Нурутдинов Ф.Г.-Х. История города Булгара

Городов с названием «Булгар» («Болгар») в мире немало. Даже на Волге «Булгаров» было несколько. На месте одного – нижневолжского – Булгара, Саксин-Булгара, был в XIII в. устроен Сарай аль-Джадид или Сарай-Берке, на месте другого Булгара – Джуннэ Булгара – находится ныне город Нижний Новгород. Мы же расскажем историю самого первого города Булгара, который из уважения к нему часто называют Великим Булгаром, т.к. другие волжские Булгары потом взяли другие названия, мы наш город будем именовать просто Булгаром.

Город Булгар, расположенный чуть южнее места слияния Чулман-Иделя (Камы) и Кара-Иделя (Волги до слияния с Камой) – древнейший город мира. Центральная часть города находилась на возвышенности Чулэм («Чулым» русских летописей), а часть посада – в низине Халджа. Между этими частями города, у подножия Чулэма, к Волге протекала река Булгарка (в XIX в. её стали звать и «Меленка»). Около15000 г. до н.э. булгарский балгавар или балтавар (вождь), Карт-Джам по прозвищу Абы Зияджи устроил на Чулэме карамат (булгарское тенгрианское мольбище) Субаш в честь алпа («духа») любви, урожая и силы Сабана (Субана), Субаша Ярдима. А 22 июня 14953 г. до н.э. в этом карамате Карт-Джам провозгласил создание первой в истории булгарской империи под названием Идель – «Семь Племен» (ведь булгары считают, что их народ образовался в результате объединения 7 племён). Когда Карт-Джам умер, его похоронили в Субаше. Легендарный «сын» Карт-Джама Ал-Булгар основал в 13500 г. до н.э. возле карамата Субаш город Булгар. У него было много названий (Ардар, Арджан, Руджан, Булдан, или Бурджан, Боогард, Булган, Абаркам, или Ибрагим, Брягов, Бирхем, Абрашир, или Абаршир, Джам, или Шам), и он много раз испытывал периоды расцвета и тяжелых испытаний, но он всегда оставался главной святыней всех булгар Земли.

В XX в. до н.э. в городе Булгаре некоторое время правил знаменитый булгарский вождь и пророк Раджиль Абар (Авар, Абра) – Кам (Бирхем). Это он первым стал проповедовать единобожие и был запечатлен в Коране под именем Ибрагима, а в Библии – под именем Авраама (Абрахама). В память о пребывании Абар-Кама в Булгаре этот город стали называть Абракам, Абрахам, Ибрагим, Бряхимов, Бирхем, Пирехм и т.д. В то время Волгу часто называли Амидан – «Материнская (ами) река (дан, шан)», «Адар» – «Чистая, Священная, Белая, Серебрянная (ар) река (дар)» и «Аксу» – «Чистая, Священная, Белая, Серебрянная (ак) река (су)».

В 4953 г. до н.э. город Булгар стал столицей булгарской области Буртас или Идель (Волго-Урал). Наиболее знаменитый булгарский царь Буртасии царь-Буртас Барынджар Бурджак (VIIв. до н.э.) стал императором Старой Великой Булгарии или Аскып («Скифии») – великой булгарской империи, основанной в 4953 г. до н.э. Естественно, город Буртаса-Булгар стал тогда на время столицей Скифии. В Великом Булгаре был торжественно провозглашен императором Гунно-Булгарской империи Булюмар (363-378) – прадед величайшего правителя всех времен и народов Аттилы-Тукыя-Ардара-Ашлы. Растроганный Булюмар тогда даровал Иделю «на веки вечные» почетное имя Великая Булгария. Вплоть до 1557 г. Волжская Булгария с гордостью называлась и Великой Булгарией. Аттиле (Аттила) некоторое время был правителем Булгара. Другое имя Аттиле – Ашла – напоминает, что он родился неподалеку от Булгара (по легенде) – в булгарской крепости Ашла (современная Казань). Этим казанцы всегда гордились. А главной гордостью украинцев является тот факт, что Аттила, которого в детстве называли «Кый», основал их славную столицу и дал ей свое имя Кый (ныне – Киев). Когда Аттила повзрослел, его уважительно стали называть Ту-Кый («Великий (ту) Кый»). Волжские булгары запомнили это имя Аттилы в формах «Тукай» и «Туки», венгры – в форме «Токай». Когда читаете строки Габдуллы Тукая-Булгара «Пусть поверят все народы в то, что есть булгар земля!» – вспоминайте, что один из предков Г.Тукая был назван «Тукаем» в честь Аттилы, который в 434-453 гг. был императором почти всего известного Старому Свету мира – от Марокко до Камчатки. На коронации Атилла получил еще два имени – Атряч (в честь великого булгарского императора Атряча Кимера, жившего в ХХХI в. до н.э.) и Урус («воинственный»), поэтому булгары-урусы всегда считали его своим вождем. Когда Атилла находился в зените своего могущества, ему присвоили еще одно имя – Аудан – «Вселенская или вся (ау) Слава (дан)». В конце IX в. Булгар становится столицей царства Ак или Идель-Булгар (Волжская Булгария), которое также называлось Великая Булгария и Дешт-н Кыпчак («Булгарское Поле», очень древнее, сарматское название Булгарской империи). У него тоже прибавляется имен: его стали называть и Халджа («Славный») – Булгар. Когда в 922 г. в Булгар прибыло посольство халифа багдадского, то секретарь этого посольства Ахмед Ибн-Фадлан записал, что арабы прибыли «в Халджу», к «Трем озерам». В тот же год, по приказу булгарского царя Алмыша Джафара, была построена в форме маленького города или замка самая знаменитая мечеть Булгара – Исмаилдан или Исмаил-Рэбат, от которой сохранились основания стен, четырех угловых башен и высокий минарет («большой или великий столп») Исмаила. С тех пор до 1556 года Булгар всегда считался то первой, то второй столицей Великой Булгарии. Помимо этого Булгар (Улуг Булгар – Великий Булгар) был еще центром небольшой губернии Булгарского царства Великая Булгария. В середине X в. в Булгаре проживало около 50 тысяч человек, а в середине XII в. – уже около 100 тысяч. То, что сейчас называется «Булгарским Городищем», было раньше только центром Булгара: длина города (вдоль Волги) составляла около 10 км., а ширина – около 7 км. Город был застроен огромными, чаще всего двухэтажными домами из дерева и камня и кишел ремесленными мастерскими и заводами. Только меховых заводов в Булгаре насчитывалось не менее 700. Улицы были выложены камнем и блестели чистотой. Грязные люди, скот, телеги в город не допускались, они очищались в специальных «моечных» у стен и валов города. Знаменитые арабские писатели и путешественники, видавшие самые большие города мира, с восхищением и восторгом описывают Булгар X – начала XIII вв.:

  • Мукддаси (985г.): «Булгар владеет двумя берегами реки (Булгарки – Ф.Н.). Строения его из дерева и камня… Соборная мечеть (Исмаилдан – Ф.Н.) – на базарной площади» (перевод наш – Ф.Н.; при переводе я учел тот факт, что в ряде булгарских диалектов слово «чит» значит «дом», и «камыш», и «камень», и «каменная плитка», и «черепица»)
  • аль-Идриси: «Булгар-имя города, населенного христианами и мусульманами, последние имеют большую мечеть (Исмаилдан – Ф.Н.). Окружают эту мечеть крепкие деревянные дома, в которые жители переходят на зиму, летом же живут в палатках и легких деревянных домах» (перевод наш – Ф.Н.).
  • аль-Гарнати (1135-1153 г.г.): «…Булгар – огромный город, дома которого строятся сейчас из соснового дерева, а стена – из дубового дерева» (перевод наш – Ф.Н.)
  • аль-Джевалики (XII в.): «В постройках булгар есть связь с постройками Рума (Римской империей. Словом «Урм йортэ»
  • «Римский дом» булгары называли и двух – трехэтажные каменные дома и двухэтажные дома с нижним этажом из камня и верхним из дерева – Ф.Н.). Они великий народ. Их (главный – Ф.Н.) город называется Булгар. Это город великий. Описывающий его доходит до пределов преувеличения» (перевод Н.Ф. Калинина).

В 1164 г. суздальский князь Андрей Боголюбский, помогавший булгарскому эмиру Отяку овладеть булгарским троном, взял часть булгарского посада в Халдже. Этот скромный успех русские монахи-летописцы раздули до «взятия» всего «славного булгарского города Бряхимова». В реальной же «битве за Булгар» все войско Боголюбского было в Халдже окружено и пленено защитниками древнейшей булгарской столицы. Только после того, как булгарский улугбек (губернатор) Чалмати перешел на сторону Отяка (в обмен на согласие того присоединить Суварскую губернию к Булгарской губернии), пленные суздальцы были освобождены. Посмотрите: в 1164 г. суздальский князь Андрей Боголюбский, по данным булгарских летописей (вошедший в летописные своды «Нариман тарихы» и «Джагфар тарихы»), потерпел у Булгара поражение, но русские летописцы превращают это поражение в победу «русского оружия».

В XII в. Булгар содержал 20-и тысячный гарнизон и стоял незыблемо, как скала. В 1223 году именно силы города Булгара сыграли решающую роль при разгроме войска монгольского полководца Субэдэ в Бараньей битве у города Кермек (ныне – левобережная часть Ульяновской области).

Монгольским захватчикам так никогда и не удалось захватить город Булгар.

В 1236 г., когда монголы осаждали Буляр, к Булгару по приказу Батыя, выдвинулся корпус Биркая (Беркэ). Но Беркэ, сочувствовавший булгарам, как и его отец Джучи (старший сын Чингизхана, убитый в 1227 г. по приказу собственного отца за дружбу с Булгарией), доложил Батыю, что взять сильно защищенный город будет чрезвычайно трудно. Батый не поверил ему и отрядил под Булгар Субэдэ. Субэдэ осмотрел укрепления Булгара и решил, что Булгар можно будет взять. Но когда он был у Булгара вместе с Беркэ, булгарский эмир Газан (его имя в форме «Казан» носит город Казань) атаковал монгольские войска у Буляра и позволил части булярцев во главе с эмиром Бачманом и дочерью царя Алтынбека Алтынчач вырваться из осажденной столицы Булгарии (после гибели Алтынбека при взятии монголами Буляра 5 ноября 1236 г. булгарская знать избрала новым царем Булгарии Бачмана, а его соправителем – сына Алтынбека эмира Бояна-Мохаммеда – так пишет булгарский эмир и летописец Талкыш Турген). Субэдэ, вернувшись к Буляру и увидев разгромленные лагеря монголов, быстро переменил свое решение и сказал Батыю, что Беркэ прав и что нужно сосредоточить все усилия на взятии Буляра. По договору тогдашнего эмира Булгара и Сувара Ялдау с булгарским эмиром Гази-Бараджем (союзником монголов), Гази-Барадж получил Сувар, а Ялдау сохранил под своей властью Булгар и обязался не воевать против монголов. После разгрома Буляра Булгарское царство (Великая Булгария) разделилось на северную (казанскую) часть эмира Бояна, которая сохранила независимость от монголов и стала называться Мэнгу-Булгаром (Мэн-Буляр) и Булгар аль-Харидж («Внешний Булгар»), и южную часть, в которой образовалось несколько зависимых от монголов владений.

Эмир Мэнгу-Булгара Боян войну с монголами не прекратил, как и царь Бачман, укрепившийся в дельте Волги, и Алтынчач, занявшая часть Булгартау (Уральские горы). Войска Бояна нападали на монголов в междуречье Оки и Суры, Бачмана – на Волге, Алтынчач – на Яике (реке Урал).

В 1241 г., когда на сторону Бояна перешел сын Ялдау Исмаил-Джику, Боян занял город Булгар и зависимую от монголов закамскую Булгарию – Эчке-Булгар («Внутренняя Булгария»). Это вызвало панику в стане монголов, и войско Батыя, бывшее уже в Венгрии, поспешно вернулось к Волге. «В 1242 году монгольское войско осадило Булгар, но взять его опять не смогло. Тогда монголы были вынуждены пойти на такое соглашение с булгарцами из трех пунктов: 1. Боян и Джику покидают Булгар; 2. Булгарцы впускают в город отряд Гази-Бараджа и подчиняются ему; 3.Булгар начинает платить дань монголам, а монголы уходят из Булгарской губернии» (Талкыш, «Нариман тарихы»).

В 1246 г., после смерти Гази-Бараджа, Боян и Джику опять соеденили свои силы и захватили Булгар и весь Эчке-Булгар. В ответ монголы разрушили Сувар и пошли на Булгар. Увидев, что силы монголов значительно превосходят булгарское войско, Боян и Джику уходят в Мэнгу-Булгар, оставив Булгар под властью сына Гази-Бараджа Хисама. Хисам был союзником монголов, и поэтому те не стали нападать на Булгар. Более того – Хисам объявил Булгар столицей подчиненного ему Эчке-Булгара. А вот монголы Батыя не смогли образовать своего государства – они едва сколотили безымянный союз монгольских племен, который булгары называли «Кара улус», а русские – «Орда». Но война Мэнгу-Булгара с монголами и после этого не прекратилась – отряды булгар, получив в Мэнгу-Булгаре выучку и оружие, отправлялись сражаться против монголов на всем пространстве от Днепра до Прибайкалья. Проезжавший в 1253-1255 гг. по этой территории посол французского короля Людовика IX монах Гильом де Рубрук отметил, что повсюду идет война.

Никогда монгольские захватчики не захватывали и не входили в священный Булгар. В «Казанской истории» Ивана Глазатого, написанной в 1565 г., не упоминается о пребывании Батыя в городе Великий Булгар, он говорит лишь о том, что после смерти Батыя следующий сильный ордынский каан («царь», по-русски) Саин (т.е. Беркэ) принял в «Болгарах» русских князей, привезших дань. Но эти «Болгары» были не «Великими Болгарами», как русские называли Великий Булгар, а Саксин-Булгар, где Беркэ действительно временами жил там. Этот Саксин-Булгар стали при Беркэ также называть и «Сарай-Беркэ», и «Сарай аль-Джадид». А Батый держался подальше от Великого Булгара, где монголов вообще не было: его ставка, которую стали называть «Сарай-Бату», или «Сарай аль-Махтуса», находилась у самой дельты Волги, в 10 днях пути от Саксин-Булгара (его часто называли просто Булгаром, из-за чего его путали с Великим Булгаром). Булгары считали, что день пути для большого каравана – около 30 км. С такой скоростью шёл и большой караван послов багдадского халифа в 922 г. Между Саксин-Булгаром и Сарай-Бату как раз пролегал путь в 300 км.

История города Булгара. Село Болгары. Малый минарет и развалины Белой палатыВойна булгар с «Кара-улусом» продолжалась до 1257 г. Беркэ, ставший в 1256 г. кааном «Кара улуса», заключил мир с Бояном, по которому передал Эчке-Булгар с городом Булгаром Мэнгу – Булгару в обмен на прекращение булгарами войны с «Ордой». Но за владение Эчке-Булгаром эмиры Мэнгу-Булгара должны были выплачивать «Кара-улусу» определенную дань. Вначале эмиры Булгар аль-Хариджа часть этой дани выплачивали деньгами своей казны, но потом возложили всю тяжесть дани на население Эчке-Булгара. В 1330-х гг. положение Эчке-Булгара стало ухудшаться – начало этому ухудшению положил ряд неурожайных годов. Население Эчке-Булгара стало переселяться в Предкамье. К 1360 г. половина населения и города Булгара переселилась в Казань, и эмир Мэнгу-Булгара Азан дал своей столице новое название – Булгар аль-Джадид (Новый Булгар). Тяжесть ордынской дани легла на оставшихся, и некоторые закамские булгары стали продавать своих детей, чтобы выплатить «ордынщину». Когда один арабский купец спросил у них, не жаль ли им малюток, булгары ответили ему: «Если мы не выплатим дань, то на Эчке-Булгар распространится власть татар (так булгары называли монгольских захватчиков и вообще всех кочевых врагов Булгарии), а этого мы допустить не можем. Свобода родины нам дороже наших детей!»

В 1357 г. каан «Кара-улуса» Бердибек произвел в «Орде» переворот: он объявил «ордынскую» территорию Булгарским или Сарайско-Булгарским султанатом, а себя – булгарским султаном (императором). Все выступившие против этого монголы были беспощадно убиты. Монгольская «Орда» и монгольское иго исчезли, и началась история Булгарского султаната, которая уже является частью нашей булгарской истории. Но отношения между двумя булгарскими государствами – Мэнгу-Булгаром и Булгарским султанатом – основывались на принципе: «Братство-братством, а денежки – врозь». Ту же бывшую ордынскую дань Эчке-Булгар стал выплачивать булгарским султанам. Правда, выплата дани могла заменяться службой северных булгар (Мэнгу-Булгара) в армиях булгарских султанов. В войске булгарского султана Тохтамыша аль-Булгари, состоявшем, в основном, из кочевых булгар-ногайцев, служило не менее 20 тыс. северных булгар.

Правда, булгарские султаны Джелал-эд-дин (сын Тохтамыша, герой Грюнвальдской битвы) и Улуг-Мохаммед (приемный сын Джелал-эд-дина) отменили дань с Эчке-Булгара, почему булгары сохранили о них благодарную память. Но не все булгарские султаны были такими добрыми. Так, в 1360 г. булгарский султан Науруз ввел в Эчке-Булгар свои войска и силой взял с этой области дань за 1359 год. Против Науруза булгарцы войны не начали – все-таки свой и требовал свое. А вот когда булгарский султан Тимер-Кутлуг также решил в 1398 г. собрать дань с Эчке-Булгара силой, но при этом обронил роковые слова – «Я напомню булгарам о временах монгольского господства!» Булгарцы возмутились, и их посол Кутлуг-Тимер заявил султану: «Булгары на веки вечные прокляли и Тимера (Чингизхана) и всю его кровожадную банду. После того, как ты решил уподобиться татарам (т.е. монгольским завоевателям), народ города Великий Булгар отказывается признавать тебя булгарским султаном и платить тебе дань, называет тебя Кяфир-султаном (неверным султаном), а также проклинает тебя!» В ответ разъяренный Тимер-Кутлуг велел слугам казнить посла – эмира Кутлуг-Тимера, сына бывшего эмира Крыма Тулук-Тимера – и двинул на Великий Булгар 100 тысяч ногайцев брата эмира Идегея Кан-Тимера и 50 тысяч московских воинов. Эмир Талкыш, сражавшийся против воинства Тимер-Кутлуга, пишет: «Кан-Тимер был братом-близнецом Идегея, поэтому во всех войсках распространился слух об участии Идегея в этом нападении на Булгар. Коварный Тимер-Кутлуг не только не опровергал этого слуха, но даже велел распространять его – ведь Идегей славился полководческим даром <…> Между тем Идегей во время этой войны был в Джалде (Крым) и в Кан-Убе (Украина) <…> Слуги султана, уважавшие эмира Кутлуг-Тимера, не только не убили его, но и бежали вместе с ним в Великий Булгар <…> Султан за три месяца боев страшно разорил Эчке-Булгар, разрушил несколько крепостей – в их числе и Сувар – и, наконец, потеряв 10 тысяч нугаев (ногайцев) и 8 тысяч московских пехотинцев, взял и разгромил Великий Булгар. Из города смог вырваться со своими недавними спасителями только Кутлуг-Тимер, когда чудовищное пламя охватило великий город. Султан Габдулла, 10 тысяч ополченцев Кутлуг-Тимера и 30 тысяч мирных горожан погибли… Потом на пепелище пришли с Рабигой-бикой 15 тысяч булгарцев, ушедших за Агидель (Каму) еще до вторжения Кяфир-султана (Тимур-Кутлуга), и возобновили город…» («Нариман тарихы»).

В 1407 году, как и в 1398 году, эмир Булгар аль-Хариджа Би-Омар вывел из Великого Булгара свое войско, дабы не сталкивать оба булгарских государства между собой… «Однако невежественные нугаи (ногайцы – кочевые булгары) все равно устроили бесчинства в Великом Булгаре, ни за что убив и изувечив сотни людей, изрубив на дрова для костров деревья рощи Мусульманских Святых, спалив Казый Йортэ (здание Булгарского университета, «Черная палата» в русских источниках)… Я поклялся тогда во что бы то ни было убить Идигая за это святататство, и в 1420 году принял участие в преследовании этого вожака своевольных булгарских кочевников… Когда Идигай, обладавший громовым голосом, скрылся в зарослях Джаика (реки Урал), я крикнул ему: «Эй, Идигай, в Булгаре ты, говорят громыхал, как гром, а здесь тебя что-то не слышно! Ничтожный комар – и тот нам что-то пищит – неужели ты ничтожнее комара?» Разъярившись, Идигай громко проклял меня, но один из моих людей тут же выстрелил из арбалета на звук и убил его наповал…». («Нариман тарихы»).

О дальнейших событиях, связанных с историей Великого Булгара, булгарский летописец-каракалпак Юсуф аль-Булгари пишет так: «После того, как султану Улуг-Мохаммеду не удалось воссоединить Булгарский султанат и Артан (Литву), он в сопровождении булгарских казаков с Шира (Дона), отправился в Великий Булгар и был там в 1438 году восторженно встречен жителями и гостями священного города, как сын Джелал-эд-дина и внук султана Тохтамыша. Сюда к нему немедленно прибыл Сеид-Эмир Жабык-Мохаммед, и они договорились о присоединении Булгарского султаната к Мэнгу-Булгару, который вновь после этого стал называться Булгарским царством и Великой Булгарией, а также Казанско-Булгарским царством… За присоединение к Мэнгу-Булгару Улуг-Мохаммед и его потомки получили титулы улугбеков Казанского иля, двор в Казани и право употреблять титул султана («царя») при общениях с иноземными правителями. Булгар остался второй столицей Булгарского царства и центром Эчке-Булгарского иля… В 1487 году воеводы московского флота, под видом купцов приблизились к Булгару и подвергли его разгрому, во время которого было убито 10 тысяч из 15 тысяч жителей. В 1505 году во время Казанской ярмарки, булгарцы увидели среди московских купцов участников нападения на Великий Булгар и потребовали от московского посла их выдачи. Тот не только отказался сделать это, но и призвал всех москвичей к вооруженному сопротивлению… Когда москвичи укрепились в своем дворе и стали стрелять по булгарам, разгневанные булгарцы и казанцы штурмом взяли этот двор и убили 5 тысяч москвичей. Некоторые москвичи заперлись в одном доме, но булгарцы подожгли его, и, когда он горел, кричали москвичам: «Испытайте то же, что вы сделали булгарцам в Великом Булгаре!»…

В 1552 г. началась четырехлетняя война Москвы и Булгарского царства. Московское войско в 1552 г. взяло Казань, а в 1555 г. пробило выход к устью Камы. В феврале 1556 г. казанский воевода П.И.Шуйский послал на Булгар своего лучшего полководца П.В.Морозова с двумя тысячами москвичей, тысячью казаков, двумя тысячами чувашей и двумя тысячами узбеков. «Подкупленный москвичами йозбаши (сотник) округа Чирпэ изменнически пропустил московское войско через Агидель (Кама) и не предупредил о проходе москвичей соседей. К счастью, один мальчик, ехавший из Куляна в Чирпэ, издалека заметил выдвижение казацких караулов, быстро повернул назад и предупредил об опасности начальника Ёзонского округа Белека. Булюк-баши (генерал) Белек разгадал намерения москвичей и, быстро собрав свой булюк (полк), двинулся к Булгару по левому берегу Агидели. Он подошел к Булгару, когда войско бояра Маруза (боярина П.В.Морозова) окружало великий город своими лагерями. В Булгаре находилось 25 тысяч жителей и двухтысячное ополчение Сын-Саида. Под этим именем и в мужском платье с москвичами воевала Сын-Саида – жена Аднаша. Несколько раз Сеид-Эмир Хусаин (правитель Булгарского царства, сын Сеид-Эмира Яднара Артана Кул-Ашрафа, погибшего при взятии Казани москвичами) пытался, под давлением ряда мулл, снять её с командования, но каждый раз отступал из-за угрозы ополченцев «разойтись по домам в случае отстранения Сын-Саиды от командования». Сейчас ополченцы истово молились, готовясь принять смерть в бою. Белек немедленно начал переговоры с Марузом, обещая ему безопасность при возвращении (в Казань) в том случае, если он выпустит из Булгара ополченцев и жителей. К этому он добавил, что если Маруз проявит несговорчивость, то он подтянет к Булгару еще два своих заслона – в 3 тысячи бойцов каждый – и никого из москвичей не выпустит живым. На самом деле у Белека были только те 3 тысячи бойцов, которые шли с ним. Но в прошлом году войско Маруза угодило в засаду Белека, двигаясь к Ёзону: оно разбило один заслон Белека, но потом неожиданно для себя столкнулось со вторым, и при подходе третьего едва смогло отступить к Мише (река Мёша). Поэтому Маруз поверил Белеку и согласился выпустить людей из Булгара. Под прикрытием трёхтысячного булюка Белека, Сын-Саида увела булгарцев к реке Иждарлы (Стярле) в Кичи-Булгартау («Малые Булгарские горы») или «Маленький Урал», (ныне – Бугульминско-Белебеевская возвышенность), возле которой построила город Кичи-Булгар («Маленький Булгар») или Азнакай-Булгар (Азнакаево). Этот город стал вначале новой второй столицей Булгарского царства, а затем и первой <…> Только человек 200 булгарцев остались в Булгаре. Они защищали жилые урамы (кварталы) на Чалэме до последней возможности, а потом подожгли их и сгорели вместе с ними» («Нариман тарихы»). В тогдашних донесениях московских воевод Великий Булгар назывался по имени высокой части города – Чалэм – «Чалымским городком». Русский летописец XVI в. так описал взятие Булгара войском Морозова в 1556 году: «…боярин и наместник князь Петр Иванович отпустил … боярина Петра Васильевича Морозова … на побережных людей и на Чалымской городок; и Петр ходил, их повоевал и побил многих, и городок сжег и назад благополучно вернулся». Случилось это 15 марта 1556 года. После «морозовского взятия» в Булгар вернулось с 3 тысячи жителей и востановили городской квартал возле мечетей Хасана и Хусейна, однако в конце XVII в. русские власти выселили и их. Постоянно проживать в Булгаре смогли после этого только несколько отчаянных мулл и дервишей, кормившихся тем, что давали им паломники. А паломников было много – давняя слава Булгара, как священного для булгар и всех мусульман мира города, только окрепла после печальных событий XVI-XVII вв.

Однако, паломничеству угрожал православный Чертыкский монастырь, учрежденный неподалеку от Булгара. Русские монахи и монастырские крестьяне делали набеги на булгарских дервишей, разрушали памятники Булгара, избивали мулл. В ответ молодой булгарский принц Сеид Джагфар-Гали в 1643 г. с 200 своих людей и 500 подчиненных булгарам калмыков бия Турая произвел набег на монастырские селения и разгромил их. Юсуф аль-Булгари пишет: «Сеид Джагфар казнил тех, кто участвовал в убийстве трех дервишей и отрубил правую руку пяти разрывальщикам могил… Всех пленных вместе с папазом (попом), возглавлявшим набеги на Булгар, и многое другое принц даровал калмыкам, а себе из добычи взял только половину лошадей… Московский царь при известии об этом нападении пришел в полное неистовство, но отец Сеида Джагфара, тогдашний булгарский эмир (король) Балын или Бураш-Худжа сумел успокоить его согласием на строительство урусами (русскими) Кара-Иргиза (закамской пограничной линии)… В 1654 г., получив оружие от эмира чиркесов Бакдана (вождя украинских казаков Богдана Хмельницкого), Сеид Джагфор, уже эмир (король) Булгарского царства, разгромил урусскую крепость в Буляре (Билярске) и двинулся к Булгару, но выдвижение урусского отряда из Мензели (Мензелинска) заставило его отступить… Бесчинства каратунов (монахов) и их крестьян в Булгаре продолжались и во время Семилетней войны Джагфара (1664-1671 гг.) – эмир опять ворвался в Чертык и наказал виновных. При этом он выбрал ответственного за поведение чертыкуев-каратуна Бунаса (Афанасия) и сказал ему: «Я не прогоняю урусов с нашей Булгарской земли – ее на всех хватит, но повелеваю уважать наши булгарские обычаи и могилы». Бунасу эмир дал право наказывать святотатцев, и он воспользовался этим правом и прекратил безобразия переселенцев. Поэтому при его жизни булгарские эмиры (короли) больше не тревожили чертыкуев… Но после смерти Бунаса переселенцы вновь стали творить безобразия в Булгаре…

В правление Сеида Джагфара (1649-1684) урусы (русские), испуганные его напором, не посмели вытеснить из Булгара несколько сот отважных мусульман, с разрешения эмира поселившихся в Великом городе. Их общину возглавлял абыз Мавля Колый, учитель Бахши Имана… Говорят, он был сверстником эмира Джагфара и покинул Булгар вскоре после смерти эмира в возрасте 63 лет…

Сеид Джагфар, правивший после своего отца 34 или 35 лет, не мог допустить закрытия урусами предусмотренных проходов к Чулману (Каме), Таулы-Булгару («Горной Булгарии» – правому берегу Средней Волги) и Галидж-Булгару (Предкамью с городом Казанью) через Кара-Иргиз (Закамская линия) и в 1662 году, подняв не менее 30 тысяч булгарских бахадиров (доблестных воинов), обрушился на московские пределы (…) В числе нескольких русских крепостей тогда был взят и разрушен Яр (Набережные Челны) (…) Представителем эмира при дворе эмира казаков Рази (Степан Разин), сына Тимбая (Тимофея), был улугбек (булгарский губернатор) Булгар иле и Таулы Булгара Азан, сын Айбулата («Асан Карачуран» русских источников). Он был таким же доблестным бахадиром, как и его отец, служивший представителем булгарских эмиров при дворах урумских (турецких) и калмыцких правителей. С отрядом в 300 всадников он смог навести ужас на неприятеля и разрушить Азак – крепость, которую урусы пытались соорудить в Булгаре (…) А в 1682 году Азан, уже будучи при дворе эмира Джагфара, взялся сорвать наступление урусов на аул Кичи-Буляр под Мензелей (Мензелинском) и с блеском выиграл дело. Тогда Сеид Джагфар воевал против Москвы потому, что она вознамерилась насильственно окрестить булгар Галидж-Булгара (Предкамья) и Таулы-Булгара («Горной стороны»). Однако при этом обе стороны оставили Булгар вне сферы военных действий, ибо тогдашний московский царь Тудар (Федор Алексеевич, 1676-1682) объявил свою династию булгарской и не менее двух раз в году посещал Булгар, как паломник, со свитой в 5 тысяч человек. Его свита останавливалась в том, что осталось от Азака… Его люди говорили, что «Азак» – старое булгарское название Булгара, откуда вышли предки Тудара…» (Юсуф ал-Булгари).

От тех драматических и вместе с тем славных лет до нас дошли произведения каракалпака-булгара Бахши Имана – свод булгарских летописей «Джагфар тарихы» (1680г.) и дастан (поэма) «Две головы» (часть этой поэмы 1691 г. опубликована под названием «Идегей») и ряд стихотворений абыза мусульман Булгара Мавля-Колыя. В одном из своих стихотворений (хикметов) Мавля Колый писал:

«Говорится хикмет в год по хиджри такой:
Одна тысяча восемьдесят восьмой.
Говорится он в граде Булгар над рекой,
Говорит его грешник великий – Колый.
Беспросветно прошли мои годы, друзья,
Под глазами прорыта слезами стезя,
Дни и ночи раскаянье мучит, грызя.
Что отвечу я, раб, перед Божьим судом?…»
                (Перевод Р.Морана)

Юсуф аль-Булгари, сын Мурада и внук Сапар-Али, немало рассказывает о благовейном отношении представителей булгарской династии Тукаев к городу Булгару. Тукаи правили в Булгарском царстве после ухода последнего булгарского царя из династии Ашрафидов Шейх-Гали в Бухару в 1584 г. Юсуф аль-Булгари пишет что «Сары-Бахадир Тукай правил после Шейх-Гали 4 года (1584-1588), Джан-Гали, сын Сары-Бахадира, правил Булгарским царством после отца 31 год (1588-1619), Садыр, сын Джан-Гали, тронными именами которого были Балын-Худжа и Бураш-Худжа, правил 30 лет (1619-1649), Сеид Джагфар-Гали, сын Садыра, правил 35 лет, хотя некоторые считают 34 года, Мурад-Худжа Султан, сын Джагфара, правил 29 лет (1684-1713), Сары-Сеид или Сеид-Батыр, сын Мурад-Худжи, правил 9 лет (1713-1722), Акай, сын Сары-Сеида, правил 17 лет (1722-1739), Карасакал, сын Сары-Сеида, правил Булгарским царством не больше года (1740)… Урусы изгнали его из Булгарского царства, и булгарского правления не стало… Мой отец Мурад аль-Булгари ушел вместе с Карасакалом и потом написал такие строки:

«Когда Карасакал ушёл за Джаик (Урал) – то все Булгарии,
Все чирмыши (финно-угры, чуваши), маджары, калмыки и булгары
Почувствовали себя очень несчастными
И огласили опустошённую страну рыданиями…
Когда Карасакал год назад въехал в город Булгар.
Те руины были только в нем.
А когда Карасакал переплывал Джаик, то урусы
Всю Булгарию превратили в руины…»»
                («Нариман тарихы»)

Русские власти с конца XVII в. сознательно и планомерно обостряли ситуацию на булгаро-российской границе: часто закрывали «коридоры» для прохода паломников к Булгару, самовольно передвигали границу. Так, в 1720 г. русские войска опять передвинули границу далеко к югу и из засады открыли пальбу по большой группе булгарских каракалпаков-паломников, спешащих в Великий Булгар. Несколько десятков ничего не подозревавших булгар, в том числе и дед летописца Юсуфа аль-Булгари Сапар-Али, женщины, дети – были убиты наповал. Разъяренные булгары выхватили сабли и в жарком бою разгромили заставу неприятеля. Об этом пишет Юсуф аль-Булгари.

В 1722г. Великий Булгар посетил российский император Пётр I, в 1767 г. – императрица Екатерина II. Но даже эти приезды «высочайших особ» не спасали Булгар от разрушения православными священниками и не отстававшими от них монастырскими крестьянами. В то время как священники и монахи строили церкви из булгарских надгробий, использовали мавзолеи булгарских святых людей в качестве погребов и в здании Казый Йортэ – мусульманского университета – коптили свиней, крестьяне подрывали сооружения Великого города в поисках кладов и сбывали камни развалин и надгробные памятники «на сторону».

При Петре I в центре Булгара сохранялись более 70 каменных сооружений, при Екатерине II – уже 44, в конце XIX в. – всего 6.

Был неустанным булгарским паломником и великий булгарский ученый, автор последнего булгарского летописного свода «Мустафад аль-ахбад фи ахфал Казан вэ Болгар» («Собрание полезных сведений о Казани и Булгарии») Шихабутдин Марджани аль-Булгари (1818-1889 гг.). Он сам пишет, что 6 июня 1870 г. «вторично посетил город Булгар, прочитал молитву и написал следующие стихи на минарете:

«Словно больше не поднимется на этот минарет муэдзин,
провозглашая истину,
И не восхвалит Аллаха, поминающий.
Как будто не проживал в Булгаре
Верующий в единого Бога и благополучный человек,
И не проводил вечера в беседах на земле его собеседник.
Да, конечно – они ушли вместе со своим временем,
И оно уничтожило их.
Миновали вечера и у них оказались злосчастные судьбы.
Да будет мир над Булгаром –
Его прекрасный воздух поднимает печаль в сердце».
                (перевод А.Н.Юзеева)

История города Булгара. Карта города БулгарК сожалению, Ш.Марджани аль-Булгари писал свой свод до открытия ваисовцами своей первой публичной библиотеки в 1882 г., иначе бы он непременно включил бы в свой труд описание Булгара, сделанное арабским географом аль-Джавалики в 1145 г. и сохранившееся благодаря Даишу Карачаю аль-Булгари в его своде «Нариман тарихы» – гордости ваисовской библиотеки:

«Вокруг этого великолепного города Булгара, а его местные жители с гордостью называют также «Алатура», то есть «Город Бога» –раскинулась степь Азнак или Базнак, по окраине которой протекает река Бэн-Азна (Бездна)… Жители Булгара, построив два канала длиной в фарсанг и в полтора фарсанга, соеденили Бэн-Азну с двумя речками и устроили новую протоку Бэн-Азны – «Азна-Булгар» и три озера, из которых вытекает река Мола-Булгар (Болгарка). При высокой воде небольшие корабли подходят по Молла-Булгару от его порта Кичи Булгар аль-Харидж («Маленький Внешний Булгар») прямо к центру города, от которого порт находится в одном фарсанге (6-7 км.). В ширину, как видно, город тянется на протяжении фарсанга, а в длину, вдоль Итиля (Волги) – на протяжении полутора фарсангов (ок. 10 км.) <…> Степь же достигает ширины пяти фарсангов, а длины – 15 фарсангов. На ее плодородных просторах, занятых обширными лугами с сочной травой и дивными цветами, вода и воздух исключительно приятны. Но еще более прекрасны булгарские девы, каждая из которых – будто госпожа мира. Но из-за продолжительных и суровых зим булгары носят так много разных одежд и мехов, что и мужчины и женщины выглядят несколько мешковато.

Булгар давно находится под властью ислама, и здесь имеются различные по виду и бесподобные мечети – языки не могут прославить, а перья – описать их. Они украшены разноцветными стеклами и платками и, несмотря на массивность прочных оснований, очень стройны и устремлены ввысь своими минаретами. Так что у описывающего их язык обессилит, а перо – сломается из-за невозможности передать всю их красоту… Особенно трудно описать соборную мечеть «Исмаилдан» и университет «Мохаммед-Алам», главный корпус которого называется «Казый Йортэ» («Дворец Правосудия»). Всего в Булгаре 84 мечети, из которых 7 принадлежат шиитам, а остальные – суннитам. Кроме этого, в Булгаре находятся 6 тысяч деревянных и каменных домов, половина которых имеет не менее двух этажей, 600 крупных мастерских с примыкающими к ним лавками, семь огромных караван-сараев, три общественные бани, не считая личных, коих здесь три тысячи…

Не менее 40 мастерских выделывают и обжигают глиняные трубы, которые широко используются во всех городах Булгарии. По одним таким трубам в дома булгар подается вода из специальных водных башен, по другим – горячий воздух печей, согревающий жилье в стужу…

Жители Булгара фанатичны при поддержании чистоты на городских улицах и площадях: они покрыты каменными плитами и убираются несколько раз в день. Все люди, их животные, повозки и вещи при въезде в Булгар очищаются от дорожной пыли и грязи в специальных помывочных при всех въездах в город. В то же время в Буляре насчитывалось 94 мечети, но суннитских было столько же, сколько и в Булгаре… Кроме них, в Буляре имеется семь больших каравансараев, три общественные бани, не считая личных, и семь тысяч деревянных и каменных домов…

Центральные стены и Булгара, и Буляра, имеют по 14 ворот. В Булгаре нет единой, общей внешней стены, и каждый квартал Внешнего города укрепляет себя сам и по своему вкусу, а в Буляре вместо внешней стены высокий земляной вал с частоколом с 10 проездами…»

«Был город в древности седой, Казань затмил он красотой,
Булгар, ислама дом святой, – теперь он превращен в руины.
На дивном месте возведен, он виден был со всех сторон,
Мечетями гордился он, – от них остались лишь руины»

– так писал о городе Булгаре другой знаменитый булгарский паломник – великий булгарский поэт Гали Чокрый (1826-1889 гг.).