.В.Ло­мо­но­сов пи­сал:”...  Гун­ны име­но­ва­лись раз­но:  гун­ны,  ав­ри,  по-рос­сий­ски,  уг­ры и об­ри,...”[xxxii]. Н.М.Ка­рам­зин в приме­чаниях к сво­ей “Ис­то­рии”, опи­ра­ясь на ис­то­ри­че­ские све­де­ния сво­его вре­ме­ни, от­ме­ча­ет: “Пер­вое из­вес­тие об Уг­рах на­хо­дит­ся в При­ске(...):  он на­зы­ва­ет их Гу­но­гу­ра­ми, Уро­га­ми, Са­ра­гу­ра­ми - Ага­фия Уну­гу­ра­ми,  Фео­фи­лакт Гу­ну­гу­ра­ми,  Ого­ра­ми  - Ме­нан­дер Уни­гу­ра­ми и Ун­гу­ра­ми - Иор­нанд Гу­ну­га­ра­ми,... - Про­ко­пий Ути­гу­ра­ми и Кут­ри­гу­ра­ми (...).  Штра­лен­берг,  а за ним Та­ти­щев  и Бол­тин го­во­рят, что имя Уг­ры есть Сла­вян­ское, оз­на­чая лю­дей жи­ву­щих у гор;  но Гре­ки на­зы­ва­ли их сим  или  по­доб­ным  име­нем  еще пре­ж­де,  не­же­ли  уз­на­ли Сла­вян (...).  ...Абуль­га­зи (...) пи­шет о мно­го­чис­лен­ном на­ро­де Ази­ат­ском, Угу­рах и Уй­гу­рах, ко­то­рые дол­гое вре­мя оби­та­ли в Ве­ли­кой Та­та­рии и раздели­лись на две час­ти:  од­ни ос­та­лись в пер­во­быт­ном оте­че­ст­ве, имея там се­ления и го­ро­да; дру­гие  же  уда­ли­лись  к  Ир­ты­шу,  ве­ли  там  жизнь ко­чевую...”[xxxiii].  При этом не­об­хо­ди­мо  иметь  в  ви­ду,  что под  та­та­ра­ми Н.М.Ка­рам­зин под­ра­зу­ме­вал тю­рок.  А вот как по­ни­мал ис­то­рик свя­зи уг­ров,  бол­гар и гун­нов:  “Но ско­ро Уг­ры и Бол­га­ры,  по  ска­за­нию гре­ков еди­но­пле­мен­ные с Гун­на­ми,  и до то­го вре­ме­ни не из­вест­ные, ос­та­вив древ­ние свои жи­ли­ща близ Вол­ги и гор Ураль­ских, за­вла­де­ли бе­ре­га­ми Азов­ско­го,  Чер­но­го мо­ря и Тав­ри­дою (где еще оби­та­ли не­ко­то­рые Гот­фы (го­ты - Р.Б), при­няв­шие Ве­ру Хри­сти­ан­скую), и с 474 го­ду на­ча­ли опус­то­шать Ми­зию,  Фра­кию, да­же пред­ме­стья Кон­стан­ти­но­поль­ские”[xxxiv]. Впол­не ес­те­ст­вен­но, ис­то­ри­че­ская нау­ка с тех вре­мен уш­ла да­ле­ко впе­ред,  поя­ви­лись до­пол­ни­тель­ные све­де­ния, уточ­няю­щие от­дель­ные по­ложения “Ис­то­рии” Ка­рам­зи­на, но глав­ное  -  род­ст­во гун­нов,  уг­ров и бол­гар - ис­то­ри­ком бы­ло ос­ве­ще­но пра­виль­но, что бы­ло под­твер­жде­но даль­ней­ши­ми ис­сле­до­ва­ния­ми.

Но не­сколь­ко по-сво­ему по­ни­мал про­ис­хо­ж­де­ние бул­гар­ских пле­мен Л.Н.Гу­ми­лев.  Он пи­сал: “...В кон­це V в.  и в VI  в.,  ко­гда гунн­ская  тра­ге­дия  за­кон­чи­лась и гун­нов,  как эт­но­са,  не ста­ло, угор­ские эт­но­сы вы­сту­па­ют в гре­че­ских ис­точ­ни­ках с двой­ным на­зва­ни­ем:  “гун­ны-са­виры”, “гун­ны-ути­гу­ры”, “гун­ны-кут­ри­гу­ры”, “хун­ну-гу­ры”.  Ес­ли да­же при­ураль­ские уг­ры не сме­ши­ва­лись с по­том­ка­ми хун­нов, то оче­вид­но, что они ус­та­но­ви­ли кон­такт на ос­но­ве сим­био­за,  а от­нюдь не хи­ме­ры”[xxxv]. Мно­гие ис­то­ри­ки не со­мне­ва­лись в тюрк­ском про­ис­хо­ж­де­нии бул­гар. В.В.Рад­лов свя­зы­вал утур­гу­ров, ку­тур­гу­ров,  са­ра­гу­ров и оногу­ров с уй­гурами,  счи­тая их за­пад­но­тюрк­ски­ми пле­ме­на­ми[xxxvi]. Родствен­ными с уй­гурами счи­тал так­же и са­ви­ров А.Н.Берн­ш­там[xxxvii]. О свя­зи сави­ров с тюр­ками го­во­рят и сле­дую­щие све­де­ния: са­вир - обыч­ное тюрк­ское   сло­во, оз­на­чаю­щее   “здо­ро­вый,  чис­тый  муж­чи­на”  (тюрк. “сау(сав)”- здоро­вый,  чис­тый, “ир”- муж­чи­на; вождь са­ви­ров на­зы­вал­ся тюрк­ским титу­лом эль­те­бер”[xxxviii]. “Но вряд ли мож­но со­мне­вать­ся в том, - пи­сал Н.Я.Мер­перт, - что утур­гу­ры и  ку­тур­гу­ры при­над­ле­жа­ли к чис­лу тюр­ко-языч­ных на­ро­дов. Об этом сви­де­тель­ст­ву­ют и са­ми пле­мен­ные на­зва­ния с ха­рак­тер­ным окон­ча­ни­ем “гур”  (ср. с  на­име­но­ва­ни­ем  за­пад­но-тюрк­ских пле­мен - уй­гу­ров) и не­со­мнен­ное род­ст­во с бол­га­ра­ми,  при­над­леж­ность ко­то­рых к тюрк­ской  язы­ко­вой груп­пе  мо­жет счи­тать­ся установлен­ной”[xxxix].  В дру­гом мес­те уче­ный про­дол­жал:  “Язы­ко­вая при­над­леж­ность  са­ви­ров ме­нее яс­на,  чем утур­гу­ров и ку­тур­гу­ров. Воз­мож­но, что в их объ­е­ди­не­нии на­ря­ду с тюрк­ски­ми язы­ка­ми не­ко­то­рую роль иг­ра­ли язы­ки  уг­ро-фин­ской груп­пы”[xl].

Ви­зан­тий­цы к на­име­но­ва­ни­ям бул­гар­ских пле­мен и их  объедине­ний при­бав­ля­ли при­став­ку “гун­но-“,  тем са­мым да­вая  по­нять,  что они  име­ют  об­щее эт­ни­че­ское про­ис­хо­ж­де­ние.  Ко­гда же на Се­вер­ном Кав­казе и Се­вер­ном При­чер­но­мо­рье гла­вен­ст­вую­щее по­ло­же­ние  за­ня­ли бул­га­ры, они за­ме­ни­ли на­име­но­ва­ние “гун­ны” на “бул­га­ры”. Пе­ри­од с се­ре­ди­ны V до се­ре­ди­ны VI в.  был пер­вым вспле­ском об­ще­бул­гар­ской ак­тив­но­сти. Это был пе­ри­од рас­ши­ре­ния и ук­ре­п­ле­ния бул­гар­ской этно­ноосферы на ос­но­ве об­щей ре­ли­ги­оз­ной идео­ло­гии - ве­ры в Тен­гри, об­щего про­ис­хо­ж­де­ния и язы­ка,  а так­же об­раза жиз­ни и тер­ри­то­рии. Ви­димо, имен­но в ука­зан­ное сто­ле­тие бул­га­ры, по край­ней ме­ре, от­дель­ные их пле­ме­на, на­ча­ли пе­ре­хо­дить к осед­лой жиз­ни, по­строе­нию по­се­ле­ний, раз­ви­тию ре­мес­ла и ос­вое­нию зем­ле­де­лия - ого­род­ни­че­ст­ва, са­до­вод­ст­ва, зер­но­во­го хо­зяй­ст­ва.

Ин­те­гра­ци­он­ные про­цес­сы  бул­гар­ских  пле­мен в се­ре­ди­не VI в. бы­ли пре­рва­ны.  Бул­га­ры не ус­пе­ли объ­е­ди­нить­ся и  соз­дать  еди­ное го­сударство. Их судь­ба бы­ла ре­ше­на да­ле­ко на вос­то­ке, в Цен­траль­ной Азии. В 552 г. тюр­ки во гла­ве со сво­им ха­ном Ту­мы­ном одер­жа­ли по­бе­ду над жу­жа­ня­ми,  ко­то­рые в те­че­ние IV-V вв. гос­под­ство­ва­ли в сте­пях Цен­траль­ной Азии.  Это бы­ло  на­ча­лом Тюрк­ско­го  ка­га­на­та. Млад­ший  брат  Ту­мы­на  хан Ис­те­ми по­лу­чил за­да­чу под­чи­нить вла­сти тю­рок за­падные сте­пи. Мно­гие пле­ме­на и на­ро­ды Се­вер­ной Азии и Ка­зах­ста­на бы­ли под­чи­не­ны тюр­ка­ми.  Ава­ры, же­лая со­хра­нить свои си­лы, уш­ли на за­пад и в 50-х го­дах VI в.  поя­ви­лись в сте­пях За­пад­но­го При­кас­пия.  Пер­вы­ми на­па­де­нию авар под­верг­лись са­ви­ры и бар­си­лы.  За­тем в сою­зе с ала­на­ми ава­ры раз­гро­ми­ли  бул­гар-оно­гу­ров, пе­ре­сек­ли  Дон и ув­лек­ли с со­бой в Цен­траль­ную Ев­ро­пу ос­тат­ки ку­тур­гу­ров.  Объ­е­ди­нен­ные си­лы авар и ку­тур­гу­ров об­ру­ши­лись на  ан­тов.  То­гда же в Пан­но­нии (от­дель­ные час­ти тер­ри­то­рии со­вре­мен­ной Венг­рии,  Юго­сла­вии и Авст­рии) был соз­дан  Авар­ский  ка­га­нат.  Во гла­ве  сто­ял  хан Ба­ян.  Опи­ра­ясь на сис­те­му пан­нон­ских кре­по­стей (крин­гов) на Ду­нае,  ава­ры со­вер­ша­ли на­бе­ги на  сла­вян,  фран­ков, лан­го­бар­дов, а так­же на Ви­зан­тию.

Ава­ры не за­дер­жа­лись на зем­лях бул­гар ме­ж­ду До­ном и Ку­ба­нью. Их  власть над бул­га­ра­ми ока­за­лась не­проч­ной и не­про­дол­жи­тель­ной. Од­на­ко вслед за ава­ра­ми бул­га­ры бы­ли под­верг­ну­ты на­па­де­нию тю­рок. Бул­га­ры  в сою­зе с ала­на­ми пред­при­ня­ли по­пыт­ку за­щи­тить свои зем­ли,  но по­тер­пе­ли по­ра­же­ние. В 576 г. тюр­ки взя­ли Бос­пор (Керчь), а в 581 г.  оса­ди­ли Хер­со­нес (Кор­сунь), тем са­мым всту­пив в вой­ну с Ви­зан­ти­ей. Од­на­ко рас­пад Тюрк­ско­го ка­га­на­та в 584 г. на Вос­точ­ный и За­пад­ный и не­уря­ди­цы в За­пад­ном Тюрк­ском ка­га­на­те по­зво­ли­ли бул­га­рам активи­зировать свою борь­бу за ос­во­бо­ж­де­ние из-под вла­сти тю­рок. В этой борь­бе ин­те­ре­сы бул­гар и ви­зан­тий­цев сов­па­ли. Вско­ре Ви­зан­тия вер­нула свои вла­де­ния в Кры­му,  в том чис­ле и Бос­пор, что, ес­те­ст­вен­но, спо­соб­ст­во­ва­ло и ус­пе­ху бул­гар в борь­бе за свою са­мо­стоя­тель­ность.  Ос­лаб­ле­ние Тюрк­ско­го  и Авар­ско­го  ка­га­на­тов при­ве­ло к то­му,  что поя­ви­лось два цен­тра кон­со­ли­да­ции тюрко-язычных пле­мен в Вос­точ­ной Ев­ро­пе - на Ниж­нем До­ну и  За­пад­ном  Пред­кав­ка­зье во гла­ве с булга­рами и на Ниж­ней Вол­ге и Вос­точ­ном Пред­кав­ка­зье во гла­ве с ха­за­ра­ми,  что го­во­ри­ло о том, что про­ис­хо­дит кон­со­ли­да­ция  двух эт­но­сов и укреп­ление и обо­га­ще­ние их эт­но­ноо­сфер за счет воз­ни­каю­щих у пле­мен идеи един­ст­ва.

В Ви­зан­тий­ских ис­точ­ни­ках го­во­рит­ся об уча­стии бул­гар в со­ста­ве авар­ских войск в вой­нах про­тив Ви­зан­тии. Фео­фи­лакт Си­мо­кат­та сооб­щает  о бит­ве ви­зан­тий­цев  с бул­гар­ским от­ря­дом  в 90-х го­дах VI в.[xli] Бул­га­ры шли в аван­гар­де авар­ских войск в 598 г., ко­гда ка­ган ре­шил во­зобновить вой­ну с Ви­зан­ти­ей. Бул­га­ры, ви­ди­мо,  при­ни­ма­ли ак­тив­ное уча­стие и в по­ли­ти­че­ской жиз­ни Авар­ско­го ка­га­на­та.  Так, они ак­тив­но вклю­чи­лись в борь­бу по во­про­су о пре­сто­ло­нас­ле­дии по­сле смер­ти ка­гана Бая­на.  То­гда бул­га­ры вы­дви­ну­ли сво­его пре­тен­ден­та в про­ти­во­вес авар­ско­му. Од­на­ко бул­гар­ская груп­па по­тер­пе­ла по­ра­же­ние и вы­ну­ж­де­на бы­ла бе­жать  к  франк­ско­му ко­ро­лю. Он раз­ре­шил им раз­мес­тить­ся в Ба­варии, но за­тем, пе­ре­ду­мав, ре­шил из­ба­вить­ся от во­ин­ст­вен­ных и опас­ных со­се­дей; на­пал на них  и  пе­ре­бил  боль­шин­ст­во из них.  Из 9 ты­сяч че­ло­век спас­лось лишь 700, ко­то­рые уш­ли к лан­го­бар­дам в Ита­лию, где ос­тат­ки бул­гар жи­ли еще в VIII в.  и пом­ни­ли свой язык[xlii].  К на­ча­лу VII в.  ава­ры уже не в со­стоя­нии бы­ли кон­тро­ли­ро­вать по­ло­же­ние дел в При­азовье.

На ру­бе­же  VI  и  VII  вв.  на­ча­лись вос­ста­ния про­тив За­пад­но-Тюрк­ско­го ка­га­на­та на­ро­дов,  оби­таю­щих  на  Се­вер­ном  Кав­ка­зе. Пер­выми вос­ста­ли со­сед­ние с бул­га­ра­ми ого­ры, но по­тер­пе­ли по­ра­же­ние.  Од­на­ко не­удач­ная вой­на тю­рок с Пер­си­ей ос­ла­би­ла их.  К то­му же нача­лись раз­до­ры в са­мом ка­га­на­те. “Борь­ба этих пле­мен, - пи­шет Н.Я.Мер­перт, - и пре­ж­де все­го бол­гар,  не­ма­ло спо­соб­ст­во­ва­ла дальней­шему ос­лаб­ле­нию ка­га­на­та и вре­мен­но­му пре­кра­ще­нию тюрк­ских похо­дов на за­пад. Эти со­бы­тия при­влек­ли  к се­бе  са­мое  при­сталь­ное внима­ние  Ви­зан­тии,  ко­то­рая всту­пи­ла в это вре­мя в ре­шаю­щую фа­зу сво­ей борь­бы с ава­ра­ми и бы­ла за­ин­те­ре­со­ва­на в обес­пе­че­нии сво­его ты­ла  на  се­ве­ро-вос­то­ке и в силь­ном со­юз­ни­ке на этой тер­ри­то­рии”[xliii]. Та­ки­ми со­юзниками мог­ли быть в сло­жив­ших­ся ус­ло­ви­ях толь­ко бул­га­ры.

По со­об­ще­нию Ни­ки­фо­ра, не­за­дол­го до по­пыт­ки ава­ров за­хва­тить им­пе­ра­то­ра Ирак­лия (при­мер­но в 619г.)  “го­су­дарь гунн­ско­го на­ро­да вме­сте со свои­ми пра­ви­те­ля­ми и до­ри­фо­ра­ми при­был в Ви­зан­тию,  домо­гаясь  у  им­пе­ра­то­ра  раз­ре­ше­ния  при­нять хри­сти­ан­ст­во.  Тот же охот­но его  при­нял  и ро­мей­ские ар­хон­ты бы­ли вос­при­ем­ни­ка­ми гунн­ских ар­хонтов, а их же­ны - гунн­ских жен, и их ок­ре­сти­ли в бо­же­ст­вен­ной  ку­пели.  И так­же они бы­ли ода­ре­ны им­пе­ра­тор­ски­ми да­ра­ми и бы­ли наде­лены зва­ния­ми. Им­пе­ра­тор удо­сто­ил са­ном пат­ри­кия их иге­мо­на и благо­склонно от­пус­тил (их) в гунн­скую стра­ну”[xliv]. “Гунн­ской стра­ной” в то вре­мя гре­ки на­зы­ва­ли сте­пи ме­ж­ду Азов­ским и Кас­пий­ским мо­ря­ми, т.е. зем­ли в ос­нов­ном за­се­лен­ные бул­гар­ски­ми пле­ме­на­ми. Так как это писа­лось в IX в., то для Ни­ки­фо­ра опи­сы­вае­мые  со­бы­тия уже бы­ли да­ле­кой ста­ри­ной,  по­это­му не уди­ви­тель­но, что  он  сме­ши­вал  гун­нов  и  бул­гар.  Ссы­ла­ясь  на  И.Мар­квар­та, Н.Я.Мер­перт ука­зы­ва­ет,  что,  ви­ди­мо, при­бывший в Кон­стан­ти­но­поль гунн­ский вождь был князь Ор­га­на, возглав­лявший то­гда силь­ное объ­е­ди­не­ние бул­гар­ских пле­мен[xlv].

Внеш­не­по­ли­ти­че­ские ин­те­ре­сы Ви­зан­тии, на­прав­лен­ные на ос­лаб­ле­ние влия­ния ава­ров и тю­рок, и воз­ни­каю­ще­го в  При­азо­вье  го­су­дар­ст­ва бул­гар в пер­вой тре­ти VII в. сов­па­ли, что и обес­пе­чи­ло их вза­им­ное при­тя­же­ние.  В 619-620 гг. ава­ры в сою­зе с пер­са­ми дош­ли до стен Кон­стан­ти­но­по­ля, но бы­ли раз­би­ты. Но­вая по­пыт­ка до­бить­ся пре­вос­ход­ст­ва над ви­зан­тий­ца­ми в 627  г.  за­кон­чи­лась по­ра­же­ни­ем ава­ров.  Зна­чи­тель­ный  урон мо­щи ава­ров на­нес­ли вос­ста­ния пле­мен, за­вое­ван­ных ава­ра­ми.  Так, в 623-624 гг.  вос­ста­ли сла­вян­ские пле­ме­на,  а в 631 г. - ку­тур­гу­ры. Оба вос­ста­ния бы­ли жес­то­ко по­дав­ле­ны.  Ос­тат­ки ку­тур­гу­ров в 633 г.  уш­ли на Дон и вос­со­еди­ни­лись  со свои­ми род­ст­вен­ни­ка­ми по кро­ви утур­гу­ра­ми-бол­га­ра­ми. В те же го­ды бул­га­ры су­ме­ли до­бить­ся не­ма­лых ус­пе­хов в борь­бе с  За­пад­но-Тюрк­ским ка­га­на­том.  В 30-х го­дах VII в.  при­азов­ские пле­ме­на во­шли в со­став но­во­го бул­гар­ско­го  пле­мен­но­го  сою­за,  на­прав­лен­но­го  как про­тив Авар­ско­го, так и про­тив За­пад­но-Тюрк­ско­го ка­га­на­тов.

Ог­ром­ные про­стран­ст­ва Ев­ра­зии от Кар­пат  до  Ал­тая  за­ни­ма­ли тюр­коя­зыч­ные пле­ме­на.  Мно­го об­ще­го бы­ло ме­ж­ду ни­ми: язык, ве­ра в вер­хов­ное бо­же­ст­во Тен­гри,  убе­ж­де­ние в  общ­но­сти  пред­ков,  быт, пре­дания,  об­раз жиз­ни,  т.е.  су­ще­ст­во­ва­ли ус­ло­вия, ко­то­рые способство­вали соз­да­нию об­щей эт­но­ноо­сфе­ры всех тю­рок.  Од­на­ко это­го не про­изошло.  К VII в. об­ра­зо­ва­лись три оча­га эт­но­ноо­сфе­ры: ава­ров, бул­гар и тюр­ков. Авар­ская эт­но­ноо­сфе­ра во вра­ж­деб­ном ок­ру­же­нии по­сте­пен­но по­дав­ля­лась,  раз­ру­ша­лась и,  на­ко­нец, не вы­дер­жав мощ­но­го на­по­ра эт­ноноосфер ок­ру­жаю­щих ев­ро­пей­ских на­ро­дов, ис­чез­ла.  Окон­ча­тель­но  ава­ры бы­ли раз­гром­ле­ны Кар­лом Ве­ли­ким в 891 г. Ос­тат­ки ава­ров рас­творились сре­ди ок­ру­жаю­щих на­ро­дов,  ни­че­го  от них не ос­та­лось, лишь пре­да­ния. “Сги­ну­ли, как об­ры”, - ска­за­но в рус­ской ле­то­пи­си.  Эт­ноноосферы бул­гар и тю­рок со­хра­ни­лись, ук­ре­пи­лись  и  яви­лись осно­вой эт­но­ноо­сфе­ры мно­гих бул­гар­ских и тюрк­ских на­ро­дов.  Бул­га­ры и тюр­ки бы­ли на­столь­ко друг дру­гу  близ­ки, что да­же за­ме­на в VI в.  бул­гарской ари­сто­кра­тии тюрк­ской не ска­за­лась су­ще­ст­вен­ным об­ра­зом на  их  эт­но­ноо­сфе­ре. “...Гос­под­ство родоплеменной груп­пы ути­гу­ров в вос­точ­ной час­ти Пред­кав­ка­зья,  - пи­шет А.В.Гад­ло,- за­вер­ши­лось толь­ко по­сле их ожес­то­чен­ной борь­бы с  тюр­ка­ми в 70-х го­дах VI в.  Но как сле­дует из тек­ста Ме­нан­д­ра, кон­фе­де­ра­ция ути­гу­ров под уда­ра­ми тю­рок не рас­па­лась,  па­ла лишь ее вер­хуш­ка,  за­ме­щен­ная пред­ста­ви­те­лем Тюрк­ской во­ен­ной ари­сто­кра­тии”[xlvi].

Ве­ли­кая Бул­га­рия: взлет и ги­бель. Ор­га­на, по­ки­дая Константи­нополь по­сле ус­пеш­ных пе­ре­го­во­ров с им­пе­ра­то­ром Ирак­ли­ем, ос­та­вил там за­лож­ни­ком сво­его ма­ло­лет­не­го пле­мян­ни­ка Куб­ра­та.  По сообще­нию ав­то­ра VII в. епи­ско­па Ио­ан­на Ни­ки­ус­ско­го, Куб­рат им­пе­ра­тор­ским дво­ром был при­нят бла­го­склон­но, кре­щен там и вос­пи­тан. У Куб­ра­та  сло­жи­лись  близ­кие от­но­ше­ния с им­пе­ра­то­ром Ирак­ли­ем.  По­сле смер­ти Ор­га­ны во гла­ве бул­гар­ской дер­жа­вы ока­зал­ся че­ло­век, близ­кий   по   ду­ху ви­зан­тий­цам  и  пре­дан­ный  им­пе­ра­то­ру[xlvii].

Куб­рат ус­пеш­но про­дол­жал на­ча­тое  Ор­га­ной  объ­е­ди­не­ние  бул­гар­ских  пле­мен и ос­во­бо­ж­де­ние их из-под вла­сти За­пад­но-Тюрк­ско­го ка­га­на­та. Ни­ки­фор (IX в.),  опи­сы­вая со­бы­тия под 635 г., от­ме­чал: “В те же са­мые вре­ме­на вос­стал вновь Кув­рат,  род­ст­вен­ник Ор­га­ны, го­су­дарь  гун­но-гун­ду­ров,  про­тив  авар­ско­го ка­га­на и весь на­род, ко­то­рый нахо­дился во­круг не­го, под­вер­гая ос­корб­ле­ни­ям, про­гнал из род­ной зем­ли.  (Кув­рат) при­слал по­слов к Ирак­лию и за­клю­чил с ним мир, ко­то­рый они со­хра­ня­ли до кон­ца сво­ей жиз­ни. И Ирак­лий по­слал ему  по­дар­ки и удо­стоил са­на пат­ри­кия”[xlviii].  Н.Я.Мер­перт убе­ди­тель­но до­ка­зал,  что Ни­ки­фор  сло­ва  сво­его  пред­ше­ст­вен­ни­ка епи­ско­па  Ио­ан­на,  что  “си­лой и све­том жи­во­тво­ря­ще­го кре­ще­ния он (Куб­рат - Р.Б.) по­бе­дил всех вар­ва­ров и языч­ни­ков”, вос­при­нял как его  по­бе­ду над ава­ра­ми,  в то вре­мя как это бы­ло из­гна­ни­ем тю­рок[xlix].  Ос­во­бо­див­шись из под вла­сти  За­пад­но-Тюрк­ского ка­га­на­та,  Куб­рат рас­ши­рил и ук­ре­пил свою дер­жа­ву,  ко­то­рую гре­ки на­зы­ва­ли Ве­ли­кой Бул­га­ри­ей.

Та­кой ис­точ­ник, как “Ар­мян­ская гео­гра­фия VII в.”, ука­зы­ва­ет, что бул­гар­ские пле­ме­на рас­по­ла­га­лись к се­ве­ру от р.Ку­бань в рай­оне Гиний­ских, или Бул­гар­ских, гор, ко­то­рые обыч­но ото­жде­ст­в­ля­ют с Ер­ге­ня­ми,  тя­ну­щи­ми­ся от Вол­ги до Ма­ны­ча,  или со  Став­ро­поль­ской возвышенно­стью[l]. Бул­га­ры име­ну­ют­ся по на­зва­ни­ям рек, ука­зы­ва­ет ис­точ­ник: ку­пи-бул­гар, ду­чи-бул­кар, ог­хон­дор-блкар, ко­то­рые при­шель­цы, чдар-бол­кар. А.В.Гад­ло пи­шет, что до се­го вре­ме­ни на­зва­ния рек ар­мян­ско­го источ­ника не уда­лось идентифицировать с  со­вре­мен­ны­ми  на­зва­ния­ми,  кро­ме р.Ку­пи - Ку­бань.  “То есть из тек­ста яв­но сле­ду­ет, - пи­шет уче­ный, - что ку­пи-бул­гар, ду­чи-бул­кар и чдар-бол­кар - это ста­рые объ­е­ди­не­ния бул­гар­ских ро­дов, на­хо­див­ших­ся в этом рай­оне до при­хо­да сю­да пле­ме­ни оно­гу­ров.  По­след­ние, ви­ди­мо,  под­чи­нив се­бе часть бул­гар и слив­шись с нею, ста­ли здесь гос­под­ствую­щей груп­пи­ров­кой”[li]. То, что эт­но­ним “бул­гар” впо­след­ст­вии  по­бе­дил все ос­таль­ные пле­мен­ные на­зва­ния и стал об­щим на­име­но­ва­ни­ем всех род­ст­вен­ных пле­мен,  го­во­рит о бо­лее вы­со­ком ду­хов­ном и куль­тур­ном раз­ви­тии соб­ст­вен­но бул­гар, этноноо­сфера ко­то­рых во­бра­ла в се­бя за­ро­ж­даю­щие­ся эт­но­ноо­сфе­ры всех  пле­мен и ста­ла об­ще­бул­гар­ской.  Од­на­ко ви­зан­тий­ские ис­точ­ни­ки еще и в IX в. (Ни­ки­фор) про­дол­жа­ют на­зы­вать бул­гар по-ста­ро­му унногунду­рами, т.е.  оно­гу­ра­ми,  что уже не со­от­вет­ст­во­ва­ло их са­мо­на­зва­нию. При Куб­ра­те в Ве­ли­кой Бул­га­рии ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась хо­зяй­ст­вен­ная  жизнь. Древ­ние го­ро­да Та­ма­ни те­перь при­над­ле­жа­ли бул­га­рам. Осо­бен­но выде­лялась сре­ди дру­гих го­ро­дов Фа­на­го­рия,  ко­то­рая ста­ла  сто­ли­цей но­во­го  го­су­дар­ст­ва.  В  это вре­мя в стра­не на­чи­на­ют скла­ды­вать­ся три социаль­ные груп­пы:  бул­га­ры-ко­чев­ни­ки, бул­га­ры-зем­ле­дель­цы и бул­га­ры-ре­месленники в го­ро­дах. Пер­во­му го­су­дар­ст­ву бул­гар не бы­ло су­ж­де­но дол­го­ле­тие - оно про­су­ще­ст­во­ва­ло все­го чет­верть  ве­ка. Ве­ли­кая  Булга­рия  не на­мно­го пе­ре­жи­ла смерть сво­его ос­но­ва­те­ля - Куб­рат умер в цар­ствование ви­зан­тий­ско­го  им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на II (641-668), предпо­ложительно в 642 г. По­сле его смер­ти бул­гар­ские пле­ме­на, сла­бо связан­ные ме­ж­ду со­бой эко­но­ми­че­ски, ста­ли про­во­дить са­мо­стоя­тель­ную поли­тику.

Вот что пи­сал Фео­фан под 671 г. о со­бы­ти­ях в Ве­ли­кой Бул­га­рии по­сле смер­ти Куб­ра­та:  “На вос­точ­ных  бе­ре­гах  Ме­о­тий­ско­го  озе­ра (Азов­ско­го  мо­ря  - Р.Б.) за Фа­на­го­ри­ею кро­ме Ев­ре­ев жи­вут мно­гие на­роды. За тем озе­ром вы­ше ре­ки Ку­фи­са (Ку­ба­ни - Р.Б.), в ко­то­рой ло­вят бол­гар­скую ры­бу ксист,  на­хо­дит­ся древ­няя ве­ли­кая Бол­га­рия, и жи­вут со­пле­мен­ные Бол­га­рам Кот­ра­ги. Во вре­мя Кон­стан­ти­на на за­па­де  ...  Кро­ват  (Куб­рат - Р.Б.) об­ла­да­тель Бол­га­рии и Кот­ра­гов скон­чал­ся, оста­вив пя­те­рых сы­нов, ко­то­рым за­ве­щал ни­ко­гда не рас­хо­дить­ся:  ибо та­ким толь­ко об­ра­зом мог­ли они все­гда вла­ды­че­ст­во­вать и ос­тать­ся не порабощенными от дру­го­го на­ро­да.  Но не в  про­дол­жи­тель­ном вре­ме­ни по кон­чине его,  пять сы­нов его при­шли в не­со­гла­сие и ра­зо­шлись все, ка­ж­дый с под­вла­ст­ным ему на­ро­дом. Стар­ший сын,  по име­ни Ват­ваи­ан (Бат­бай - Р.Б.),  со­блю­дая  за­ве­ща­ние от­ца по ны­не ос­тал­ся в зем­ле сво­их пред­ков;  вто­рой сын, брат его по име­ни Кот­раг, пе­ре­шед­ший за Та­на­ис (Дон - Р.Б.), по­се­лил­ся на­су­про­тив стар­ше­го бра­та;  чет­вер­тый и пя­тый, пере­шедшие за Истр, или Ду­най,  один,  по­ко­рясь Ха­га­ну Авар­ско­му,  ос­тал­ся с  на­ро­дом сво­им в Пан­но­нии Авар­ской,  дру­гой, при­шед­ши в Пентапо­лис при Ра­вен­не (Ита­лия - Р.Б.), по­ко­рил­ся ца­рям Хри­сти­ан­ским. По­том тре­тий по  стар­шин­ст­ву,  пе­ре­шед­ши  Да­на­прис  (Днепр - Р.Б.) и Данасе­рис (Днестр - Р.Б.) и ос­та­но­вив­шись у Оль­ги (Н.Я.Мер­перт:  в пе­ре­во­де ошиб­ка,  не ре­ка, а ме­ст­ность, на­зы­вае­мая Ог­лон-угол), ре­ки те­ку­щая се­вернее Ду­ная по­се­лил­ся ме­ж­ду пер­вы­ми ре­ка­ми и  сею  по­след­нею,  на­ходя сию стра­ну ото­всю­ду безо­пас­ною и не­пре­обо­ри­мою: впе­ре­ди она бо­ло­ти­ста,  с дру­гих сто­рон за­щи­ще­на ре­ка­ми, итак на­ро­ду ос­лаб­лен­но­му чрез раз­де­ле­ние пред­став­ля­ла ве­ли­кую безо­пас­ность от вра­гов.  Ко­гда та­ким об­ра­зом раз­де­ли­лись на пять час­тей  и ста­ли ма­ло­чис­лен­ны, то Ха­за­ры ве­ли­кий на­род, вы­шед­ший из Вер­зи­лии (Бер­си­лии - Б.Р.) са­мой даль­ней стра­ны пер­вой Сар­ма­тии,  ов­ла­дел всею За­пон­тий­скою  Болга­риею до са­мо­го Пон­та (Чер­но­го мо­ря - Р.Б.),  и сде­лав­ши дан­ни­ком стар­ше­го бра­та Ват­вайя,  на­чаль­ни­ка пер­вой Бол­га­рии, по­ны­не по­лу­ча­ет от не­го по­да­ти”[lii].

Поч­ти то же са­мое с упо­ми­на­ни­ем пя­те­рых сы­но­вей Куб­ра­та, кото­рые не ис­пол­ни­ли за­ве­ща­ния от­ца о един­ст­ве,  пи­шет Ни­ки­фор: “Из них пер­вый сын по име­ни Ва­ян,  ос­тал­ся, со­глас­но при­ка­зу от­ца, на ро­до­вой зем­ле по сю по­ру. Вто­рой, име­нуе­мый Кот­ра­гом, пе­ре­пра­вив­ший­ся че­рез ре­ку Та­на­ис, по­се­лил­ся на­про­тив не­го; чет­вер­тый пе­ре­шел ре­ку Истр в Пан­но­нию, ко­то­рая ны­не на­хо­дит­ся под вла­стью ава­ров, и по­се­лил­ся пу­тем за­клю­че­ния сою­за сре­ди ме­ст­ных пле­мен; пя­тый же,  обосновав­шийся в Ра­венн­ском Пан­та­по­ли­се,  стал под­дан­ным ро­ме­ев.  По­след­ний из них, тре­тий брат, по име­ни Ас­па­рух, пе­рей­дя ре­ки До­напр и Да­настр,  по­се­лил­ся в ме­ст­но­сти око­ло Ис­т­ра,  за­няв удоб­ную  для  по­се­ле­ния ме­стность,  на­зы­вае­мую на их язы­ке Ог­лом, не­удоб­ную и не­дос­туп­ную для вра­гов”[liii].

Н.Я.Мер­перт счи­та­ет,  что  в при­ве­ден­ных рас­ска­зах Фео­фа­на и Ни­ки­фо­ра сум­ми­ро­ва­на вся свя­зан­ная  с  Куб­ра­том  древ­няя  ис­то­рия бул­гар, спрес­со­ван­ная во вре­ме­ни, но на ос­но­ве дей­ст­ви­тель­но состояв­шихся со­бы­тий. Так, он счи­та­ет, что со­бы­тия, свя­зан­ные с чет­вер­тым и пя­тым сы­новь­я­ми Куб­ра­та на са­мом де­ле про­изош­ли рань­ше и ни к не­му,  ни к его сы­новь­ям (еще не из­вест­но бы­ли ли они) от­но­ше­ния не име­ют[liv].  Та­ким об­ра­зом, на­род бул­гар­ский рас­ко­лол­ся,  но об­ще­бул­гар­ская  этно­ноосфера су­ще­ст­во­ва­ла,  по­ка бул­га­ры осоз­на­ва­ли се­бя еди­ным на­ро­дом и не во­шли  в  по­сле­дую­щее вре­мя  в ка­че­ст­ве эт­ни­че­ских суб­стра­тов  в эт­но­ге­нез дру­гих на­ро­дов. У волж­ских и ду­най­ских бул­гар ощу­ще­ние при­над­леж­но­сти к эт­но­ноо­сфе­ре древ­них бул­гар не про­па­ло до сих пор, по край­ней ме­ре, у час­ти этих на­ро­дов оно жи­во.

Что ка­са­ет­ся сы­но­вей Куб­ра­та,  то все ис­то­ри­ки при­зна­ют, что Бат­бай  и  Ас­па­рух яв­ля­ют­ся ре­аль­но су­ще­ст­во­вав­ши­ми ис­то­ри­че­ски­ми ли­цами, но Кот­раг (Код­рак), счи­та­ет Н.Я. Мер­перт, это не ре­аль­ное ли­цо,  а  лишь  один  из при­ня­тых у ви­зан­тий­ских ав­то­ров на­зва­ние пле­ме­ни ку­тургуров[lv].  Но мы мо­жем вспом­нить, что у тюр­коя­зыч­ных пле­мен и на­родов, ви­ди­мо, бы­ло не ред­ко­стью на­зы­вать пле­мя или на­род по име­ни во­ж­дя или ха­на, ко­то­рый ока­зал им в свое прав­ле­ние наи­боль­шую ус­лу­гу, за­пом­нил­ся им свои­ми вы­даю­щи­ми­ся де­ла­ми.  Так, в по­сле­дую­щем уз­беки на­зва­лись по име­ни Уз­бек-ха­на, а но­гай­цы  -  по име­ни тем­ни­ка Но­гая.  Воз­­мож­но,  в дан­ном слу­чае с име­нем Кот­ра­га про­изош­ло не­что по­добное,  хо­тя ис­то­ри­ки не со­хра­ни­ли его имя и не мог­ли со­хра­нить,  ибо он со сво­им сою­зом пле­мен ушел за Дон,  ви­ди­мо,  на его сред­нее тече­ние и по­это­му  ока­зал­ся вне по­ля зре­ния ви­зан­тий­ских и ар­мян­ских авто­ров. Бат­бай сто­ял во гла­ве ку­бан­ской груп­пы бул­гар (ку­пи-бул­гар), а Ас­парух воз­глав­лял пле­ме­на во­гхан­дор, ун­но­гун­ду­ров ви­зан­тий­ских авто­ров. Во­гхан­до­ры, ви­ди­мо, то­ж­де­ст­вен­ны ог­хон­дор-блка­рам ар­мян­ских ис­точ­ни­ков.

При­чи­ной ги­бе­ли  Ве­ли­кой  Бол­га­рии явил­ся Ха­зар­ский ка­га­нат, ко­то­рый воз­ник в ре­зуль­та­те рас­па­да За­пад­но-Тюрк­ско­го ка­га­на­та  в се­редине VII в., его экс­пан­сия на со­сед­ние зем­ли. Ха­зар­ский ка­га­нат как на­след­ник Тюрк­ско­го го­су­дар­ст­ва не мог не пре­тен­до­вать на бул­гар­ские зем­ли, ко­то­ры­ми ко­гда-то вла­де­ли тюр­ки. Нель­зя сбра­сы­вать со сче­тов и то об­стоя­тель­ст­во,  что ха­за­ры  и бул­га­ры  бы­ли род­ст­вен­ны­ми  наро­дами и борь­ба ме­ж­ду ни­ми как бы шла за пер­вен­ст­во в еди­ном нацио­нальном го­су­дар­ст­ве.  Ви­ди­мо, по­сле смер­ти Куб­ра­та, борь­ба ме­ж­ду ха­зарами и бул­га­ра­ми шла с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом, ибо она за­кон­чи­лась лишь к 80-м го­дам VII в.  пол­ной по­бе­дой  ха­зар.  Пле­ме­на,  ко­то­рые по­желали быть в Ха­зар­ском ка­га­на­те, ос­та­лись (Бат­бай), а те, ко­то­рые не по­же­ла­ли под­чи­нить­ся ха­за­рам, уш­ли (Ас­па­рух, Код­рак).

О со­бы­ти­ях то­го вре­ме­ни С.А.Плет­не­ва пи­шет:  “Од­на­ко  ха­за­ры бы­ли эт­ни­че­ски очень близ­ки бол­га­рам.  Кро­ме то­го, в кон­фе­де­ра­цию ха­зарских ро­дов вхо­ди­ли и мно­го­чис­лен­ные бол­гар­ские ро­ды.  Ос­лаб­ле­ние  Ве­ли­кой  Бол­га­рии  при­ве­ло  ха­зар­ских пра­ви­те­лей к мыс­ли о присоеди­нении к сво­ему объ­е­ди­не­нию и при­азов­ских бол­гар,  а так­же о за­хва­те их ве­ли­ко­леп­ных па­ст­бищ и на­чи­наю­щих от­страи­вать­ся чер­но­мор­ских пор­тов. За­хват При­азо­вья ка­зал­ся ха­за­рам на­столь­ко важ­ным,  что царь Ио­сиф счи­тал этот по­ли­ти­че­ский акт на­ча­лом об­ра­зо­ва­ния Ха­зар­ско­го госу­дарства”[lvi].

Бул­га­ры в Ха­зар­ском ка­га­на­те.  В се­ре­ди­не VII в. во­круг Кав­ка­за  воз­ник­ли три цен­тра кон­со­ли­да­ции пле­мен и на­ро­дов,  жи­ву­щих там: Араб­ский Ха­ли­фат, Ха­зар­ский ка­га­нат и Ве­ли­кая Бол­га­рия, т.е. сущест­вовало  три  эт­но­ноо­сфе­ры  при­тя­же­ния.  Ра­но или позд­но они долж­ны бы­ли прий­ти в со­при­кос­но­ве­ние и по­вес­ти борь­бу за пре­об­ла­да­ние. Наи­более силь­ной эт­но­ноо­сфе­рой бы­ла араб­ская, воз­ник­шая на ос­но­ве все­сторонне и глу­бо­ко раз­ра­бо­тан­ной ре­ли­ги­оз­ной  идео­ло­гии ис­ла­ма. Еще в пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния Ве­ли­кой Бол­га­рии ара­бы име­ли о ней све­де­ния, но вплот­ную столк­нуть­ся с бул­га­ра­ми ара­бам при­шлось уже по­сле ее рас­па­да в вой­нах с Ха­зар­ским ка­га­на­том.

Стра­ну бул­гар ара­бы на­зы­ва­ли Ба­ланд­жар (Бе­ленд­жер). Пра­виль­ное про­из­но­ше­ние тех или иных на­зва­ний, упо­ми­нае­мых араб­ски­ми авто­рами сред­не­ве­ко­вья, за­труд­не­но тем, что в араб­ских сло­вах глас­ные пи­шутся не все­гда, а древ­ние на­зва­ния дав­но вы­шли из упот­реб­ле­ния,  по­этому как про­из­но­сят­ся пе­ре­ве­ден­ные с араб­ско­го со­че­та­ния букв “б-нг-р” и “б-л-нг-р” ска­зать труд­но.  Так же  при­мер­но об­сто­ит де­ло с древне­еврейским язы­ком.

Вот что пи­сал в X в.  о рас­смат­ри­вае­мых на­ми вре­ме­ни и со­бы­ти­ях ха­зар­ский царь Ио­сиф в сво­ем пись­ме к ис­пан­ско­му ев­рею  Хас­даю  ибн-Шаф­ру­та:  “...Ко­гда  мои  пред­ки  бы­ли еще ма­ло­чис­лен­ны, все­свя­тый, - бла­го­сло­вен он, - дал им си­лу,  мощ­ность  и  кре­пость. Они ве­ли вой­ну за вой­ной со мно­ги­ми на­ро­да­ми,  ко­то­рые бы­ли мо­гу­ще­ст­вен­нее и силь­нее их. С по­мо­щью божь­ей они про­гна­ли их и за­ня­ли их стра­ну, а не­ко­то­рых из них за­ста­ви­ли пла­тить дань до на­стоя­ще­го дня.  В стра­не, в ко­то­рой я жи­ву, жи­ли пре­ж­де  В-Н-Н-Т-Р’ы. На­ши пред­ки,  ха­за­ры, вое­ва­ли с ни­ми. В-Н-Н-Т-Р’ы бы­ли бо­лее мно­го­чис­лен­ны, как пе­сок у мо­ря, но не мог­ли ус­то­ять пе­ред ха­за­ра­ми. Они ос­та­ви­ли свою стра­ну и бе­жа­ли,  а те пре­сле­до­ва­ли их, по­ка не на­стиг­ли их,  до ре­ки по име­ни “Ду­на” (Дон - Р.Б.). До на­стоя­ще­го дня  они  рас­по­ло­же­ны  на  ре­ке “Ду­на” и поблизо­сти от Кус­тан­ди­ны (Кон­стан­ти­но­поль - Р.Б.), а ха­за­ры за­ня­ли их стра­ну до на­стоя­ще­го дня”[lvii].

Ис­то­ри­ки все­гда  об­ра­ща­ли  вни­ма­ние  на пра­виль­ный пе­ре­вод с араб­ско­го язы­ка сред­не­ве­ко­вых на­зва­ний на­ро­дов,  го­ро­дов,  стран. Так,  на­при­мер,  бул­га­ро-та­тар­ский мыс­ли­тель Ш.Мард­жа­ни, от­ме­чал, что сто­ли­цей у са­вир и бар­сил был го­род Бе­ленд­жер (Ба­ранд­жар, Ва­ра­чан),  и  пи­сал: “Не мо­жет вы­звать удив­ле­ния на­пи­са­ние ара­ба­ми на­зва­ния “Бул­гар” как Былхер” или “Бе­ленд­жер”  -  та­ков  ха­рак­тер ара­би­за­ции ино­языч­ных слов”[lviii], тем са­мым пред­­полагая, что го­род так был на­зван по име­ни бул­гар.

До­ка­за­тель­ное ре­ше­ние во­про­са да­ют изы­ска­ния А.В.Гад­ло,  кото­рый пи­шет:  “Ка­кие груп­пы ко­чев­ни­ков Се­вер­но­го Кав­ка­за в  Ира­не на­зывали б-нг-р и б-л-нг-р ус­та­нав­ли­ва­ет­ся с по­мо­щью ви­зан­тий­ских ис­точников. Вспом­ним,  что во вто­рой по­ло­ви­не 60-х го­дов (VI в. - Р.Б),  по дан­ным ви­зан­тий­ских ав­то­ров,  тюр­ки столк­ну­лись на Се­вер­ном Кав­ка­зе с ого­ра­ми (уг­ра­ми) и ути­гу­ра­ми (бул­га­ра­ми-оно­гу­ра­ми).  Пре­вра­ще­ние пер­вых в б-нг-р (б-ндж-р),  а вто­рых в б-л-нг-р (б-ндж-р) в пех­ле­вий­ской транс­ли­те­ра­ции  впол­не  ве­ро­ят­но.  Фор­ма б-л-нг-р весь­ма близ­ка фор­ме в-н-н-т-р, ка­кую со­хра­ни­ло имя оно­гу­ров в ев­рей­ско-ха­зар­ской пере­писке X  в.  И.Мар­кварт  ви­дел  в пер­вом из этих эт­но­ни­мов имя бул­гар,  а вто­рой со­пос­тав­лял с име­нем глав­но­го го­ро­да да­ге­стан­ских гун­нов (са­ви­ров - Р.Б.)  Ва­ра­ча­ном.  Од­на­ко  ис­точ­ни­ки кор­рек­ти­ру­ют это мне­ние.  Ба­ланд­жар - это зна­чи­тель­ное эт­но­по­ли­ти­че­ское объ­е­ди­не­ние с  се­редины  VI  в.  до 20-х го­дов  VIII в.,  ак­тив­но дей­ст­вую­щее в вос­точ­ной час­ти цен­траль­но­го Пред­кав­ка­зья. С мо­мен­та пер­во­го по­яв­ле­ния в Пред­кавказье тю­рок оно  вхо­дит в со­став Тюрк­ско­го ка­га­на­та и вы­сту­па­ет его со­юз­ни­ком. Ба­ланд­жа­ры не то­ж­де­ст­вен­ны ха­за­рам. Пе­ри­од их активно­сти сов­па­да­ет  с  пе­рио­дом  ак­тив­но­сти  оно­гу­ро-бул­гар­ских  пле­мен­ных групп. ...В ира­но-араб­ском тер­ми­не ба­лан­гар, та­ким об­ра­зом, мог­ли со­единиться  эт­ни­че­ское  имя бул­гар-оно­гу­ров и на­име­но­ва­ние кон­крет­ной вос­точ­ной груп­пы кон­фе­де­ра­ции ути­гу­ров, с VII в. оно­гу­ров”[lix].

Ко­гда Тюрк­ский ка­га­нат рас­пал­ся, часть тю­рок, ха­за­ры и ба­си­лы,  сме­шав­шись,  со­ста­ви­ли  под воз­дей­ст­ви­ем эт­но­ноо­сфе­ры ха­зар, как бо­лее силь­ных в ду­хов­ном и куль­тур­ном от­но­ше­нии, но­вый эт­нос, актив­ный,  ра­бо­то­спо­соб­ный и вы­нос­ли­вый.  В VII и на­ча­ле VIII вв. их сто­ли­ца Се­мен­дер стоя­ла на бе­ре­гу ре­ки Те­рек.  Кро­ме ха­зар,  в ка­га­на­те жи­ли не сме­шав­шая­ся с ни­ми часть бар­сил,  бул­га­ры, са­ви­ры, ала­ны, ев­реи, пече­неги, гу­зы и др. Их со­се­дя­ми бы­ли на Кав­ка­зе гор­цы и ала­ны, на До­ну чер­ные (или внут­рен­ние) бул­га­ры, на се­ве­ре волж­ские бул­га­ры,  на вос­токе пе­че­не­ги и гу­зы.  В со­ци­аль­ном пла­не на­се­ле­ние Ха­зар­ско­го ка­га­ната со­стоя­ло из зем­ле­дель­цев, ре­мес­лен­ни­ков и ко­чев­ни­ков, силь­ные по­зи­ции в го­ро­дах за­ни­ма­ли куп­цы, пре­ж­де все­го ев­реи и пер­сы. В рели­гиозном от­но­ше­нии ха­зар­ское го­су­дар­ст­во в оди­на­ко­вой сте­пе­ни опира­лось на ис­лам, хри­сти­ан­ст­во и иу­да­изм.

Уже в на­ча­ле сво­его су­ще­ст­во­ва­ния мо­ло­до­му ха­зар­ско­му  государ­ству при­шлось столк­нуть­ся с Араб­ским ха­ли­фа­том.  В 651-654 гг. ха­за­ры ве­ли вой­ну в За­кав­ка­зье на сто­ро­не  за­кав­каз­ских  на­ро­дов. То­гда  же  ара­бы за­вое­ва­ли За­кав­ка­зье и вторг­лись в стра­ну ха­зар, где по­тер­пе­ли по­ра­же­ние.  Бул­га­ры при­ни­ма­ли в этих со­бы­ти­ях са­мое ак­тив­ное уча­стие,  ибо на­хо­дясь в юж­ных про­вин­ци­ях ка­га­на­та,  они пер­вые тер­пе­ли урон от опус­то­ши­тель­ных  на­бе­гов  араб­ских  войск. Осо­бен­но  жес­то­ко  стра­да­ли от них са­ви­ры (су­ва­ры),  ко­то­рые жи­ли не­по­сред­ст­вен­но на гра­ни­це с За­кав­казь­ем.  Об­щие ин­те­ре­сы  за­щи­ты сво­их зе­мель сбли­зи­ли два род­ст­вен­ных на­ро­да - бул­гар и ха­зар.

Вой­на ме­ж­ду ха­за­ра­ми и ара­ба­ми раз­вер­ну­лась во­круг Дер­бен­та, се­вер­нее ко­то­ро­го жи­ли бул­га­ро-са­ви­ры.  В 708 г.  ара­бы за­хва­ти­ли эту кре­пость,  од­на­ко уже в 711 г. ха­за­ры и бул­га­ры вер­ну­ли ее. В 713 г. ара­бы вторг­лись в “стра­ну гун­нов” и по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, а в 721 г.  ха­зары во­шли в Ар­ме­нию и бы­ли раз­би­ты ара­ба­ми. Араб­ские вой­ска, раз­вивая ус­пех, взя­ли Дер­бент, Бе­ленд­жер и Се­мен­дер. Ара­бов под­дер­жа­ли ала­ны,  уда­рив по ха­за­рам с ты­ла[lx]. В 732 г. ара­бы со­вер­ша­ют еще бо­лее опус­то­ши­тель­ный по­ход на бул­гар­ские и ха­зар­ские зем­ли. Ви­ди­мо, по­сле этих со­бы­тий сто­ли­ца ка­га­на­та бы­ла пе­ре­не­се­на в дель­ту Вол­ги и на­звана Итиль.

Мно­го об­ще­го бы­ло в ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной куль­ту­ре  бул­гар и ха­зар. Ш.Мард­жа­ни при­во­дит сло­ва сред­не­ве­ко­вых араб­ских ис­то­ри­ков Абу Ис­ха­ка аль-Ис­тах­ри и Абу Габ­дул­лы аль-Гар­на­ти о том,  что у  бул­гар и ха­зар - один и тот же язык,  бул­гар­ский язык та­кой же как и хазар­ский[lxi]. Ис­сле­до­ва­те­ли по­ла­га­ют, что в ка­га­на­те чис­лен­ность бул­гар бы­ла боль­ше, чем ха­зар. Стра­ной пра­ви­ли ха­зар­ские и бул­гар­ские фео­да­лы во гла­ве с ка­га­ном. Мо­гу­ще­ст­во ка­га­на­та воз­рас­та­ло по­ка стра­ной  пра­ви­ли  тюрк­ские  ха­ны  ди­на­стии Аши­на  (650-810  гг.),  на­след­ни­ки  пра­ви­те­ля Тюрк­ско­го ка­га­на­та. Ш.Мард­жа­ни при­во­дит сле­дую­щие сло­ва Шамсут­дина ад-Ди­маш­ки,  рас­ска­зы­вая о даль­ней­ших со­бы­ти­ях в стра­не: “Го­су­дар­ст­во ха­зар рас­по­ла­га­ет­ся у Ха­зар­ско­го мо­ря.  У не­го име­ет­ся че­тыре  го­ро­да:  Хам­лидж,  Ба­ланд­жар, Са­ман­дар и Итиль.  На­род со­сто­ит из двух групп: од­на - вой­ско, они- му­суль­ма­не; вто­рая - бла­го­род­ные, они - иу­даи­сты. Они во вре­ме­на Га­ру­на ар-Ра­ши­та при­ня­ли иу­да­изм. Царь Кон­стан­ти­но­по­ля - им­пе­ра­тор из­гнал иу­даи­стов за пре­де­лы сво­ей стра­ны, они же,  при­быв в Ха­зар­ское го­су­дар­ст­во,  пред­ло­жи­ли свою ре­лигию ха­за­рам. Ха­за­ры,  бу­ду­чи без­гра­мот­ным,  пус­тым на­ро­дом, посчи­тав иу­да­изм вы­ше сво­ей ре­ли­гии, при­ня­ли его. Че­рез не­ко­то­рое вре­мя из Хо­ра­са­на при­бы­ло вой­ско, ко­то­рое за­вое­ва­ло стра­ну и ха­зар­ский на­род ос­тал­ся под управ­ле­ни­ем му­суль­ман”[lxii].  Имен­но рас­кол эт­но­ноо­сфе­ры ха­зар, ко­гда во гла­ве го­су­дар­ст­ва стоя­ли иу­даи­сты, а на­род ис­по­ве­до­вал ис­лам, явил­ся од­ной из глав­ных при­чин, по­гу­бив­ших Ха­зар­ский ка­га­нат.  Рас­кол эт­но­ноо­сфе­ры ха­зар мож­но уви­деть и в том,  что сред­не­ве­ко­вые ав­то­ры под­чер­ки­ва­ют, что ха­за­ры де­лят­ся на два ро­да:  “чер­ные” и “бе­лые”.  Не­ко­то­рые из них,  про­ти­во­ре­ча дру­гим,  пи­шут о том,  что язык ха­зар не схож с тюрк­ским (в ча­ст­но­сти, с бул­гар­ским). Мож­но пред­по­ло­жить, что “чер­ные” ха­за­ры го­во­ри­ли на тюр­ки, а “бе­лые” ха­зары на ив­ри­те.

Ана­ли­зи­руя со­об­ще­ния сред­не­ве­ко­вых араб­ских и пер­сид­ских ав­торов, Ш.Мард­жа­ни при­шел к вы­во­ду, что они под сло­ва­ми “ха­за­ры” и “бул­га­ры” по­ни­ма­ли на­се­ле­ние Ха­зар­ско­го ка­га­на­та. Ха­за­ры и бул­га­ры пре­ж­де вхо­ди­ли в од­но го­су­дар­ст­во,  ко­то­рое поз­же рас­па­лось на две  час­ти - Ха­за­рию на юге и Бул­га­рию на се­ве­ре.  По­сле при­ня­тия Булга­рией ис­ла­ма она воз­вы­си­лась над Ха­за­ри­ей.  Ха­за­ры,  по­тер­пев ряд  по­ражений от ара­бов,  ос­ла­бе­ли и по­сте­пен­но ас­си­ми­ли­ро­ва­лись сре­ди бул­гар,  по­те­ряв свой преж­ний эт­но­ним “ха­за­ры”. Ес­ли бы ха­за­ры  не асси­милировались сре­ди бул­гар и не по­те­ря­ли сво­его эт­но­ни­ма, то в истори­ческих ис­точ­ни­ках бы­ли бы со­об­ще­ния, что они на­ря­ду с дру­ги­ми наро­дами бы­ли за­вое­ва­ны мон­го­ло-та­та­ра­ми,  а это­го нет[lxiii].

По­сле воз­вы­ше­ния Ха­за­рии эко­но­ми­че­ская, по­ли­ти­че­ская и куль­турная  жизнь зна­чи­тель­ной час­ти бул­гар пе­ре­мес­ти­лась в ее пре­де­лы, в осо­бен­но­сти в ее го­ро­да. Из всех го­ро­дов са­мым зна­чи­тель­ным бы­ла сто­лица го­су­дар­ст­ва Итиль, где про­жи­ва­ло мно­го бул­гар. Го­род распола­гался в ни­зовь­ях Вол­ги и ре­ка де­ли­ла го­род на  две  час­ти. На пра­вом бе­регу рас­по­ла­га­лась боль­шая часть го­ро­да, там на­хо­дил­ся дво­рец ка­га­на.  Ле­вый бе­рег за­ни­ма­ла мень­шая часть  го­ро­да.  В го­ро­де име­лись ба­за­ры и ба­ни. В нем про­жи­ва­ли 10 ты­сяч му­суль­ман, ко­то­рые мо­ли­лись в 30 ме­че­тях. Един­ст­вен­ное зда­ние,  по­стро­ен­ное из  обо­жен­но­го кир­пи­ча был, дво­рец ка­га­на. Дру­гих та­ких зда­ний не бы­ло - су­ще­ст­во­вал за­прет ка­га­на. В ос­нов­ном го­род со­сто­ял из юрт и шат­ров,  гли­ня­ных зда­ний име­лось ма­ло. Ссы­ла­ясь на Ибн-Фад­ла­на, бул­га­ро-та­тар­ский ис­то­рик пер­вый тре­ти XX в. Ри­за Фах­рут­ди­нов пи­сал:  “Боль­шин­ст­во ха­зар му­сульмане и хри­стиа­не,  не­ко­то­рая часть языч­ни­ки. Име­ет­ся не­мно­го и иу­даи­стов. Хо­тя их ма­ло, тем не ме­нее иу­даи­сты гос­под­ству­ют и окруже­ние то­же иу­даи­сты”[lxiv]. Че­рез Итиль про­хо­дил Ве­ли­кий шел­ко­вый путь.  В  го­ро­де  шла  бой­кая тор­гов­ля всем тем, что про­из­во­ди­лось в Бул­га­ре, Ки­евской Ру­си и в вос­точ­ных стра­нах.  Все эти фак­ты го­во­рят о  распро­странении  ха­зар­ской эт­но­ноо­сфе­ры,  ко­то­рая не бы­ла еди­ной. Отсутст­вие в го­су­дар­ст­ве ха­зар еди­ной ре­ли­ги­оз­ной идео­ло­гии, ко­то­рая в сред­ние ве­ка  бы­ла и го­су­дар­ст­вен­ной,  при­ве­ло к рас­па­ду эт­но­са - он ис­чез. По­сле­дую­щие со­бы­тия по­ка­за­ли,  что в Ниж­нем По­вол­жье со  вре­ме­нем по­бе­ди­ла  бул­гар­ская  эт­но­ноо­сфе­ра,  не­су­щей час­то­той ко­то­рой был ис­лам.

По­сле рас­па­да Ве­ли­кой Бул­га­рии ми­гра­ция ее на­се­ле­ния при­ня­ла та­кие ши­ро­кие мас­шта­бы,  что в те­че­ние по­сле­дую­ще­го сто­ле­тия бул­гары ока­за­лись не толь­ко на Ду­нае и Сред­ней Вол­ге, но и в бас­сей не ре­ки Дон и Се­вер­ный До­нец.  Тер­ри­то­ри­аль­но  это  был  сплош­ной мас­сив без раз­ры­вов от Сред­ней и Ниж­ней Вол­ги до Се­вер­но­го Кав­ка­за,  от Кас­пия до Чер­но­го мо­ря,  от До­на с Се­вер­ным Дон­цом, При­азо­вья и Се­верного При­чер­но­мо­рья до Ниж­не­го Ду­ная и Ми­зии. На всем этом про­странстве су­ще­ст­во­ва­ла об­щая эт­но­ноо­сфе­ра бул­гар,  един­ст­во  ко­то­рой не бы­ло ут­ра­че­но до при­ня­тия ими на Ду­нае хри­сти­ан­ст­ва, а на Вол­ге ис­лама. “Итак,- пи­шет Н.Я.Мер­перт,- в VIII-IX вв. пись­мен­ные  ис­точ­ни­ки  на­зы­ва­ют три груп­пы бол­гар:  на Ду­нае,  на Вол­ге и в При­азов­ско-Дон­ской об­лас­ти.  Все они бы­ли свя­за­ны об­щим про­ис­хо­ж­де­ни­ем  и остат­ками не­ко­гда еди­но­го об­шир­но­го объ­е­ди­не­ния бол­гар­ских пле­мен.  В даль­нейшем пу­ти их ра­зо­шлись, раз­лич­ные ис­то­ри­че­ские ус­ло­вия,  раз­личная эт­ни­че­ская сре­да, ок­ру­жав­шая их на Ду­нае,  на Вол­ге, в Подо­нье, оп­ре­де­ли­ли по­яв­ле­ние рез­ких раз­ли­чий ме­ж­ду тре­мя ука­зан­ны­ми груп­пами,  ут­ра­ту ими не­ко­гда свя­зую­щей их общ­но­сти. Но в VIII в. общ­ность эта еще не бы­ла ут­ра­че­на: во всех трех  об­лас­тях бол­га­ры  со­хра­няли куль­ту­ру,  сло­жив­шую­ся у них в При­азо­вье.  Это до­ка­зы­ва­ет­ся дан­ными ар­хео­ло­гии”[lxv]. Ве­ли­кая  Бул­га­рия бы­ла куль­ми­на­ци­он­ным пе­рио­дом в раз­ви­тии древ­не­го бул­гар­ско­го на­ро­да. Ес­ли до об­ра­зо­ва­ния обще­булгарского го­су­дар­ст­ва  на Се­вер­ном Кав­ка­зе ис­то­ри­че­ской це­лью раз­розненных бул­гар­ских пле­мен бы­ло стрем­ле­ние к един­ст­ву,  то по­сле его рас­па­да все даль­ней­шее  раз­ви­тие  бул­гар  оп­ре­де­ля­лось  те­ми  мате­ри­альными и куль­тур­ны­ми при­об­ре­те­ния­ми,  ко­то­рые бы­ли дос­тиг­ну­ты ими при со­вме­ст­ной жиз­ни.

Ли­ри­че­ское от­сту­п­ле­ние. Бул­га­ры! Этот ве­ли­кий на­род, ко­то­рый дал жизнь мно­гим дру­гим, су­ще­ст­вую­щим и в на­ше вре­мя, ны­не за­быт, его имя по­гре­бе­но под на­зва­ния­ми дру­гих эт­но­сов - ала­ны,  пе­че­не­ги,  по­лов­цы,  та­та­ры. Его свет­лую па­мять пы­та­лись пре­дать, ис­ка­зить, от­вергнуть не­ко­то­рые «дру­зья на­ро­да» как на Вол­ге, так и на Ду­нае,  не осоз­на­вая то­го об­стоя­тель­ст­ва, что жи­вут они ны­не бла­го­да­ря титаниче­ским уси­ли­ям сво­их пред­ков бул­гар,  ко­то­рые со­вер­ши­ли многочислен­ные тру­до­вые и во­ин­ские под­ви­ги во имя сво­их  по­том­ков,  ожи­дая от них бла­го­дар­но­сти,  а не заб­ве­ния.  А рус­ские, жи­ву­щие во всем бас­сей­не ре­ки Дон с Се­вер­ным Дон­цом и по­ня­тия  не име­ют,  что они по­том­ки дон­ских бул­гар, об­ру­сев­ших по­сле при­ня­тия пра­во­сла­вия.  Зна­чи­тель­на до­ля бул­гар сре­ди дон­ских ка­за­ков и юж­ных  ук­ра­ин­цев.  Зна­че­ние  и  роль бул­гар сред­не­ве­ко­вья в ис­то­рии Вос­точ­ной Ев­ро­пы не со­из­ме­ри­мы с те­ми от­ры­воч­ны­ми све­де­ния­ми, ко­то­рые со­хра­ни­лись в тру­дах визан­тийских,  ар­мян­ских,  ара­бо-пер­сид­ских ав­то­ров и в рус­ских ле­то­пи­сях.

Идео­ло­ги­че­ские и  по­ли­ти­че­ские ин­те­ре­сы не­ко­то­рых со­ци­аль­ных групп в Рос­сии и Та­та­рии в про­шлом и на­стоя­щем тре­бо­ва­ли от истори­ков  при­зна­ния  по­том­ка­ми бул­гар ко­го угод­но,  но толь­ко не ка­зан­ских та­тар.  Ни­как не хо­те­ло ви­деть в бул­га­рах  сво­их  пред­ков преж­нее  ком­мунистическое  ру­ко­во­дство Бол­га­рии.  Но эт­но­ноо­сфе­ра бул­гар не исче­зала,  она по­сто­ян­но на­по­ми­на­ет о се­бе.  Не  за­бы­то имя бул­гар на Вол­ге и на Ду­нае.  Вы­ход в 1985 г. ро­ма­на М.М.Ха­би­бул­ли­на «Куб­рат Хан»,  из­да­ние в Ка­за­ни по­эмы  бул­гар­ско­го  по­эта Кул Га­ли «Кыйс­саи Йо­сыф « и вы­пуск на эк­ра­ны в Со­фии ху­до­же­ст­вен­но­го филь­ма «Хан Ас­па­рух» к 1300-ле­тию (в 1981 г.) со вре­ме­ни ос­но­ва­ния  бол­гар­ско­го  го­су­дар­ст­ва  на Ду­нае от­дель­ные то­му сви­де­тель­ст­ва.  Кто-то мо­жет ска­зать,  что это уже не те бул­га­ры.  Да, вер­но, сын уже не отец, ибо ро­ди­ла его мать. Но раз­ве это об­стоя­тель­ст­во ума­ля­ет роль от­ца в ро­ж­де­нии сы­на и  не  по­зволяет  сы­ну гор­дить­ся сво­им от­цом?  Не в ду­хе ли от­цов чер­па­ют си­лы сы­но­вья в го­ды бурь и ис­пы­та­ний?  Не от­цам ли по­кло­ня­ют­ся они, не за­бывая и ма­те­рей сво­их?



[i] Cм.: Фат­та­хов Н.С. Ро­до­слов­ная: Ис­то­ри­ко-лин­гвис­ти­че­ские иссле­дования. Ка­зань, 1990 (на тат. яз.).

[ii]  Cм.: Ка­ри­мул­лин А.Г. Та­та­ры: эт­нос и эт­но­ним. Ка­зань, 1989.

[iii] См.: Ла­ты­пов Фа­рит. Эт­ру­ски в их свя­зи с та­тар­ским (бул­гар­ским) язы­ком // Нур, 1992, N 1(6).

[iv] Cм.: Аль­ва­ран Му­ам­мар. Тюрк­ским пись­ме­нам - 4500 лет // Та­тар­ские края, N 32(102). Сен­тябрь, 1994; Проблемы лингвоэтноистории татарского народа / Сборник статей. Казань, 1995. С.179-182.

[v] Ген­нинг В.Ф., Ха­ли­ков А.Х. Ран­ние бол­га­ры на Вол­ге. М., 1964. C.190-191. 

[vi] Гу­ми­лев Л. Н. Древ­няя Русь и Ве­ли­кая степь. М., 1992. C.41.

[vii] Мои­сей Хо­рен­ский. Ис­то­рия Ар­ме­нии. Рус­ский пер. Н.О.Эми­на. М., 1893. C.62.

[viii]  См.: Гад­ло А.В. Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л., 1979. C.41.

[ix] Cм.: Пат­ка­нов К. Из но­во­го спи­ска “Гео­гра­фии”, при­пи­сы­вае­мой Мои­сею Хо­ренскому. - ЖМНП, 1883. C.27-30.

[x] Гад­ло А.В. Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л., 1979. C.57.

[xi] См.: Закиев М.З. Татары: проблемы истории и языка. Казань, 1995. С.38-57.

[xii] Гад­ло А.В. Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л., 1979. C.11.

[xiii] См.: Ам­ми­ан Мар­це­лин. Ис­то­рия. Пер. с лат. Ю.Ку­ла­ков­ско­го. Вып. III. Ки­ев, 1908.

[xiv] Гад­ло А.В. Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л., 1979. C.48.

[xv] Гу­ми­лев Л. Н. Ты­ся­че­ле­тие во­круг Кас­пия. Ба­ку, 1990. C.131-132.

[xvi] Там же. C.142.

[xvii] Очер­ки ис­то­рии СССР. Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и за­ро­ж­де­ние фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР. III-IX ве­ка/Отв. ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.553.

[xviii] См.:  Гад­ло А.В. Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л., 1979. C.57.

[xix] Cм.: Там же. C.88.

[xx] См.: Дес­ту­нис Г.С. Ска­за­ния При­ска Пан­тий­ско­го / Уч. зап. II от­де­ле­ния АН, кн. VII, вып. 1. Спб., 1861. C.87-88.

[xxi] Cм.: Гад­ло А.В. Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л., 1979. C.61.

[xxii] Cм.: Там же. C.59-60.

[xxiii] Cм.: Там же. C.60.

[xxiv] Гу­ми­лев Л.Н. Древ­няя Русь и Ве­ли­кая степь. М., 1992. C.38-39.

[xxv] Ле­то­пись ви­зан­тий­ца Фео­фа­на от Ди­ок­ли­тиа­на до ца­рей Ми­хаи­ла и сы­на его Фео­фи­лак­та. В пер. гр. В.И.Обо­лен­ско­го и Ф.А.Тер­нов­ско­го с пре­дисл. О.М.Бо­дян­ско­го (1858). C.126.

[xxvi] Там же. C.136.

[xxvii] См.: Очер­ки ис­то­рии СССР. Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и заро­жде­ние фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР. III-IX ве­ка/Отв. ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.566.

[xxviii] Про­ко­пий из Ке­са­рии. Вой­на с го­та­ми. Пе­ре­вод С.П.Кон­д­рать­е­ва. М., 1950. C.385.

[xxix] Там же. C.436.

[xxx] Ага­фий. О цар­ст­во­ва­нии Юс­ти­ниа­на. Пе­ре­вод М.В.Лев­чен­ко. М.; Л., 1953. V, 25.

[xxxi] Cм.: Фео­фи­лакт Си­мо­кат­та. Ис­то­рия. М., 1957. Кн. 7,8,3.

[xxxii] До­ро­га­ми ты­ся­че­ле­тий:  Сбор­ник  ис­то­ри­че­ских  очер­ков  и ста­тей. Кни­га пер­вая. М.,1987.C.97.

[xxxiii] Ка­рам­зин  Н.М.  Ис­то­рия  го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го в 12-ти то­мах. Т.I. М.,1989. C.185.

[xxxiv] Там же. C.39-40.

[xxxv] Гу­ми­лев Л.Н. Ты­ся­че­ле­тие во­круг Кас­пия. Ба­ку, 1990. C.100.

[xxxvi] См.: Рад­лов В.В.  К во­про­су об уй­гу­рах. При­ме­ча­ния к т. LXXII ЗИ­АН, вып. 2, 1893. C.14.

[xxxvii] См.: Берн­ш­там А.Н. Очерк ис­то­рии гун­нов. Л.,1951. C.174.

[xxxviii] Cм.: Гу­ми­лев Л.Н. Древ­няя Русь и Ве­ли­кая степь. - М.,1992. C.51.

[xxxix] Очер­ки ис­то­рии СССР.  Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и за­рож­дение фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР.  3-9  ве­ка/  Отв.  ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.554-555.

[xl] Там же. C.564.

[xli] См.: Фео­фи­лакт Си­мо­кат­та. Ис­то­рия. М., 1957. C.156.

[xlii] См.: Очер­ки ис­то­рии СССР.  Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и заро­ж­де­ние фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР.  3-9  ве­ка/  Отв.  ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.592-593.

[xliii] Там же. C.594.

[xliv] Ни­ки­фо­ра пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го крат­кая  ис­то­рия со вре­ме­ни по­сле цар­ст­во­ва­ния Мав­ри­кия.  Пе­ре­вод Е.Э.Лип­шиц.- Ви­зан­тий­ский вре­мен­ник. Т.3. М., 1950. C.354.

[xlv] См.: Очер­ки ис­то­рии СССР.  Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и зарожде­ние фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР.  3-9  ве­ка /  Отв.  ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.595.

[xlvi] Гад­ло А.В.  Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л.,1979. C.96-97.

[xlvii] См.: Очер­ки ис­то­рии СССР.  Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и заро­жде­ние фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР.  3-9  ве­ка /  Отв.  ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.595-596.

[xlviii]  Ни­ки­фо­ра пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го крат­кая  ис­то­рия со вре­ме­ни по­сле цар­ст­во­ва­ния Мав­ри­кия.  Пе­ре­вод Е.Э.Лип­шиц. - Ви­зан­тий­ский вре­мен­ник. Т.3. М., 1950. C.359.

[xlix] См.: Очер­ки ис­то­рии СССР.  Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и заро­жде­ние фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР.  3-9  ве­ка/  Отв.  ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.596.

[l] См.: Ар­мян­ская гео­гра­фия VII в.  Пе­ре­вод К.П.Пат­ка­но­ва.  СПб., 1877. C.35.

[li] Гад­ло А.В.  Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л.,1979. C.113.

[lii] Ле­то­пись ви­зан­тий­ца Фео­фа­на от Ди­ок­ли­тиа­на до ца­рей  Ми­хаи­ла  и  сы­на  его  Фео­фи­лак­та. В  пер.  гр.  В.И.Обо­лен­ско­го и Ф.А.Тер­нов­ско­го с пре­дисл. О.М.Бо­дян­ско­го(1858). C. 262-263.

2 Ни­ки­фо­ра пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го крат­кая  ис­то­рия со вре­ме­ни по­сле цар­ст­во­ва­ния Мав­ри­кия.  Пе­ре­вод Е.Э.Лип­шиц.- Ви­зан­тий­ский вре­мен­ник. Т.3. М., 1950. C.363.

[liv] См.: Очер­ки ис­то­рии СССР.  Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и заро­ж­­де­ние феода­лизма на тер­ри­то­рии СССР.  3-9  ве­ка/  Отв.  ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.599.

[lv] См.: Очер­ки ис­то­рии СССР.  Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и зарожде­ние фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР.  3-9  ве­ка /  Отв.  ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.600.

[lvi] Плет­не­ва С.А. Ха­за­ры. М., 1976. C.22.

[lvii] Ко­ков­цев  П.К.  Ев­рей­ско-ха­зар­ская  пе­ре­пис­ка  в  Х   в. Л.,1932. C.92.

[lviii] Мард­жа­ни Ш.Б. Ис­точ­ни­ки по ис­то­рии Ка­за­ни и Бул­га­ра. Ка­зань, 1989 (на та­тар. яз.). C.64. Прим.

[lix] Гад­ло А.В.  Эт­ни­че­ская ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за IV-X вв. Л.,1979. C.124.

[lx] Гу­ми­лев Л.Н. Древ­няя Русь и Ве­ли­кая степь. - М.,1992. C.59.

[lxi]  См.: Гар­ка­ви А.Я. Ска­за­ния му­суль­ман­ских пи­са­те­лей о сла­вя­нах и рус­ских. СПб., 1870.C.65.

[lxii] Гар­ка­ви А.Я. Ска­за­ния му­суль­ман­ских пи­са­те­лей о сла­вя­нах и рус­ских. Спб.,1870. C.85.

[lxiii] См.: Юсу­пов  М.Х.  Ши­га­бут­дин  Мард­жа­ни как ис­то­рик.  Ка­зань, 1981. C.180-181.

[lxiv] Фах­рут­ди­нов Р.С.  Бул­гар­ские и ка­зан­ские тюр­ки.  Ка­зань, 1993 (на тат. яз.). C.80.

[lxv] Очер­ки ис­то­рии СССР.  Кри­зис ра­бо­вла­дель­че­ской сис­те­мы и за­ро­ж­де­ние фео­да­лиз­ма на тер­ри­то­рии СССР.  3-9  ве­ка /  Отв.  ред. Б.А.Ры­ба­ков. М., 1958. C.608.