Львова З.А. О сборнике Ю.К. Бегунова «Сокровища булгарского народа»

После взятия Иваном Грозным Казани и присоединения к Руси Казанского ханства в ее состав вошла территория, населенная мусульманскими народами - татарами, башкирами - с их многообразной культурой. Православная цивилизация со своими устоями поглотила другую, мусульманскую, с ее верой, образом жизни, культурой и историей. В недрах обеих цивилизаций создавалась своя история - история не только входящих в эту цивилизацию народов, но и других народов Восточной Европы. На Руси писались Повесть временных лет, летописи и сказания. Их авторы пользовались при их составлении кроме своих данных византийскими источниками. А в недрах Казанского ханства и задолго до его формирования в Великих Булгарах на Волге писалась своя история, питавшаяся булгарскими и хазарскими источниками.

Однако судьба этих письменных источников - русских и булгарских была разной. Русские летописи составили основу нашей отечественной историографии. А написанные на булгарском тюрки арабским шрифтом булгарские летописи таились в булгаро-татарской и башкирской среде, не находя выхода в большую науку большого государства. Две исторические традиции развивались отдельно одна от другой, без связи друг с другом. А необходимость в этой связи назревала все больше и больше, и особенно актуальна сегодня. Народы России получили одинаковый политический статус и нуждаются в создании единой истории, составленной с использованием письменных источников всех народов.

Этот очень непростой процесс, в котором примут участие многие исследователи, подчас с совершенно противоположными историческими амбициями, будет длиться очень долго. Но он уже начался.

Прорыв в этом направлении произошел в начале 90-х годов 20в., когда впервые в Оренбурге и Казани был издан русский перевод написанного ранее на булгарском тюрки арабским шрифтом свода сеида Джагфара 1680-го года (1, с.7-323).

Однако, это издание было встречено сдержанно и этому имелись веские причины, так как подлинник свода был изъят у булгар - ваисовцев НКВД в 1939 году в пору яростной борьбы с пантюркизмом и перевода письменности мусульманских народов на кириллический алфавит (5, с.5, 6). Сохранился только русский перевод Свода с переводом древнего тюркского календаря на даты Григорианского календаря. И это дает основание некоторым ведущим археологам и историкам России даже и не читая русского перевода Свода считать его современной подделкой, возникшей в эпоху перестройки, в пору подъема национального сознания народов России.

Однако, автор настоящей рецензии по воспоминаниям своего старшего поколения хорошо представляет и другую эпоху - эпоху 30-х годов, когда интернационалистами стиралась с лица земли русская православная цивилизация. И это дает основания верить, что в 30-е годы могли подвергаться таким же гонениям и другие народы России и, в первую очередь, татары-булгаристы, придающие большое значение своим тюркским предкам - древним булгарам, хранившим в своей среде летописи, написанные на булгарском тюрки арабским шрифтом. Более того, не исключена возможность, что дальновидный процесс перевода мусульман СССР на кириллический алфавит мог быть задуман для расправы над булгаристами. Именно их арестовывали, изымали у них написанные арабским шрифтом древние рукописи и уничтожали, в то время как в семьях рядовых татар спокойно хранились тексты с арабским шрифтом, и их никто не трогал. Это дает основание верить, что в 30-е годы могли иметь место переводы на русский существовавших в действительности древних текстов, в том числе и свода Джагфара 1680 года. И некоторые из них, в том числе входящая в этот свод летопись эмира Гази Бараджа (1229 - 1246г.г.), могут представлять особый интерес именно в плане грядущего слияния русской и булгаро-татарской историографии. Поэтому автор настоящей рецензии в ряде статей пытается реабилитировать один за другим небольшие фрагменты пока только одной их летописей свода Джагфара - летописи 13в. эмира Гази Бараджа - Гази Барадж тарихы, сопоставляя их с Повестью временных лет и с известными автору русскими переводами подлинных арабских, еврейских и византийских источников (http//www.zlata lvova.narod.ru).

И вот что интересно. Пантюркист и мусульманин Гази-Барадж, исходивший в своих писаниях из величайшей роли Великих Булгар в истории Восточной Европы, несмотря на его явную русофобию и юдофобию, доходящую временами до глумления над князьями Киевской Руси и каганами Хазарского Каганата, освещает историю и того и другого государства подчас значительно полнее Повести временных лет и известных еврейских источников, не умаляя а, напротив, вопреки себе возвеличивая роль этих государств и их отдельных представителей.

А это в свою очередь опровергает мнение некоторых исследователей, считающих недопустимым при изучении истории своего народа использовать письменные источники представителей других народов, религий или конфессий, враждебно к нему настроенных.

Дальнейшим шагом вперед к формированию единой истории народов России с использованием ранее остававшихся без внимания письменных источников ее народов можно было бы считать выход в свет в 2007 году организованного Ю.К. Бегуновым сборника "Сокровища булгарского народа" (9, с. 5-302).

Бесспорным украшением сборника является статья академика М.З. Закиева "Лингвистические особенности волжских булгар - главного этнического корня татар".

Однако, в остальной части сборник производит двоякое впечатление. С одной стороны радостно видеть живой интерес авторов к новым источникам по истории народов Восточной Европы и желание ввести их в научный оборот. В работах использован не только изданный в 1993 году Ф. Г.-Х. Нурутдиновым русский перевод свода Джагфара, но и готовящийся им к печати перевод свода булгарских летописей 14 - 18 в.в. Нариман тарихы и многое другое. Эрудиция авторов огромна и значительно превосходит мою собственную.

Но то, о чем я могу судить временами не только радует, но и печалит и даже ужасает полным пренебрежением авторов к каким-либо академическим правилам.

В первую очередь это относится и к статье доктора философии Р.Х. Бариева "Древние и средневековые государства булгар", в которой он взял на себя великую (громких слов я не боюсь) миссию возрождения полностью забытой в булгаро-татарской среде, а в русской историографии и вовсе неизвестной домонгольской истории основных предков современных волжских татар - булгар.

История булгар воссоздается автором по данным русского перевода 1939г. летописей свода Джагфара, главным образом одной из них - булгарской летописи 13в. Гази-Барадж тарихы. Возрождение забытой истории большого народа - великое дело. И главной целью такой работы должно быть то, чтобы ее приняли и оценили в научных кругах и России, и Украины, и Болгарии.

Однако, этому в значительной мере препятствует прежде всего, полное отсутствие аппарата сносок. И это тем более недопустимо, что Р.Х. Бариев использует в статье не только русский перевод свода Джагфара, но и другие источники, в частности статью Ф.Г.-Х. Нурутдинова "Булгары и мировая цивилизация" (6, с. 324-347). Из статьи Ф.Г.-Х. Нурутдинова а, возможно, и из каких-то других источников, Р.Х. Бариевым взяты достаточно спорные сведения о древнейшей истории государства булгар Идель, простиравшегося от Подмосковья до Енисея и об его правящих династиях - скифской, сарматской, аланской и гуннской (9, с. 93, 94).

Гипотеза о существовании у булгар древней могучей цивилизации, которая легла в основу многих цивилизаций мира не нова, и автор имеет полное право ее разделять. Но в переводе свода Джагфара издания 1993 года этих данных нет. А поскольку Р.Х. Бариев, по его словам, воссоздает историю булгар на основе свода Джагфара, то шквальный огонь со стороны официальной науки, который незамедлительно обрушится на Р.Х. Бариева после выхода его статьи, коснется (да еще как коснется!) и русского перевода свода Джагфара, который к теории о мировом значении древней булгарской цивилизации никакого отношения не имеет.

В других случаях Р.Х. Бариев, увлекшись, вместо пересказа свода Джагфара излагает собственное видение исторических событий, полностью отойдя от текста булгарской летописи, но не сообщая об этом читателю, так что все написанное принимается им за изложение текста свода Джагфара.

Так, например, при описании событий середины 9в. Эмиром Гази Бараджем в его летописи эмир с горечью, но беспристрастно пишет о том, как под давлением хазар воссозданный на Днепре Угыр Айдаром на месте Кара-Булгарского Саклана Каганат распался на две части - Баштуйское (Киевское) княжество во главе с князем Джиром и хазарским наместником Ас - Халибом (Дир и Аскольд Повести временных лет) и на Саклан на левобережье Днепра. Оба государства продолжали платить дань хазарам, а сын Угыр Айдара каган Габдулла Джилки был вынужден уйти на Волгу, где он основал мусульманское государство (1, с. 35, 37, 38).

Но в изложении Р.Х. Бариева это выглядит несколько иначе: Габдулла Джилки сам счел нужным перенести столицу своего государства на Волгу, а территорию днепровских владений разделить на две провинции (9, с. 102).

Неточности в изложении свода Джагфара есть и в других местах. Так, говоря о принятии хазарами иудаизма, Р.Х. Бариев использует не данные леописей свода Джагфара, а еврейские документы - известное письмо хазарского царя Иосифа и сочинение Иехуда Галеви или каких-то авторов, которые на них ссылались. Однако, их пересказ неточен. Царь Иосиф и Иехуда Галеви сообщают, что иудаизм стал у хазар государственной религией при царе Булане (2, с. 76, 77, 93, 94, 132), а Р.Х. Бариев называет царя Обадью, правившего позднее и известного своими религиозными реформами (9, с. 100, 101). Но булгарской летописи Гази-Барадж свода Джагфара, которую имеет в виду Р.Х. Бариев, это тоже не соответствует. Согласно Гази-Барадж иудаизм стал государственной религией в каганате при отце Булана и деде Обадьи - Барджиле. Обадья также фигурирует в летописи, но назван другим именем - Бен-Амин (1, с. 25, 28, 29; 4, с. 20).

Перечисленные выше а, возможно, и другие неточности в изложении булгарских летописей свода Джагфара крайне опасны для репутации этого источника, еще не принятого в полной мере в научных кругах.

Однако, начиная со времени исхода Габдуллы Джилки из Башту на Каму и Волгу в середине 60-х годов 9в., изложение Р.Х. Бариева уже не выходит за рамки свода Джагфара и представляет большой интерес как новая страница истории волжских булгаро-татар - потомков древних булгар. Впервые используемые Р.Х. Бариевым богатейшие данные входящей в состав Свода Джагфара летописи Гази-Барадж о становлении Великих Булгар на Волге представляют неоценимый вклад в историю домонгольского периода булгаро-татар Поволжья. Особый интерес представляет завершающая статью таблица с родословной ханов Великих Булгар из рода Дуло начиная от Аттилы (9, с. 126).

В ряде других работ третьего автора сборника доктора, академика Ю.К. Бегунова использованы данные другого свода булгарских летописей 14-18 в.в. - "Нариман тарихы". По словам автора, в 30-х годах этот свод постигла та же участь, что и свод Джагфара, а составленный тогда же русский перевод свода сохранился в той же семье последнего владельца и издателя Джагфар тарихы Ф.Г.-Х. Нурутдинова.

Это вызывает доверие к своду Нариман тарихы. Однако, его перевод еще не вышел в печати и использовать его как неоспоримый письменный источник преждевременно. Тем более, что некоторые приводимые Ю.К. Бегуновым фрагменты летописей свода Нариман тарихы вызывают сомнение.

Имеются в виду так называемые "Поучения Святослава", якобы произнесенные им накануне его похода на Балканы (9, с. 162-168). По данным Ю.К. Бегунова "Поучения" сохранились в составе "Бэрсала тарихы" ("Переяславской летописи"), входившей в состав свода "Нариман тарихы". В то же время в той же статье Ю.К. Бегунова говорится, что "Поучения Святослава", записанные кириллицей на древних дощечках на агильском (балканском) языке были использованы беком Хайджином Муса Балтаварлы (князем Мстиславом Владимировичем) в его поэме.

Эти крайне важные, более того, сенсационные сообщения должны бы были сопровождаться серьезными комментариями автора статей, которых, однако, нет. Непонятно и то, кому могло быть адресовано "Поучение".

Согласно тексту "Поучений" Святослав выглядит как булгарин - тенгрианец, хорошо осведомленный о булгарской мифологии и об истории предшествовавших Киевской Руси тюркоязычных государственных образований на Днепре. И это не противоречит данным Гази-Барадж о родственных связях киевских князей и ханов Великих Булгар и об их происхождении из древнего тюркского рода Дуло (3, с. 154, 155). Но с приходом в Башту (Киев) Салахби (Олега) в 882 году резко изменился этнический состав войска и социальной верхушки Киевского княжества. Теперь она состояла в значительной степени не из булгар, а из славян - новогородцев и скандинавов. Об этом говорит и Гази-Барадж (1, с. 43-45) и Повесть временных лет. В хартиях договоров с греками русских князей войско клянется славянскими богами - Перуном и Волосом (7, с. 25, 35, 39, 52), а тексты этих договоров по некоторым данным были написаны на славянском языке (8, с. 118).

Состоявшее из славян и скандинавов войско не могло придерживаться пробулгарской ориентации, а еще оствавшаяся в княжестве булгарская знать составляла князьям сильную оппозицию, отказываясь воевать с Великими Булгарами и булгарами левобережья Днепра (1, с. 87, 88 и др.). К кому же в таком случае было адресовано "Поучение" ?

Вредит репутации булгарских летописей и введению их в научный оборот и многое другое. В частности, упоминание академиком Ю.К. Бегуновым наряду с ними и статьи Ф.Г.-Х. Нурутдинова "Булгары и мировая цивилизация" (!) о которой было сказано выше , и еще не опубликованного и пока необоснованного нового перевода Велесовой книги А.И. Умнова-Денисова, названного им "Приникание", где говорится о начавшейся еще в доскифское время дружбе булгар и русов.

Обращаться к "Приниканию", принимая или не принимая его текст будет возможно только после публикации А.И. Умновым-Денисовым предлагаемого им перевода с его обоснованием. Однако, даже если прочтение дощечек окажется правильным, все же думается, что они сами могли быть написаны сравнительно недавно (19в.) членами некоей тайной языческой секты, во многом уже утратившей древние знания.

А Ю.К. Бегунов уже теперь, до выхода работы А.И. Умнова-Денисова использует "Приникание" как неоспоримый письменный источник. И это совершенно недопустимо уже и потому, что автор перемежает свои цитаты "Приникание" со ссылками на булгарские летописи.

Комментарии излишни.

Таким образом, академик Ю.К. Бегунов в отношении еще не появившегося в печати свода Нариман тарихы сделал все, что только можно для прочного и долгого неприятия этих уникальных текстов в ученом мире!

Еще одним обстоятельством, препятствующим принятию булгарских летописей в научных кругах, является публикация в сборнике академика Ю.К. Бегунова статьи Б.А. Глашева "Летопись Карчи" как источник по исследованию истории и этногенеза карачаевцев и балкарцев".

По данным Б.А. Глашева в карачаевском роду Хасановых хранились две рукописи, написанные на тюркском, предположительно булгаро-хазарском языке. Одна из них - летопись Ботая была записана греческим алфавитом и пропала после загадочной смерти Магомеда Хасанова, который повез ее в Ленинград. Но советское время не средневековье. Прежде, чем везти летопись ее можно и должно было постранично сфотографировать и сохранить хотя бы копию ее текста.

Вторая летопись сына Ботая Барлыу была переведена с греческого алфавита (?) на арабский в начале 15в. Толгун Чаушегировым, который продолжил летопись. Затем, уже в советское время ее частично переписал кириллицей историк Назир Хасанов. Н. Хасанову не удалось издать летопись. Но как историк и грамотный человек он должен был бы сохранить арабский текст летописи 15в. Почему это не было сделано неизвестно. Затем в 1994 году книга Н. Хасанова была издана в Черкесске. А Б.А. Глашев уже в 2005 г. опубликовал в Нальчике сделанный им перевод трех глав Назира Хасанова.

Тем не менее, если труд Б.А. Глашева предназначен для историков и филологов, он должен был бы наряду со своим переводом переиздать книгу Н. Хасанова, изданную в Черкесске, и принять меры к тому, чтобы найти в архивах семьи Н. Хасанова арабский текст летописи Толгун Чаушегирова 15в. Это необходимо для экспертизы того материала, на котором была написана летопись, характера арабского перевода, каллиграфии и многого другого.

Когда эта огромная и кропотливая работа будет проделана, летопись Карчи будет принята историками как уникальный письменный источник и займет подобающее ей место в кругу других источников. Но пока это не сделано публиковать статью о летописи Карчи в одном сборнике со статьями, посвященными сводам булгарских летописей, ставить их на одну доску по степени достоверности было недопустимо.

Еще несколько статей Ю.К. Бегунова и Ф.К.-Х. Нурутдинова - "Сказание булгарского эпоса об императоре Аскыпа Аттиле", "Князь Владимир Святославович - автор "Слова о полку Игореве", "Куликовская битва в свете булгарских источников: ответ Рустаму Набиеву" значительно превышают компетенцию рецензента и я не смогу их в должной мере оценить, тем более, что некоторые булгарские поэмы (в русском переводе), находящиеся в архиве Ф.Г.-Х. Нурутдинова и использованные авторами статей, еще не опубликованы.

На завершающей сборник статье Ф.Г.-Х. Нурутдинова "История города Булгара " надо остановиться особо, так как в ней отражены все трудности, которые встают при попытках создания новой истории России с использованием уникальных до сих пор неизвестных письменных источников.

Автор касается истории города Булгара и взаимоотношений татар (волжских булгаро-татар) с Русью, затем с Россией, в состав которой вошло Казанское ханство.

Однако, введение в научный оборот новых данных и необыкновенная информативность статьи сочетаются с полнейшей беспомощностью ее автора при составлении научного текста и с полным игнорированием работ по этому вопросу предыдущих авторов, в том числе и много лет копавших Булгар археологов - А.П. Смирнова, Г.А. Федорова-Давыдова, М.Д. Полубояриновой, открывших и исследовавших его культурные слои 10 - середины 13в.

В статье Ф.Г.-Х. Нурутдинов использует русские переводы трех булгарских источников, написанных первоначально на булгарском тюрки арабским шрифтом, но исчезнувших в 1939 году во время компании по переводу мусульман на кириллический алфавит. Переводы хранились в семье Нигматуллиных-Нурутдиновых до 1993 года, когда, как уже говорилось выше, их последнему владельцу Ф.Г.-Х. Нурутдинову удалось издать в Оренбурге и Казани часть из них - свод Джагфара 1680г. Два других упоминаемых автором источника - "Чулман толгау" и свод летописей 14-18в.в. Нариман тарихы еще хранятся в архиве Ф.Г.-Х. Нурутдинова, но должны будут выйти в печати в ближайшее время. Использование в статье неизвестных текстов может вызвать дискуссию, появится необходимость сверки их со статьей, в которой они упоминаются. Однако, в тексте статьи Ф.Г.-Х. Нурутдинова кроме одной подстрочной сноски на эти тексты нет ни одной сноски на использованную литературу или хотя бы указания на то, на какой из трех названных источников автор ссылается в том или ином месте. То же самое касается и использованных в статье сочинений арабских писателей - Ибн-Фадлана, Аль-Мукаддеси, Аль-Идриси, Аль-Гарнати и других. Перевод некоторых из них был сделан самим автором. Но с ним могут не согласиться востоковеды-арабисты. Поэтому автор должен был бы сослаться на то, в какой библиотеке какого города хранятся упоминаемые им рукописи, на № их хранилища, на их инвентарные №№, дать фото арабского текста. Если это книги - внести их в список литературы, сделать постраничные сноски.

Еще одной особенностью работы Ф.Г.-Х. Нурутдинова является использование в ней наряду с историческими данными также древних мифов. Согласно одному из них Булгар, древнейший город мира, был заложен около 15000 г. до н.э., когда на его месте было построено булгарское тенгрианское (?) мольбище. А 22 июня 14950 г. до н.э. (?!) на этом месте была провозглашена первая булгарская империя Идель - "семь племен".

Иногда мифы отражают ход далеких событий, но не в данном случае. В эпоху верхнего палеолита еще не было сложной календарной системы, а на Волго-Камском междуречье обширной, соответствующей целой империи археологической культуры археологами зафиксировано не было.

Но между мифом и историей в работе разграничения нет. Постепенно, тысячелетие за тысячелетием автор доходит до эпохи Аттилы, сведения о которой уже могут представлять известный интерес.

Но приводимые автором ранее фантастические сведения об империи Идель вызовут такое неприятие и такое безграничное недоверие и к статье, и ко всем используемым в ней источникам, что к ним после выхода статьи еще долго не будут даже прикасаться!

Таким образом, статья Ф.Г.-Х. Нурутдинова в этом отношении является как бы антирекламой к еще не появившимся в печати и, вероятно представляющим немалый интерес для историков булгарским летописям. Коснется это и уже изданного Ф.Г.-Х. Нурутдиновым в 1993 году Свода Джагфара, увидевшего свет только благодаря героическим трудам и стараниям Ф.Г.-Х. Нурутдинова. Но… в одном издании с булгарскими летописями , под одной с ними обложкой Ф.Г.-Х. Нурутдинов поместил свою незабываемую статью "Булгары и мировая цивилизация", в которой говорится о мировой роли булгар начиная с ледникового периода, когда они стали первыми металлургами (?), о том, что они были причастны к созданию древних цивилизаций Европы, Азии и Америки и о многом другом (6, с. 324-347).

Открывая книгу, читатель прежде всего знакомится со статьей ее составителя - со статьей Ф.Г.-Х. Нурутдинова и с гневом ее захлопывает, даже не заглядывая в тексты свода Джагфара. Так едва родившийся для науки свод Джагфара был убит его же издателем. "Я тебя породил, я тебя и убью…"

А если сказать коротко о статьях организованного Ю.К. Бегуновым сборника, то они содержат огромную информацию об истории древних булгар, но совершенно не соотвнтствуют принятым в России, да и во всем цивилизованном мире академическим нормам. А это неминуемо вызовет недоверие историковм новым источникам, которые авторы используют. И я об этом глубоко сожалею, так как ранее никому не известные булгарские летописи могут представлять для истории большой интерес.

 

Литература

1. Бахши Иман. Джагфар тарихы. Т. I Свод булгарских летописей 1680г. /Изложение текста Джагфар тарихы на русском языке, сделанное жителем г. Петропавловска И.М.-К. Нигматуллиным в 1939 году. Редакция вестника "Булгария". Оренбург, 1993.

2. Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1932

3. Львова З.А. Некоторые данные летописи "Гази-Барадж тарихы" о народах и государствах Восточной Европы IX в. // Археологический сборник, выпуск 37. СПб Издательство Гос. Эрмитажа, 2005г.

4. Львова З.А. Кем были царь Иосиф и его предки - беками или каганами. // Степи Евразии в эпоху средневековья, том 4, Хазарское время. Донецк, 2005г.

5. Нурутдинов Ф.Г.-Х. (I) Несколько слов о своде. // Бахши Иман. Джагфар тарихы. Т. I Свод булгарских летописей 1680г. / Изложение текста Джагфар тарихы на русском языке , сделанное жителем г. Петропавловска И.М.-К. Нигматуллиным в 1939 году. Редакция вестника "Булгария". Оренбург, 1993

6. Нурутдинов Ф.Г.-Х. (II) Булгары и мировая цивилизация. // Бахши Иман. Джагфар тарихы. Т. I Свод булгарских летописей 1680г. / Изложение текста Джагфар тарихы на русском языке , сделанное жителем г. Петропавловска И.М.-К. Нигматуллиным в 1939 году. Редакция вестника "Булгария". Оренбург, 1993

7. Повесть временных лет. Текст и перевод. 4.1. Подготовка текста Д.С. Лихачева и Б.А. Романова. Ред. В.П. Адрианова-Перетц. М.-Л., 1950

8. Повесть временных лет. Текст и перевод. 4.2. Статьи и комментарии Д.С. Лихачева. Ред. В.П. Адрианова-Перетц. М.-Л., 1950

9. Сокровища булгарского народа. Выпуск 1. Этногенез. История. Культура. Под редакцией академика Ю.К. Бегунова. СПб 2007